Глава IV

ГУННО-АНТСКИЙ ПЕРИОД (370-558 гг.)

1. Предварительные замечания

Вторжение гуннов, которое, как и миграция сарматов в предыдущий период, было обусловлено этническими сдвигами в средней Евразии, имело далеко идущие исторические последствия для дальнейшего развития как западной Евразии, так и собственно Европы. Именно гунны начали "великое переселение народов" (Volkerwanderung), как оно было названо. Аланы были первыми, испытавшими последствия гуннского натиска, а за ними вскоре последовали герулы, бургунды и готы. Отступление этих народов перед наступающими гуннами вылилось в свою очередь в движение других германских племен с их собственных мест, и поскольку все они в то или иное время надвинулись на границы Римской империи, последние оказались вогнутыми или даже разорванными в некоторых местах. Некоторые германцы были допущены в границы империи мирно на условии, что они помогут охранять имперские границы от иных "варварских" племен, надвигавшихся с востока или севера. В других случаях они силой проложили себе дорогу в римские провинции. Как те, кто пришли в качестве союзников императора, так и те, кто пришли как его враги, одинаково провозгласили контроль над оккупированными ими провинциями. Некоторое время каждое племя казалось находящимся в постоянном движении, надвигаясь далее и далее на юг и запад. Вестготы и аланы, расположившись по дунайской границе вторглись сначала в южную Галлию и затем в Испанию, откуда аланы в конечном счете проникли в Африку и поселились в округе древнего Карфагена.

Следуя по стопам германцев, гунны расположились в Паннонии на среднем Дунае. Кампании Аттилы ударили как по Риму, так и по германцам. В этом водовороте большинство западных провинций Римской империи были постепенно поглощены различными германскими племенами, и в конце концов герул Одоакр захватил контроль над самим Римом (476 г.). И теперь новый Рим, т.е. Константинополь, стал столицей империи, или же того что от нее осталось. Фактически выжила лишь восточная часть, и из латинской она изменилась в греко-византийскую. Но на многие столетия вперед Константинополь все же сохранил свой престиж как имперский город - по-славянски Царьград.

Международное значение гуннского вторжения отчасти определялось далеко идущими изменениями в положении анто-славянских племен. Уничтожив могущество остготов, гунны предотвратили возможность германизации анто-славян в Южной Руси. Более того, остатки иранских племен в Южной Руси также были ослаблены. Значительная часть аланов двинулась на запад, следуя исходу готов. В результате роль иранского элемента в жизни ас или антских племен уменьшилась, в то время как славянское влияние возросло. Эпоха гуннского вторжения является, таким образом, в определенном смысле периодом освобождения восточных славян не только от готского, но также и от иранского контроля. Привлекая славянские подразделения в свою армию и используя их как вспомогательные во время своих кампаний, гунны научили военному духу анто-славян.

После смерти Аттилы (453 г.) Гуннская империя раскололась на несколько улусов. Из Паннонии ее орды теперь распространились на восток к черноморским и азовским степям, где они постепенно стали известны как булгары. С ослаблением гуннского могущества славянские племена - как анты, так и склавены - появились в качестве независимой силы. В шестом веке славяне оказывали давление на дунайскую границу Римской (теперь Византийской) империи. Банды славян проникали не только во Фракию и Иллирию но и в собственно Грецию. Таким путем начался обмен между славянами и греко-римским миром; сперва он был враждебным, но со временем стал вполне дружественным.

Славянские подразделения были включены в имперскую армию и время от времени славянские вожди занимали в ней ведущие посты. Так начался процесс постепенной славянизации Византийской империи, в то время как в Бессарабии и на Украине первое славянское государство антов находилось в стадии формирования. Подъем Антского государства, начиная с 558 г., оказался под угрозой вторжения новой кочевой орды, также пришедшей из Центральной Евразии, - аваров. Византийская дипломатия сразу же попыталась использовать аварских пришельцев как союзников Империи против гунно-булгар и славян. Замысел удался, но лишь ненадолго, поскольку вскоре авары направили свое оружие против самой Империи.

Нужно упомянуть хотя бы наиболее важные источники этого периода. Любой перечень современных исторических сочинений должен открываться именем Аммиана Марцеллина (330 -ок. 400 гг.), офицера римской армии, который участвовал во многих восточных кампаниях и был хорошо знаком с описываемыми им событиями. По рождению он был сирийским греком, но писал по латыни. Гуннское вторжение описывается им в XXXI книге его "Истории". Среди греческих авторов пятого века должны быть отмечены Зосима и Приск. Зосима написал "Современную историю", покрывающую период от 270 г. до 410 г. Он жил в Константинополе, занимая важную должность в финансовой администрации, и был хорошо знаком с политикой правительства Восточной Римской империи. Приск - адвокат и профессор философии, уроженец Пании во Фракии. Он был секретарем сенатора Максимина в ходе его дипломатической миссии к Аттиле в 448 г. и написал ценное повествование о ней, из которого, однако, известны лишь детали. Двумя выдающимися людьми среди историков шестого века являются Иордан, которого мы уже встречали, [1] и Прокопий Кессарийский (род. в конце пятого века, умер после 560 г.). Подобно Аммиану Марцеллину, Прокопий лично принимал участие в большинстве описанных им военных кампаний. Он занимал важную должность начальника канцелярии византийского главнокомандующего Велизария. По рождению Прокопий был палестинским греком, а по характеру - двуликим левантийцем. Он возвеличивал Юстиниана в своей книге "О строениях" и порочил того же императора в своей "Тайной истории", которая, разумеется, не распространялась до смерти императора. Однако в главной своей работе "История войн Юстиниана" Прокопий гораздо более объективен и его описание основных событий детализировано и аккуратно. В целом Прокопий был великим историком, и его работа особенно ценна для нашей цели, поскольку он был первым автором, передающим более или менее адекватные данные о славянах. Другая важная работа в этом отношении - "Учебник военного искусства" ("Стратегикон") конца шестого века, написанный Маврикием, которого некоторые ученые были склонны отождествлять с императором Маврикием (582 - 602 гг.). Он был в любом случае написан в царствование Маврикия. Автор учебника естественно заинтересован методами ведения войны потенциальных врагов Империи, среди которых были анты и склавены.

Достоверным источником по истории событий первой части шестого века является хроника комеса Марцеллина (не следует путать с Аммианом Марцеллином), написанная на латыни в первые годы правления Юстиниана. Не будет лишним упомянуть в данной связи, что вплоть до правления Маврикия латинский был официальным языком имперской администрации. Марцеллин был секретарем Юстиниана до его восхождения на трон, и таким образом имел плодотворную возможность использовать официальные документы для своей хроники. Краткие замечания Марцеллина поэтому куда более важны, нежели любое длинное повествование менее информированного автора.

Хроника Иоанна Малала, антиохийского грека, писавшего между 528 и 540 гг., - совершенно иное по своей природе. Малала означает "оратор" (ритор) по-сирийски, но судя по стилю и по неудачной организации содержания книги, кажется непохожим, что ее автор был действительно ритором, т.е. профессором красноречия. Гораздо более вероятно, что он был малоэрудированным монахом. Он предлагает популярный очерк мировой истории со времен творения. С точки зрения изучающего византийскую литературу, хроника Малала имеет особую ценность, поскольку является одной из первых работ в этой литературной традиции, написанной на народном диалекте вместо классического греческого. Лишь последняя часть хроники интересна для нас, поскольку фиксирует некоторые современные автору события. Работа Малала сохранилась в сокращенной форме, но текст может быть реконструирован до определенной степени с помощью раннего славянского перевода такового, равно как и из цитат поздних византийских авторов.

В дополнение к греческим и латинским историческим трудам, не следует упускать из виду значимость сирийской литературы. Хроника Иоанна Эфесского (шестой век) содержит ценные, хотя и краткие замечания о славянском вторжении на Балканский полуостров. Оригинал этой хроники не был целиком сохранен, но некоторые из ее утерянных частей могут быть реставрированы из позднего исторического компендиума - хроники Михаила, якобитского патриарха Антиохии (двенадцатое столетие). Другая сирийская работа, достойная упоминания, - "История церкви", приписываемая Захарии Ритору и написанная около 555 г., содержит выдержки в сирийской транскрипции с греческой хроники епископа Захарии Митиленского, созданной около 518 г. Греческий оригинал утерян.

Что же касается археологических свидетельств, то значительный материал по данному периоду удалось раскопать на юге России, но он не был удовлетворительно классифицирован. Лишь недавно были предприняты попытки отделить древности антов от накопленного материала погребального инвентаря и других находок этого периода.

Не все события гунно-антского периода были изучены в современной исторической литературе с одинаковым вниманием. До недавнего периода история Южной Руси интерпретировалась лишь поскольку ее изучение казалось важным для истории Византийской империи или германских племен. Хотя знаменитая книга Эдуарда Гиббона (1737-94) "Упадок и падение Римской империи" естественно устарела, она не была заменена какой-либо общей работой такой же широты и охвата. Среди более Новой литературы должны быть упомянуты прежде всего общие очерки византийской истории А.А. Васильева и Г. Острогорского. Более детальную информацию читатель может почерпнуть в ценных работах И.А. Кулаковского и Д.Б. Бёри. Книга Джозефа Маркварта "Восточноевропейские и восточноазиатские набеги" (1903) все еще сохраняет свое особое значение для истории хазар, булгар, мадьяр и т. д. Существуют два недавних очерка истории кочевых империй, один по-французски написан Р. Груссе, другой по-английски -У. Макговерном.

Именно Д.И. Иловайский был первым, признавшим важность гуннского периода с точки зрения изучающего русскую историю [2]. Он, однако, излишне упростил дело, отождествляя гуннов со славянами. Значимость антского фона для русской истории была удачно акцентирована Д. Одинцом в его маленькой книге о истоках восточнославянского государства [3]. Недавно большое внимание в советских публикациях было уделено антам. Среди соответствующих исследований особенно ценна статья Б.А. Рыбакова об антах (1939). Наконец, можно упомянуть здесь собственные работы автора об антах, опубликованные в 1938 и 1939 гг.

2. Гуннское вторжение и гото-антская война

Мы уже рассматривали роль гуннов в истории Китая и средней Евразии в их борьбе с йю-ки [4]. При династии Хань (202 г. до н.э. -220 г. н.э.) росло могущество Китая, и гунны страдали от суровых изменений. В течение первого века н.э. китайцы завоевали восточный Туркестан и стали защищать караванный путь от Китая до Средиземного моря, который был чрезвычайно важен для торговли шелком. Под давлением китайских армий орды гуннов отступили на север и запад. Одна из них остановилась в регионе озера Балхаш. И лишь во второй половине третьего века н.э., когда несчастья начались для самого Китая, гунны стали вновь храбрее и возобновили свои атаки на древнюю империю.

В начале четвертого века н.э., после серии поражений, нанесенных гуннами китайским войскам, китайское правительство было вынуждено разрешить части их войти в границы Китайской империи; эти гунны были приняты как вспомогательные подразделения и поселились в приграничном районе, подобно тому как определенные германские и сарматские племена играли ту же роль на границах Римской империи. Однако в середине четвертого века гунны были в свою очередь атакованы с северо-востока племенами предположительно маньчжурского происхождения, которых китайские хроники называют сиен-пи и жен-жен (жуан-жуан). Кажется, что именно давление этих племен в конечном итоге вылилось в движение гуннов на запад. Самая восточная гуннская орда, отступая перед маньчжурами, вытолкнула соседнюю орду на запад, а шок в конечном итоге передался балхашской орде. Часть балхашской орды мигрировала в Туркестан, где они стали известны как эфалитские гунны [5]. Главная орда рванулась далее на запад, двигаясь по северным берегам Каспийского моря, и в конечном итоге проникла в регион нижней Волги. Не позднее 360 г. н.э. гунны пересекли Волгу и атаковали аланов.

Существует разноголосица мнений относительно этнического состава гуннской орды [6]. Некоторые ученые считали их монголами (Паллас, Бергман, Баер, Нойман, Ховорт); другие - уграми (Ст.-Мартин, Клапрот, П.П. Семенов); еще одна группа - славянами (Забелин, Иловайский, Флоринский); и некоторые - тюрками (Куник, Вамбери, Радлов, Аристов). Более или менее общепринятым считается мнение, по которому орда гуннов тюркского происхождения; к ней, однако, присоединились также угры и монголы, а на последних этапах ее движения она включала также некоторые иранские и славянские племена.

Гунны были кочевым народом. Аммиан Марцеллин говорит: "Никто в их стране никогда не вспахивал поля или не дотрагивался до рукояти плуга. У них у всех нет постоянного дома, очага или оседлого типа жизни, и они скитаются с места на место, как беженцы, сопровождаемые фургонами, в которых они живут; в фургонах их жены ткут для них их отвратительные одежды, в фургонах они спят со своими мужьями, вынашивают детей и воспитывают их до зрелого возраста. Никто из потомков в ответ на вопрос не скажет вам, откуда он, поскольку был зачат в одном месте, родился вдалеке от него и взращен еще далее от него" [7].

Относительно гуннских воинов комментарий Аммиана таков: "Они почти приклеены к своим коням, которые, это правда, отважны, но уродливы, и иногда они сидят на них, подобно женщинам, и таким образом делают повседневные дела. На своих конях днем и ночью каждый из этой нации покупает и продает, ест и пьет, и склонившись над узкой шеей животного, предается такому глубокому сну, в котором видит множество снов... [8] Они столь отважны в жизни, что не нуждаются ни в огне, ни во вкусной пище, а едят коренья диких растений и полусырое мясо любых животных, которое кладут между своими бедрами и спинами собственных коней и таким образом немного согревают... [9] Они воюют на расстоянии с метательными снарядами, имеющими заостренную кость вместо обычных (т. е. металлических) наконечников, с чудесным мастерством присоединенных к древку, они также галопируют по местности и сражаются в боевом столкновении мечами, не задумываясь о своих собственных жизнях; и в то время как враги пытаются уберечься от ранений саблей, они кидают арканы из завязанных узлами полос материи на своих противников и вяжут их". [10]

Из описаний Аммиана мы можем предположить, что он в основном обращается к монгольским соединениям гуннской орды. Монгольский тип лица казался столь странным грекам и римлянам, что они верили, что его черты были результатом хирургической операции, проведенной на щеках каждого гуннского ребенка. "...Щеки детей глубоко избороздила сталь от самого рождения, с тем чтобы рост волос, когда они появляются в должное время, контролировался морщинами-шрамами, они взрослеют без бород и без какой-либо красоты, подобно евнухам" [11]. Аполинарий Сидонский, автор пятого века, делает схожие замечания [12].

Теперь обратимся к истории гуннского вторжения. Мы сказали, что аланы первыми испытали главный удар гуннской атаки. Они были не в состоянии его выдержать. Часть их сразу же сдалась и была инкорпорирована в гуннскую армию. Другая часть двинулась в регион Северного Кавказа, усиливая братьев по крови, которые проникли туда задолго до этого [13]. Наконец, значительная группа аланов отступила на север к региону верхнего Донца, который также контролировался аланами и асс-славами еще до гуннского вторжения.

После поражения аланов именно остготы должны были выдержать гуннский натиск. Король Германарих лично повел свою армию против гуннов. Но и остготы оказались им не пара. Их армия была разбита и сам Германарих пал в битве (около 370 г.). По свидетельству Аммиана Марцеллина, король покончил самоубийством [14].

Согласно Иордану, он был тяжело ранен двумя воинами его собственной армии [15]. Эти двое, говорит хронист, были братьями, которые искали возможность отомстить за жизнь своей сестры, ранее казненной по приказу Германариха. Они принадлежали к племени росомонов, одного из ранее покоренных Германарихом. Росомоны, как мы видели, [16] могут быть идентифицированы как роксоланы, то есть рухс-ас. Если это повествование истинно, тогда возможно, что личная месть не была единственным мотивом братьев, и они действовали по совету ас, или аланов, которые к этому времени признали власть гуннов. Мы можем полагать, что это был случай восстания рухс-ас против остготов и что они приветствовали гуннов как своих освободителей.

После смерти Германариха часть остготов и герулов признала власть гуннского хана. Малые группы обоих племен последовали за группой аланов, которые ушли в Северокавказский регион; сильный отряд остготов осел в Тавриде, возможно в качестве вассалов гуннов. Остатки основного монолита остготского народа начали отход на запад по направлению к нижнему Днепру. Группы как герулов, так и бурундов из азовского региона присоединились к отступлению. Остготы избрали взамен Германариха нового короля. Он принадлежал к роду амалов, и его имя, согласно Иордану, было Винитарий; [17] Аммиан, однако, дает ему имя Витимир [18]. Оно звучит достаточно на славянский лад. Возможно, что новый король имел два имени - одно готское, а другое славянское.

Как только отступающие остготы достигли Днепра, они поняли, что путь для дальнейшего отступления на запад блокирован антами, которые жили в регионе Буга. Это была в нашем понимании западная группа антов [20]. Оказывается анты отказались пропустить остготов через их землю, и так началась война между ними. Согласно Иордану, остготы были разбиты в первом столкновении, но позднее преуспели в сломе сопротивления антов. Раздосадованный упрямой оппозицией антов, король Витимир обратился к террору. Захваченный антский царь Боз (Бус) был распят вместе со своими сыновьями и семидесятью антскими вождями (primates) [21]. Судьба Боза послужила сюжетом эпических песен, и даже во времена кампании князя Игоря в 1185 г. н.э. готские девушки еще пели о временах Буса [22].

Поскольку западные анты, разбитые Витимиром, были частью асо-славянского народа, довольно естественным для восточных антов было вмешаться во благо своих соплеменников. Мы уже упоминали, что вместе с ас или аланами восточные анты стали к этому времени вассалами гуннского хана. Они могли теперь действовать только с согласия последнего. Это должно быть принято во внимание при оценке суждения Иордана, что после поражения западных антов, нанесенного Витимиром, гунны выступили против остготов под личным предводительством их хана [23]. Аммиан Марцеллин не упоминает гуннов вовсе в данной связи, но говорит лишь о войне между аланами и остготами. Если мы попытаемся скоординировать эти два сообщения, то должны заключить, что информация Аммиана более точна. Кажется довольно вероятным, что хан послал против остготов не свою главную гуннскую орду, а своих аланских вассалов, в особенности поскольку аланы сами должны были хотеть отомстить за своих соплеменников, западных ас. Характерно, что Аммиан, чье описание этих событий очень коротко, не проводит различия между западными и восточными ас или аланами, но упоминает обобщенно о войне между аланами и готами. Очевидно, что для Аммиана атака Витимира на западных антов была лишь эпизодом алано-готской войны как целого.

Он говорит: "После его (Германариха) ухода Витимир был сделан королем и некоторое время противодействовал халанам... Но после многих поражений, которые он выдержал, он был подавлен силой оружия и умер в битве" [24].

Последняя битва между аланами и остготами имела место на реке Ерак (теперь называемой Тилигул) [25] около 375 г. н.э. Иордан, используя возможно какую-то старую сагу, описал эту битву как дуэль на луках между царем гуннов (т.е. аланов) и королем остготов. Первый убивает второго своей стрелой [26]. По Иордану, имя царя гуннов (т.е. в данном случае аланов) было Баламбер. Схожее имя носил позднее готский предводитель, внук Витимира: Balameroz в греческой транскрипции, согласно Приску; [27] Валамир, по мнению Иордана [28]. Баламбер - возможно ре-транслитерация на латинский греческой транскрипции (Balameroz) имени Валамир. Это имя, в свою очередь, возможно имеет славянский источник (ср. славянское Велемир) [29]. Принимая во внимание тесный симбиоз аланов и восточных славян, не будет ничего удивительного в том факте, что правитель аланов имел славянское имя.

3. Великое переселение и западная эмансипация аланов

Поражение остготов, нанесенное аланами, создало основание для дальнейших действий гуннов против готов. Аланы играли роль гуннского авангарда. После удачных действий авангарда основная армия гуннского хана - т. е. собственно гуннская орда - была приведена в движение. Для остготов не оставалось ничего иного как отступить далее на запад к берегам реки Днестр. Здесь они построили укрепленный лагерь и попытались закрепиться. Юный сын Витимира Видерих был избран королем остготов. От его имени делами управляли два вождя: Алатей и Сафрак. Имя последнего звучит скорее на иранский лад, нежели на готский.

Разворот событий в черноморских степях также затронул вестготов, для которых Днестр служил восточной границей. Их властитель по имени Атанарих, титул которого был "Судья", решил противостоять нападениям гуннов и сконцентрировал свою армию на западном берегу реки. Вестготы, однако, не соединились с остготами; две армии действовали независимо друг от друга. Гунны быстро использовали это отсутствие единства и координации между своими врагами. Они решили сперва заняться вестготами. Переправившись ночью через реку, гунны атаковали лагерь Атанариха без предупреждения. Вестготы отступили в полном беспорядке к линии реки Прут, но не смогли закрепиться даже там [30].

Вскоре дезорганизованные банды вестготов появились на северном берегу реки Дунай, умоляя римских официальных лиц разрешить им войти во Фракию, с тем чтобы там поселиться [31]. Остготы шли следом и также расположились лагерем на берегу Дуная, ожидая своей судьбы. Император Валент согласился принять готов внутри империи, намереваясь использовать их как вспомогательные войска для защиты пограничной линии. Он поставил, однако, два условия: готы должны были послать своих заложников в Константинополь и пообещать сдать свое оружие римским официальным лицам до пересечения реки. Как и предполагалось, заложники были посланы, но было сдано только небольшое количество оружия, поскольку греческие чиновники оказались готовы разрешить любому готу сохранить его оружие за малую взятку. Пересечение реки было плохо организовано; не было достаточного количества лодок и на южном берегу Дуная не было подготовлено продуктовых лавок - вследствие этого разразился голод среди вестготов, которые переправились первыми. Имперский комиссар использовал эту ситуацию, предлагая хлеб "варварам", которые бы передали своих женщин и детей в рабство.

В конце концов голодающие и отчаявшиеся банды вестготов восстали и ворвались во Фракию, грабя все на своем пути (осень 376 г.). Остготы, которые пересекли Дунай без ожидания разрешения от имперского комиссара, шли следом. Итак, Восточная империя встала перед лицом готского вторжения. Осенью 377 г. случилась кровавая, но малозначимая битва между войсками вестготов и римлянами при Маркианополе. Вестготы понесли тяжелые потери и, не полагаясь на свои собственные силы, призвали как остготов, так я аланов на помощь. Император Валент самолично предводительствовал войсками против объединенных сил "варваров". Решающая битва состоялась при Адрианополе. Остготская и аланская кавалерия прорвала линии римской армии и в дальнейшей сумятице вестготы разнесли на куски римскую пехоту. Сам император погиб в битве (9 августа 378 г.).

С большими трудностями новый император Феодосий I, один из выдающихся полководцев той эпохи, сумел восстановить римскую армию и отделить аланов от готов. После того как первые ушли на север, последние были приведены к некоторой степени подчинения и признали себя союзниками империи (foederati). Как таковые вестготы получили земли для поселения во Фракии и Македонии, а остготы в Паннонии (380).

Тем временем гунны, отбросив готов из Бессарабии, не пошли дальше и оставили Дакию на попечение аланов. Вскоре основная гуннская орда вновь пересекла Днестр, двигаясь на восток и на некоторое время остановилась в черноморских степях между этой рекой и Волгой. Гунны также уделяли большое внимание Северо-кавказскому региону и постепенно установили там свой контроль. Банды аланов, остготов и герулов, которые искали убежища в этом регионе после 370 г., были теперь вынуждены признать сюзеренитет гуннского хана. В 395 г. гунны проникли в Закавказье и даже совершили набег на Сирию [32].

На западе аланы, действуя как вассалы гуннского хана, очистили Дакию от остатков различных германских племен, осевших в этом регионе, таких как вестготы, тайфалы, гепиды, бургунды и т. д. Большинство из них пошли далее на запад к региону среднего Дуная; некоторые группы признали власть аланов. Основная аланская орда теперь обосновалась в Бессарабии и Молдавии, а река Прут стала известна как "Аланская река" [33]. Возможно, к этому периоду можно отнести основание Ясы (Иаси), "города ас", т.е. аланов. Он упоминается как "рынок ас" (асский торг) в русских летописях четырнадцатого века [34]. Аланы, однако, не ограничились лишь Дакией. Вскоре некоторые их группы, поддерживаемые иногда гуннами, двинулись в район среднего Дуная. Не позднее 380 г. аланская банда пересекла реку Тиссу и вошла в контакт с язигами, обитавшими в это время между Тиссой и Дунаем, а также с вандалами, которые поселились в Паннонии к западу от среднего Дуная.

В то время как аланы к концу четвертого века тяготели к экспансии в западном направлении, их господа гунны не выказывали интереса к каким-либо собственным агрессивным действиям в Европе. Напротив, они демонстрировали желание вести переговоры с Римской империей. Император Феодосий I (379 -95 гг.), а затем Стилихон, правитель западной части империи (395 - 408 гг.), не упустили возможности установить дружеские отношения с подозрительными кочевниками. Дважды в начале пятого века (в 402 г. и 405 г.) гунны и аланы помогли Стилихону отразить атаки некоторых германских племен [35]. Только благодаря мудрой политике Феодосия и Стилихона, которые последовательно развивали дружественные отношения с гуннами, аланами и готами, империя была в состоянии пережить тревожные десятилетия конца четвертого и начала пятого века. Вербуя "варварские" подразделения на имперскую службу, эти правители преуспели во вливании здоровой молодой крови в стареющие вены империи.

С военной точки зрения, варвары были лучшими солдатами, нежели деморализованное местное население. К счастью для империи, в казне было еще достаточно золота; часть варварских войск также наделялась землей вместо денег. Итак, "готы, гунны и аланы присоединились к армейским рядам и сменяли друг друга в качестве часовых" [36]. Некоторые из них заняли высокие посты в имперской армии и администрации. Стилихон был вандалом по рождению. Император западной части империи Грациан был благосклонен к аланам, из числа которых был сформирован специальный полк гвардии. Грациан обычно носил аланское одеяние и опоясывался аланским оружием [37]. Полк аланской гвардии не был упразднен даже после его смерти (383). Comites Alani упоминаются в Notitia Dignitatum начала пятого века [38].

Мы видели, что аланские банды появились на берегах среднего Дуная уже в 380 г. Приток аланов в Паннонию продолжался и позднее, до того периода, когда в начале пятого века там уже сконцентрировалась их значительная часть. В 406 г. орда аланов присоединилась к вандалам в их движении на Галлию. Дальнейшие кампании западной аланской орды имеют большое значение для истории Европы и, как мы увидим вскоре, Африки, нежели для России. Однако и они должны также до определенной степени интересовать изучающего русскую историю. Из всех народов, которые вторглись в Южную Русь в сарматско-готский и гуннский периоды, аланы пустили наиболее глубокие корни на Руси и вошли в наиболее тесную связь с местным населением - в особенности со славянами, - нежели какое-либо иное кочевое племя. Как нам известно, именно аланские роды организовали славянские племена антов, и мы можем предположить, что существовали антские (асо-славы) и русские (рухс-ас) соединения даже в западной аланской орде. Западная экспансия аланов была, таким образом, в определенном смысле первым русским вторжением в Европу.

Во время пришествия аланов и вандалов Галлия была в состоянии хаоса [39]. Значительная часть страны была еще по крайней мере номинально под властью Рима, поддерживаемой при помощи легионов, призванных из Британии. Эти легионы не были достаточно сильны, однако, чтобы прекратить вторжение различных германских племен. Франки проникли в северо-западную часть Галлии, в то время как бургунды последовали по стопам аланов и вандалов. Вскоре аланская орда, которая вошла в Галлию, раскололась на две части. Одна, под предводительством Гоара, заключила соглашение с местными римскими властями. Другая, под предводительством Респендиала, осталась верной вандалам. Последние столкнулись с франками и погибли бы, если бы аланы Респендиала им не помогли. И все же франкская атака имела выход в дальнейшей миграции вандалов. В 409 г. они двинулись в Испанию, сопровождаемые воинами Респендиала. Союзники легко завоевали страну, которую поделили между собой (411). Аланы получили часть провинции Луэитания и Картагена. Имя города Антия, которое приводится в учебнике анонимного географа из Равенны [40], может быть отмечено как свидетельство алано-антской колонизации Испании в этот период.

Возвратимся к судьбе аланской орды Гоара [41]. Гоар предпринял некоторые усилия для оживления римской власти в Галлии, для чего вступил в соглашение с бургундами. Галло-римский офицер по имени Иовин был по инициативе Гоара провозглашен императором (412). Однако до того как у Иовина появилось достаточно времени для укрепления своей власти, новая варварская орда ворвалась в Галлию - вестготы. Мы видели, что в начале правления Феодосия I вестготы осели в Македонии и Фракии в качестве союзников Империи. Они конечно же оказались очень беспокойными союзниками, в особенности под предводительством энергичного Алариха, который был избран их королем в 395 г. И вскоре Аларих организовал походы как в Грецию, так и в Италию. Стилихон, правитель западной части империи, должен был применить все возможные меры защиты от вестготов, но в 408 г. пал от руки убийцы, и уже никто более не мог противодействовать Алариху. Вестготы оккупировали Италию и в итоге разграбили сам Рим (410 г.). Вскоре Аларих умер и его наследник Атаульф согласился мирно покинуть Италию при условии, что он получит административную власть над Галлией.

Весной 412 г. вестготы пересекли Альпы и от имени императора Гонория оккупировали южную Галлию. Положение претендента Иовина, выдвинутого аланами, стало рискованным. Ему не удалось заключить соглашения с вестготами, и в итоге он был арестован и казнен (413). Следующим шагом Атаульфа было назначение собственного императора в Галлии, некоего Аттала. Последовал период смуты. В 414 г. вестготы атаковали город Бурдигала (теперь Бордо). Паулин, римский префект Бурдигала, бежал в соседний город, из которого он послал гонца царю аланов (возможно, Гоару), прося его о помощи. Сильное аланское подразделение было тогда выслано царем для защиты Паулина, и вестготы отступили [42].

В 416 г. они вторглись в Испанию и атаковали единые силы аланов и вандалов. В течение двух лет вестготы вытесняли своих врагов на юг, и в 418 г. они нанесли сокрушительное поражение аланам близ Тартеса (теперь Кадис). Царь аланов Аддак был убит в битве, а аланская орда получила такой удар, что ее остатки теперь смешались с вандалами [43]. Предводитель последних принял титул короля вандалов и аланов. В 427 г. как вандалы, так и аланы мигрировали в Северную Африку и поселились в районе Карфагена (ныне Тунис) [44]. Королевство вандалов и аланов в Африке просуществовало более столетия до правления Юстиниана.

4. Гуннская империя на Дунае

У нас был повод упомянуть, [45] что аланы играли роль гуннского авангарда в регионе нижнего и среднего Дуная (соответственно Дакия и Паннония). Натиск из Паннонии в Галлию в 406 г., вероятно, был предпринят аланами независимо от гуннов. Однако, возможно, не прервались связи между аланской ордой, которая пошла на запад, и той, что осталась в Дакии. Даже после перемещения западной ветви аланов в Африку западные и восточные аланы находились в контакте друг с другом и таким образом стали посредниками между Аттилой, ханом гуннов, и Гейзерихом, королем вандалов и аланов.

Вскоре после миграции на запад аланов из Паннонии сами гунны двинулись в западном направлении. Следует отметить, что миграция вестготов в Галлию [46] оставила еще больше места для пришельцев в регионе среднего Дуная. Степи этого региона были хорошо приспособлены для кочевого образа жизни, что привлекло сюда различные кочевые орды задолго до прихода гуннов. Паннония была также важна со стратегической точки зрения, поскольку представляла собою удобную базу операций против Балкан и Италии. Естественно, что гунны должны были заинтересоваться этим регионом. К 420 г. сильная гуннская орда обосновалась в степях региона среднего Дуная. Она состояла из трех улусов, каждый из которых возглавлялся своим собственным ханом. Один из трех ханов Роила (Ругила) рассматривался как главный хан. Два других хана были, возможно, его братьями; их имена соответственно были Мундзук и Октар [47].

Правительства как Рима, так и Константинополя старались иметь дружественные отношения с гуннами. Константинополь согласился ежегодно платить "подарки" хану. Рим послал в его ставку молодого гвардейского офицера Аэция в качестве заложника. Аэций провел несколько лет при дворе хана Роилы и смог завоевать его дружбу, равно как и подобное расположение некоторых влиятельных гуннских вождей. Это все оказалось весьма полезным для него впоследствии, когда он вернулся в Рим. Аэций надеялся править империей, как до него это делал Стилихон, и даже более, нежели Стилихон, он надеялся на дружественные отношения с гуннами для своего восхождения к власти. После смерти императора Гонория (423 г.) Аэций поддержал кандидатуру некоего Иоанна, гражданского служащего. По запросу Аэция хан Роила обещал послать в Италию сильную армию гуннов и аланов. Армия, однако, прибыла слишком поздно; Иоанн был уже побежден поддерживавшими мальчика Валентиниана, племянника покойного Гонория. Константинопольское правительство послало дополнительные войска для поддержки Валентиниана. Командующим контингентом был Ардабур, алан по рождению. Благодаря своим аланским связям, Ардабуру удалось достигнуть соглашения с экспедиционным корпусом хана Роила [48]. Битва не состоялась, и Аэций получил прощение. Он возвратился в Рим и постепенно восстановил свое влияние при римском дворе.

В то время как дружественные связи между гуннами и Римом были восстановлены таким путем, гунны скептически относились к схемам константинопольского правительства. В 424 г. император Феодосий II согласился заплатить 350 фунтов золота как годичную дань ("подарок") хану [49]. С другой стороны, Феодосий нанял несколько гуннских подразделений в качестве вспомогательных, что противоречило его соглашению с ханом. Роила поэтому запротестовал и потребовал увольнения всех гуннов с имперской службы и выдачи ему. Константинопольское правительство отказалось это делать, и Роила соответственно послал свои гуннские и аланские войска во Фракию.

Источниковые свидетельства относительно этой гуннской агрессии редки и в определенной мере противоречивы. Это событие кратко упоминается церковными историками Сократом [50] и Филосторгием [51]. Патриарх Прокл (434-47 гг.) посвятил одну из своих проповедей гуннскому вторжению [52]. В ней он вспомнил предсказание Иезекииля относительно принца Рош и Мешлех [53]. Возможно как раз, что Прокл должен был подумать о библейском Рош в присутствии рос или русь (рухс-ас) в армии Роила. В этом случае его проповедь должна содержать первое упоминание о асо-славянской рос (русь) в византийской литературе [54].

В середине кампании Роила скончался, и гунны отступили для того, чтобы избрать нового хана. Сыновья хана-соправителя Мундзука, Аттила и Бледа были избраны с тем, чтобы заменить Рорлу, и именно Аттила получил реальную власть [55]. Аттила был одним из тех неукротимых завоевателей мира, которые время от времени преуспевали в объединении кочевых племен в могучую империю. Подобно Чингиз-хану, он был не только военным гением, но также очень одаренным государственным деятелем. Безжалостный на войне, Аттила не был жесток по природе. Его лицо было смуглым, с маленькими, глубоко посаженными глазами, широким носом и жидкой бородой. Его спокойное достоинство и жесткий взгляд впечатляли всех, кто сталкивался с ним, и одно племя за другим признавало его в качестве своего властителя. Тип гуннского преуспевания был одинаков во многих случаях. Сначала врагу наносилось быстрое военное поражение; затем следовали дипломатические переговоры, связывающие его накрепко с гуннской ордой. Личное влияние великого хана завершало затем задачу слома воли бывшего врага.

В своих переговорах с Константинополем Аттила первоначально показал скорее стремление к миру, нежели к войне. В 434 г. его посланники встретились с послами Феодосия на поле вблизи от берега Дуная, в устье реки Морава. Согласно гуннскому обычаю, послы обеих сторон оставались верхом на лошадях на протяжении переговоров. Условия соглашения были тяжелы для империи. Император согласился выдать гуннов, принятых ранее на имперскую службу, и более не прибегать к их помощи; не помогать никакому государству против гуннов; разрешить гуннским купцам свободный доступ в приграничные города и увеличить ежегодную дань с 350 до 700 фунтов золота [56]. Этим договором Аттила получил важные преимущества по отношению к константинопольскому двору, и чувствуя, что положение гуннов на Балканах довольно безопасно, он решил воспользоваться свободой действий в других регионах. Его внимание обратилось к восточному направлению, где его главной целью стала консолидация власти гуннов в Северокавказском регионе [57]. В результате опасность для Константинополя отодвинулась на семь лет.

В то время как константинопольский двор пообещал не принимать гуннов в свою армию, правительство Рима, благодаря дружеским отношениям между Аэцием и гуннскими вождями, с удовольствием пользовалось помощью как гуннов, так и аланов в борьбе против германцев. Именно с помощью гуннских и аланских вспомогательных подразделений Аэций смог вести войну против бургундов и вестготов и отбросить последних из Нарбонны в южной Галлии (435 - 439). После этого Аэций раздал земли для поселения в районе Нарбонны аланскому вождю Самбиде и его орде (439) [58]. Марсельский священник Сальвиан, писавший между 439 и 451 гг., говорит об этих аланах как неблагоразумных людях, но менее коварных, чем готы [59]. Годом позже (около 440 г.) другой аланский вождь Еохар получил для своей орды земли в Арморике, между нижней Луарой и Сеной [60]. Имя Еохар может быть выведено из осетинского языка: ieukhar означает "едок проса" по-осетински [61]. В "Галльской хронике" (около 440 г.) зафиксировано, что во времена поселения на новых землях аланы встретились со значительным сопротивлением, которое, однако, было сломлено [62]. Имя реки Дон, притока Видены, может рассматриваться как свидетельство аланской колонизации в Арморике [63].

Вновь обратимся к гуннам. Мы упомянули, что вскоре после его договора с императором Феодосием (434 г.) Аттила повел свою главную орду на Кавказ. Около 440 г. ему удалось установить полный контроль над Северным Кавказом, и он был готов вернуться на запад для получения должной дани от константинопольского двора, который задерживал платежи. Положение Восточной Римской империи было в этот момент довольно сложным. Основная армия Феодосия была на персидской границе; другой вооруженный контингент был выслан на Сицилию для подготовки атаки на владения Гейзериха в Северной Африке. Дунайская граница была оставлена практически без защиты.

Поскольку Аттила находился в дружеских отношениях как с Гейзерихом, так и с Сасанидским шахом Ездигердом П, он хорошо знал о положении имперских войск. Очевидно существовала тесная координация действий между тремя правителями -Аттилой, Ездигердом и Гейзерихом, - которая вылилась в контроль Аттилой дунайского театра военных действий. В 441 г. гуннские кавалерийские эскадроны появились вновь на берегах Дуная. Взяв атакой крепости Сингидун (теперь Белград) и Виминациум, они двинулись на юг через долину реки Морава и вскоре достигли Наисса (Ниша), после чего они повернули на восток по Константинопольской дороге и проникли по дальности до фракийского Херсонеса (Галлиполи), не встречая какого-либо серьезного сопротивления со стороны римских войск. Гунны, казалось, были готовы штурмовать Константинополь, но когда император запросил мира, Аттила согласился на переговоры. Реально город был защищен сильным гарнизоном, для укрепления которого правительство отозвало войска как с персидского фронта, так и из Сицилии, а также в дополнение наняло банду воинственных анатолийских горцев - исавров. Согласно условиям договора (443 г. н.э.), император согласился выдать дезертиров и выплатить задолженность в дани, достигавшую 6000 фунтов золота [64].

В следующем году Аттила отстранил от власти своего брата Бледа и стал высшим правителем гуннских орд от Кавказа до Дуная. Гуннское ханство таким образом стало наиболее могущественным государством своего времени, а двор Аттилы центром международной политики и интриг. Среди помощников хана были аланы, греки, германцы и римляне. Одним из его секретарей был римский аристократ, посланный к нему Аэцием, а сын Аэция провел некоторое время при дворе Аттилы как заложник. По сообщению Приска, который был секретарем имперского посольства 448 г., [65] мы имеем достаточно ясную картину двора Аттилы. Его штаб вырос в настоящий город, защищенный деревянными стенами. Внутри за стенами находились многочисленные деревянные дома, некоторые сооруженные по типу огромного бревенчатого строения, а другие были покрыты резными досками. Дворец самого Аттилы, построенный на холме, был также бревенчатого типа, но очень просторен. Близ дворца его главной жены и домов его адъютантов находились на некотором расстоянии кладовые и другие вспомогательные сооружения, среди которых была и каменная баня.

Во время своего путешествия из Константинополя до штаба Аттилы Приск встретил многих греков, прежде бывших пленными, а теперь наслаждавшихся полной свободой. Они сообщили Приску, что жизнь в царстве Аттилы легче, нежели в Римской империи. Им особенно нравилось отсутствие налогов. В то время как население империи страдало от вымогательств и злоупотреблений сборщиков налогов, Аттила вовсе не собирал налогов со своих подданных. У него не было нужды заботиться о налогах, поскольку казна была всегда полна трофеями войны и византийской данью.

Гуннская армия была страшной силой. Ее основное звено, как и в случае с другими кочевыми народами, состояло из кавалерии. Как кавалеристы гунны и их вассалы аланы не знали себе равных. Но оказывается, что гунны, как позднее монголы, были хорошо осведомлены о военной инженерии. У них были приспособления для проламывания даже сильных каменных стен римских крепостей. Возможно, что гунны первыми ознакомились с осадной техникой в Китае. Также возможно, что после соглашения Аттилы с Йаздагардом (440 г.) последний мог послать ему несколько персидских инженеров. И без сомнения, когда гунны проникли через римскую фортификационную линию по Дунаю, они должны были получить полные познания о римских военно-инженерных приспособлениях. Римские инженеры, пленные и дезертиры, могли наниматься для постройки осадных машин для хана. Согласно описанию осады Наиссы Приском, [66] они использовали высокие подвижные платформы, защищенные парапетами из ветвей и покрытые шкурами. На них помещались лучники, и они подвозились близко к стенам городов. Когда солдаты противника под ужасным ураганом стрел и снарядов оставляли валы, тараны и лестницы подвозились к стенам и воротам города, который вскоре брался.

Кажется возможным, что кроме аланских соединений в гуннской армии были славянские соединения. Славянский язык должен был широко использоваться в государстве Аттилы. Согласно Приску, когда византийское посольство пересекло Дунай на пути к штабу Аттилы, местные жители угощали греков напитком, который они называли, medoz, что конечно же и есть славянский мёд. Служащим посольства предлагали и другой тип напитка, сделанного из ячменя, известного как camoz - т.е. славянский квас [67]. Еще одно славянское слово, упоминаемое Иорданом: страва ("поминки") [68].

5. Последние годы правления Аттилы [69]

Двор Аттилы всегда был полон иностранных агентов, некоторые из них были действительно дипломатическими представителями, другие - шпионами, диверсантами и даже будущими убийцами. Для противодействия им Аттила должен был создать собственную разведку. Характерная история относительно взаимной игры шпионажа и интриги рассказана Приском. В 448 г. Аттила послал в качестве своего представителя в Константинополе Едекона, искренне преданного ему германца. Когда Едекон прибыл в столицу, с ним установил контакт Вигила, гот на имперской службе, попытавшийся подкупить его с целью убийства Аттилы. Схема была разработана влиятельным византийским придворным евнухом Хризафом, агентом которого и был Вигила. Едекон попытался продемонстрировать заинтересованность предложением. Следующим шагом Хризафа было включение Вигилы в качестве переводчика в состав византийской дипломатической миссии, направленной к Аттиле, в которой сенатор Максимин был главой, а Приск секретарем. Вигила взял с собой мешок золота для Едекона в качестве платы за помощь в организации убийства Аттилы. Согласно Приску, ни он, ни Максимин ничего не знали об этом. Миссия Максимина без затруднений прибыла в штаб Аттилы. Вигила предполагал передать золото Едикону не сразу по прибытии миссии, а после того, как Максимин завершит переговоры и будет близок к отъезду. Но поскольку Едекон оставался верен Аттиле, план Вигилы был неверен. Хан приказал обыскать его и его мешок с золотом был захвачен как свидетельство заговора. Аттила сначала хотел его казнить, но потом изменил намерение и предложил освободить его за выкуп в 50 фунтов золота. Сын Вигилы был послан в Константинополь для сбора денег, а до его прибытия Вигила был посажен под арест. По получении выкупа Аттила освободил Вигилу, но теперь потребовал выдачи евнуха Хризафа. Феодосий был вынужден предложить хану еще золота для спасения жизни Хризафа.

В то время как Константинополь посылал все больше и больше золота Аттиле в Рим, хан вынашивал план женитьбы. Кажется инициатива в этом деле принадлежала амбициозной принцессе Гонории, сестре императора Валентиниана III. Боясь потери трона в результате интриг Гонории брат решил выдать ее замуж за какого-либо лояльного по отношению к нему придворного, и в 450 г. она была насильственно помолвлена со старым сенатором, которого она презирала. Именно тут Гонория предприняла сильный ход: она тайно послала своего доверенного евнуха к Аттиле для передачи своего обручального кольца и просьбы о защите. Аттила быстро уловил потенциальные политические преимущества, которые он мог извлечь из этого брака, и сразу же послал своего представителя в Рим, прося руки Гонории и половину империи в качестве приданого. Император Валентиниан, однако, отказался принять Аттилу как деверя. Гонория была посажена под арест. До этого времени Аэций, действительный глава римского правительства, был, как мы видели, [70] "умиротворителем" по отношению к гуннам. Теперь, кажется, войне не было альтернативы, и Аэций начал подготовку к ней со всей присущей ему энергией.

Если раньше политика Аэция состояла в подавлении германцев при помощи гуннов, то теперь он попытался получить германскую поддержку против них. Ему удалось создать могучую коалицию, в которой согласились участвовать вестготы, бургунды и франки. Со своей стороны, Аттила был также активен на дипломатическом поприще. Ему удалось подорвать единство франков, и в то время как два старших брата-соправителя поддержали Аэция, младший перешел на сторону Аттилы. Если вестготы были союзниками Аэция, то остготы соединились с Аттилой. Гейзерих, король вандалов и аланов, также вошел в соглашение с Аттилой.

Война 451 г. прошла на полях Галлии. Кампания началась с быстрого передвижения Аэция и Аттилы к укрепленному городу Аврелиан (Орлеан), принадлежавшему Сангабану, правителю аланской орды, осевшей в Арморике [71]. Аттила надеялся, что Сангибан сдаст город и перейдет на сторону гуннов с аланами. Дело, однако, обернулось совсем по-иному, поскольку первым достиг Орлеана именно Аэций, приведя с собою вестготов. Аланы, хотя и несколько неохотно, подчинились Аэцию.

Аттила тогда обошел город с севера и остановился на "Campus Mauriacus" близ современного Труа. Именно здесь произошла знаменитая Битва Народов в июне 451 г. [72] На стороне Аттилы, кроме гуннов и восточных аланов, были гепиды, остготы, герулы и часть франков. Силы Аэция состояли из римских легионов (рекрутированных в основном из Галлии и Германии), вестготов, бургундов, франков и ненадежных арморикских аланов. Битва была кровавой, но ничего не решившей. Поскольку основная часть поля осталась под контролем вестготов, Аэций похвалялся, что победа была за ним. Однако он не предпринял вновь атаки на следующий день. Через некоторое время Аттила увел свою орду назад в Паннонию, в то время как вестготы отступили на юг к Тулузе.

Гуннская угроза не подошла к концу, и осенью 451 г. Аттила начал подготовку для вторжения в Италию. Положение этой страны было ужасным. Хотя Аэций мог мобилизовать вестготов для защиты Галлии, он боялся призвать их в Италию, которую они могли сами оккупировать. Весной 452 г. хан начал свою итальянскую кампанию. Он вел свои войска через горные тропы Юлийских Альп, не встречая сопротивления, и окружил Аквилейю. Взяв крепость после продолжительной осады, он направился дальше к Милану. Здесь он принял римских посланников - папу Льва и двух сенаторов. После переговоров с ними Аттила завершил кампанию и вернулся в Паннонию.

Римляне приписали отход великого полководца заступничеству святых Петра и Павла. Столетия спустя Рафаэль обессмертил встречу хана и папы в ватиканской картине. Однако могли быть существенные основания для решения Аттилы. Из-за плохого урожая предыдущего года, голод и мор распространились по Италии. Византийские войска в Иллирии угрожали разрывом гуннских линий коммуникации. Никакого договора не было подписано, и Аттила не снял своего притязания на руку Гонории. Но он решил пока нанести удар по Византии вместо Рима. Среди подготовки к кампании против Константинополя он отметил свадьбу с молодой германской красавицей Ильдико. Утром после свадебной ночи Аттила был найден мертвым (453 г.). Неизвестно, умер ли он от инсульта или был отравлен своей невестой, как шла молва [73].

6. Регион Азова, Таврида и Северный Кавказ в четвертом и первой половине пятого века

В предшествующем обозрении гуннской истории мы сконцентрировали наше внимание на западной экспансии гуннов и лишь поверхностно упомянули их кавказскую кампанию. Однако мы должны помнить, что экономически сила Гуннского ханства зависела от контроля над черноморскими степями, через которые западная часть великого евразийского сухопутного пути [74] достигала Дуная. Важное ответвление этого пути уходило от Азовского региона на юг в Транскавказский, и контроль за этой ветвью был одной из целей гуннского движения на Кавказ.

К сожалению, у нас имеется весьма скудная информация об экономической жизни Азовского региона, Тавриды и территории Северного Кавказа в готский и ранний гуннский периоды. Мы можем лишь предположить, что в это время, как в предшествующий и последующий периоды, через регион Азова проходил ключевой торговый путь между русским севером и Левантом и что меха составляли важную часть этой торговли. Согласно Иордану, именно хунугуры, мадьярское племя, подвластное гуннам, специализировалось в торговле мехами в пятом и шестом столетиях [75]. Торговые отношения между азово-тавридским регионом и Левантом развивались параллельно распространению христианства в Тавриде и прилегающих районах. Миссионеры и торговцы шли вместе, как это часто бывало в истории.

Этническая структура населения региона, изучаемого нами, была разнообразна. Племена, обладающие значительными различиями, были объединены под политическим контролем гуннов. Присутствовали некоторые остатки местных племен, как, например, мэоты; [76] также греки, бывшие потомками колонистов скифского периода; остатки германских племен, подобных готам и герулам; множество аланских общин, частично смешанных с местными племенами Северокавказского региона, как, например, с касоги (черкесы). Как нам известно, часть аланов, или ас, смешалась со славянами (антами). Поэтому, когда мы встречаемся со свидетельствами относительно ас или антов, не всегда ясно, подразумеваются ли иранцы, славяне или же смешанные ирано-славянские племена. В целом иранский элемент был более выражен среди восточных, нежели среди западных антов. После миграции аланской орды из Дакии в Испанию и Африку иранский колорит постепенно убывал у бессарабских антов до того, что они в конце концов стали практически чистыми славянскими племенами.

Асы и анты в азовском регионе и Тавриде продолжали представлять собою симбиоз иранцев и славян. Среди ас Северокавказского региона (осетинов) преобладали иранцы, хотя даже там могли быть славянские общины как многочисленные анклавы на иранской территории. В районе Дона иранские и славянские общины сосуществовали, возможно, с начала христианской эры; большинство из них пережило гуннское вторжение и продолжало существовать даже в двенадцатом столетии, в начале которого русский князь Ярополк, сын Владимира Мономаха, начал войну против яссов (ас) на нижнем Дону [77]. В греческих надписях, обнаруженных на месте древнего города Танаис и обычно относимых к третьему веку н.э., часто упоминаются иранские по своему происхождению имена [78]. Таковы, например, Fidaz (сравни осетинское fida - "отец"); Fourtaz (осетинское furt - "сын"); Madacoz (осетинское mada - "мать"); Leimanoz (осетинское liman - "друг", "дорогой"); Sorcapoz (осетинское surkh- ("red"), "красный"); Rassogoz (осетинское rasog - "незамутненный", "чистый" и т. д.).

Следует вспомнить, что роксоланы (рухс-ас) проникли в Тавриду уже во втором веке н.э. [79] В течение второго и третьего столетий аланы-ас достигли южного побережья Тавридского полуострова. В 212 г. они основали город Согдея (теперь Судак) [80]. Старый греческий город Феодосия стал известен в сармато-готский период как Абдарда, иранское имя, означающее "семь сторон" [81]. Судя по именам иранского происхождения в надписях в Пантикапее (Керчь) в этот период, среди жителей города должно быть много аланов [82]. В этой связи можно упомянуть следующие: Фидас, Лиман, Фарнак и др.

Существуют также топонимические свидетельства распространения ас в степях северной Тавриды: многие деревни в бывших Евпаторийском и Перекопском районах имеют "ас" в своем названии или части названия. Они таковы: Ас, Бьюк-Ас, Кучук-Ас, Терекли-Ас и т. д. Имеется также река Ас в северной части полуострова [83]. Имя готского города Дорас, или Дори (Эски-Керман), можно рассматривать под тем же углом зрения. Дор означает "камень" по-осетински; Дорас - Дор-Ас, Камень Ас (ср. Дар-и-Алан, "Ворота алан" Дарьял). Форма Дори может восприниматься как сокращение Дор-и-Ас.

Другая группа ас жила на кавказской стороне Боспора. Здесь вновь имена иранского происхождения в надписях Анапы и Тамани могут быть приведены в качестве свидетельств; таковы, например, Каре, Тсаваг, Корфарн, Алексарф и т. д. [84] Древнее имя реки Кубань Антикитес [85] может также указывать своей первой частью на антов или ас. Позднее, когда касоги (черкесы) сменили антов на берегах реки Кубань, они приняли имя реки как свое собственное. Адыге, что является вариантом Антике (Антикитес) является другим именем черкесов [86]. В довершение картины здесь можно упомянуть имя холма Ассо-даг (Ас-Даг) в дельте Кубани близ Тамани [87]. Согласно Ибн-Русту, арабскому автору десятого века, один из выдающихся родов северокавказских ас был известен как рухс-ас ("светлые ас") [88]. Возможно, что от имени этого клана ведет свое название город Малороса, упомянутый анонимным географом из Равенны [89] в седьмом веке. Мал означает по-осетински "болото", "трясина" [90]. Итак, Малороса будет означать "Болото росов" (рухс). В равеннском учебнике Малороса упомянут среди боспорских городов, близких к Киммериуму. Последний находился на таманской стороне Керченского пролива, и кажется наверняка Малороса также находился где-то в дельте Кубани, близ Фанагории, возможно в Темрюке. Почему-то Фанагория вовсе не упоминается равеннским географом. Дельта Кубани вся болотиста; поэтому первая часть имени "мал" хорошо подходит к местным условиям.

В третьем веке н.э. готы с боями прорвались в Тавриду [91]. Сперва они занимали лишь горы центральной части полуострова, но позже попытались установить свой контроль над его целостностью. Около 362 г. они завоевали Пантикапей, который был столицей Боспорского царства. Около пятнадцати лет спустя в Тавриде появились гунны. Зимой 377 или 378 г. их отряд пересек замерзший Керченский пролив с кавказской на крымскую сторону. Эти гунны, вероятно, принадлежали к орде, которая позднее стала известна как утигуры [92]. Они оттеснили готов назад к центральной части Крымского полуострова; сами гунны не остались надолго в Крыму, но, пройдя через тавридские степи и Перекопский перешеек, присоединились к главной орде в устье реки Днепр.

После ухода гуннов готы снова должны были постепенно расширять свой контроль над восточной частью полуострова. В любом случае, около 400 г. Боспор (Керчь) опять был под их властью, насколько мы можем судить из переписки Иоанна Хризостома [93]. Мы уже видели, [94] что к началу четвертого века христианство было уже прочно укоренившимся в Тавриде. Старейшей христианской общиной в Крыму был Херсонес. На Первом Экуменическом Соборе в Никое (325 г.) Таврида была представлена двумя епископами: Филиппом Херсонесским и Кадмом Боспорским. Возможно, что готские приходы принадлежали к епархии последнего. Позднее готская конгрегация была некоторое время под непосредственным правлением патриарха Константинополя. Иоанн Хризостом был положительно предрасположен к готам и направил их в церковь на окраине Константинополя, где им разрешалось вести службу на их собственном языке. Около 400 г. Иоанн посвятил в сан епископа первого таврского гота Унилу. Его приход был, возможно, в Боспоре (Керчь). Унила умер в 404 г., и ничего не известно о его непосредственных преемниках. Приход готского епископа был позднее расположен в Дори (Ески-Керман).

7. Падение империи гуннов

После смерти Аттилы власть в Гуннском ханстве была поделена между его сыновьями, ни один из которых не унаследовал организаторских способностей своего отца. Момент для восстания подавленных народов казался подходящим. Была сформирована коалиция германских племен, сплотившая гепидов, ругов и герулов. Остготы держались в стороне от схватки. Один из сыновей Аттилы Еллак попытался сокрушить восстание, но его силы были недостаточны для этой задачи. Его армия была разбита и сам он пал в битве (454 г.) [95]. Единство гуннов было сокрушено этим поражением. Остатки орды Еллака направились на восток от Карпат. Два оставшихся сына, Денгизик и Ернак, с их кланами сделали на время местом своих ставок Дакию и Бессарабию. Прежде жившее там племя аланов теперь должно было пересечь Дунай и двинуться в Добруджу. Это племя управлялось царем Кандаком, секретарем которого был остгот Париа, дед историка Иордана. Кроме аланов несколько гуннских банд также проникли на правый берег Дуная и как союзники Империи получили земельные владения [96].

В последние годы правления Маркиана (ум. в 457 г.) ив первую половину царствования его преемника Льва I бразды византийской политики были в руках Аспара, отец которого был алан, а мать - готская девушка [97]. По линии своих аланских и готских связей Аспар был знаком с движением гуннских орд в Дунайском регионе. Один из его заместителей, командующий армией во Фракии - Анагаст - был "скифом", согласно свидетельству хроник [98]. К пятому веку термин "скиф" стал довольно неточным, означая в целом северного варвара. Позднее он иногда употреблялся для обозначения славян. В этом смысле он, возможно, обозначал антов. Анагаст - типичное антское имя.

Несмотря на расчленение империи Аттилы, гуннская опасность не миновала. В 468 г. Денгизик и Ернак послали своих представителей в Константинополь, с тем чтобы потребовать открытия дунайских рынков для их торговцев. Когда требование было отклонено, Денгизик пересек Дунай и вторгся во Фракию. Однако гунны потерпели поражение от войск Анагаста и сам Денгизик был убит в битве. Анагаст послал голову хана в Константинополь, где ее пронесли по главным улицам и потом закрепили на шесте в деревянном цирке [99].

Война не была окончена, поскольку гунны вторглись из Дакии. Лишь с огромным усилием Аспар и Анагаст сумели нанести поражение основному отряду орды покойного Денгизика. Ее остатки вновь пересекли Дунай и отступили на восток, следуя за Ернаком, молодым ханом, который не поддерживал своего брата в его атаке на византийские владения [100]. Важно, что из двух византийских полководцев-победителей один (Аспар) был аланом, а другой (Анагаст) антом. В свите каждого из них должны были быть сотни аланов и антов. В определенном смысле Дунайская война 468 - 469 гг. была войной аланов и антов против их бывших господ - гуннов.

В результате победы Аспара и отступления гуннов на восток Дакия и Бессарабия были открыты для славянской колонизации. Даже возможно, что славянский натиск на регион нижнего Дуная был частично результатом продуманного плана византийских дипломатов. Столкнуть одно варварское племя с другим было традиционным методом византийской дипломатии в ее постоянном усилии защитить северные границы империи. Как мы знаем, Аэций применил этот метод в начале пятого века, [101] и мы увидим, [102] что в шестом веке византийское правительство впервые заключило мир с аварами против булгаро-гуннов, позднее пыталось использовать булгар против аваров и так далее почти до бесконечности. Аспар планировал очевидно поселить славян на нижнем Дунае, с тем чтобы отвратить гуннскую угрозу. Вероятно также, что он чувствовал возможную потребность их поддержки в своей борьбе за власть внутри самой империи. Следует принять во внимание, что Аспар был в это время готов восстать против императора Льва [103]. Зять последнего Зенон командовал исаврийским гвардейским полком, который оставался верным Льву, и Аспар торопливо собирал сторонников для победы над исаврами. Именно в этой связи он мог подумать о славянах.

В 471 г. Аспар и два его сына были приглашены во дворец Льва под благовидным предлогом, и здесь интриган-царедворец и его старший сын Ардабур были предательски умерщвлены [104]. Младший сын Патрикий, также известный как Патрикиол, был ранен, но ему удалось бежать. Один из ведущих офицеров свиты Аспара, Острис, предпринял штурм императорского дворца, с тем, чтобы отомстить за убийство своего господина. Однако его подразделению преградили путь во дворец исавры, и Острис бежал во Фракию [105]. Судя по его имени, он был либо алан, либо славянин [106].

Последующая судьба Анагаста неизвестна. В любом случае, алано-готская свита Аспара была распущена, и именно исавры стали основной опорой императора. После смерти Льва (474 г.) его зять Зенон, который командовал исаврами, был провозглашен императором.

Положение Зенона было сначала довольно ненадежным, поскольку существовала оппозиция готов, поселившихся во Фракии. Только после того как их основная часть переместилась в Италию (488 г.) византийское правительство смогло считать себя свободным от готской опасности, но теперь появилась новая опасность - гунно-булгары. Именно сам Зенон призвал гуннов (к этому времени известных как булгары) назад на Балканы; его идея состояла в использовании их против готов. Вспомогательный гуннский эскадрон прибыл в 482 г. и первоначально оказался весьма полезным византийцам. Однако вскоре после смерти Зенона (491 г.) гунны начали набеги на Фракию (493 г., 499 г., 504 г.) [107]. Возможно, что к ним присоединились славяне, по крайней мере в некоторых из этих рейдов. Комес Марцеллин, чья хроника является одним из наилучших источников по этому периоду, называет участников рейда 493 г. "скифами" [108]. Он мог подразумевать либо гуннов, либо славян или же их взятых вместе под устаревшим именем, но более вероятно, что он имеет в виду славян, поскольку гунны теперь обычно появляются под именем булгар.

Два основных гунно-булгарских племени этого периода были известны как кутригуры и утигуры. Булгарская орда, которая впоследствии поселилась на Балканах в течение седьмого и восьмого столетий, принадлежала к утигурам, и поскольку булгарские ханы этих веков считали себя потомками Ернака [109], мы можем заключить, что именно орда Ернака стала известна как орда утигуров. Ернак, как нам известно, двинулся на восток из Бессарабии в период войны своего брата Денгизика с Византией или после него. Вероятно, что утигуры провели несколько лет на нижнем Днепре, после чего они вошли в северокрымские степи через Перекопский перешеек; они, однако, не осели в Крыму, вдвинулись через полуостров с северо-запада на юго-восток до того как достигли Боспора (Керченский пролив), который они пересекли, с тем чтобы поселиться в Азово-таманском регионе. Движение утигуров из Бессарабии к Тамани может быть расценено исторически как возвращение к их старым местам обитания, поскольку их маршрут был тот же, что и части гуннской орды, которая пересекла Керченский пролив в западном направлении по льду зимой 377 г. [110] Только теперь движение было в противоположном направлении. Весьма возможно, что во время первого, или западного, движения некоторые улусы утигуров остались в Азово-таманском регионе, так что утигуры теперь воссоединились со своими сородичами. Пересекая крымские степи, они пришли в контакт с крымскими готами, часть которых последовала за ними к таманской стороне пролива. Эти готы, поселившиеся на восточном побережье Азовского моря, иногда более точно называются трапезитами (тетракситы) [111].

Кутригуры, или остатки орды Денгизика, последовали за утигурами в их восточном движении. Около конца пятого века они скитались между изгибом нижнего Днепра и Азовским морем, контролируя также степи Северной Таврии и Крымского полуострова до Боспора. Территория, занятая кутригурами, таким образом соответствовала месту древних скифских курганов [112]. Византийские власти в Южном Крыму были взволнованы давлением кутригуров, и в 488 г. губернатор Херсонеса решил с одобрения императора Зенона реставрировать стены и башни Херсонеса, которые были разрушены землетрясением восемь лет назад [113].

Кроме утигуров и кутригуров существовала и третья гуннская орда в районе Северного Кавказа - сабиры или савиры (сабеирои). Сабиры выглядят расширившими свою власть на различные угорские (мадьярские) племена, которые пришли в регион во второй половине пятого века из района Урала. Среди этих угорских племен хунугуры [114] и сарагуры могут быть упомянуты в данном контексте, последние могут быть отождествлены с белыми уграми первой русской летописи [115].

Несмотря на вторжения варварских племен в Крым, и здесь христианство постепенно распространялось. Епископы как Боспора, так и Херсонеса присутствовали на церковных соборах в Эфесе и Константинополе (438 - 451 гг.) [116]. В девятнадцатом столетии на окраине Керчи было раскопано несколько христианских погребальных пещерных камер (нечто схожее с катакомбами). В катакомбах 491 г. была захоронена аланская чета, что явствует из имен на надписях (Саваг и Фаиспарта) [117].

Доступны малочисленные свидетельства относительно коммерческой роли Боспора (Керчь) в пятом и первой половине шестого века. На одной из керченских надписей, относящихся ко времени Юстиниана I, [118] упомянут чиновник с титулом комес. В византийской бюрократии этого времени существовали Comites различного ранга и функций. Некоторые занимались сбором таможенной пошлины (позднее такие офицеры были известны как commerciarii). Согласно Кулаковскому, именно к этой группе гражданских чиновников могут быть отнесены comes керченских надписей [119]. Если это так, то должно указывать на значительный объем торговых операций в Боспоре. Как уже было упомянуто, [120] меха должны были составлять важную часть этой коммерции.

8. Анты с конца четвертого до середины шестого века

Хотя ссылки на антов делались в ряде случаев в предшествующих разделах, теперь настало время рассмотреть вновь антскую проблему и постараться нарисовать общую картину распространения антов и их цивилизации. Такая картина не будет полна вследствие лакун в свидетельствах источников. Мы уже видели, [121] что в сармато-готский период существовали две группы антов: одна - в регионе верхнего Донца, другая - в регионе нижнего Буга. Значительное количество их должно было проникнуть в Крым вместе с аланами [122]. После алано-готской войны 375 г. часть антов могла двинуться в Бессарабию как вовлеченная в общее аланское перемещение. В конце пятого и в начале шестого века, когда склавены начали смещаться на юг в регион нижнего Дуная, анты могли занять часть территории, до этого заселенной склавенами, в регионах Киева и Волыни; для подкрепления этого предположения не существует, однако, достаточных свидетельств. В целом анты едва ли занимали протяженную территорию большого размера, и было бы затруднительным определить точно границы экспансии антов.

Вслед за гуннским вторжением и, в особенности, за последующим разложением Гуннской империи этническая и политическая ситуация в черноморских степях была в определенной мере осложнена. Аланские и славянские общины были ограничены со стороны тюркскими и угорскими племенами. По свидетельству Прокопия, река Днестр представляла собою восточную границу бессарабской группы антов [123]. Что же касается донецкой группы, то она была отрезана от моря гунно-булгарскими ордами. Однако множество антских поселений видимо продолжали существовать как в регионе нижнего Дона, так и в районе Северного Кавказа, где анты были смешаны с ас и аланами.

Высказанные выше соображения могут быть до определенной степени подтверждены данными топонимики и археологии. Мы уже видели, что имя ас отражено во множестве названий местности в Южной Руси [124]. Ввиду тесных связей между ас и антами, мы можем предположить, что в определенных случаях имя ас использовалось также для обозначения антов. Проблема, разумеется, довольно сложна. С нашей точки зрения, анты могли всегда называться ас, поскольку они были славянами, управляемыми аланскими родами. С Другой стороны, ас не всегда должны отождествляться с антами, поскольку во многих случаях они были чистыми иранцами без какой-либо примеси славянской крови. Таковы были северокавказские ас, или осетины. В регионе дельты Кубани, равно как и в Крыму, мы можем предположить существование как иранской, так и славянских ветвей ас (т.е. антов). Поэтому имена некоторых крымских мест, производные от названия "ас", могут рассматриваться как свидетельство антской экспансии. В данной связи имена города Кичкас (Кучук Ас.) на нижнем Днепре и города Ясы в Молдавии одинаково могут быть упомянуты. Оказывается, что остров Березань в широком устье Днепра был также известен как Аас [125].

Попытка изучения археологического фона антов впервые была предпринята покойным А.А. Спицыным [126]. Его заключения были предварительными, в особенности поскольку он не включал аланские древности в поле своего исследования. Спицын впервые рассмотрел предмет с топографической точки зрения. С его точки зрения, территория, заселенная антами, простиралась от региона нижнего Днестра до верхней реки Донец. Согласно Спицыну, группа древностей шестого и седьмого веков, выполненная в характерном стиле и обнаруженная на территории предполагаемой экспансии антов, должна быть идентифицирована как антские древности. Он таким образом относит к антам множество драгоценных кладов этого периода, обнаруженных в различных местах Херсонской. Киевской, Черниговской, Полтавской, Екатеринославской, Харьковской и Воронежской губерний. Заключения Спицына были недавно подтверждены и развиты Б.А. Рыбаковым.

По Рыбакову, [127] заселенная антами территория простиралась от нижнего Дуная до реки Донец. Согласно Рыбакову, следующая группа древностей пятого, шестого и седьмого столетий, найденных на этой территории, может рассматриваться как антская: пальчатые и простые застежки, подвески, лунообразные украшения, квадратные металлические пластины, крупчатые грубые металлические ушные кольца, браслеты с расширяющимися концами, спиральные ушки (для крючка и иглы); массивные поясные пряжки; односторонние гребни определенного типа с высокой орнаментированной задней стороной; височные кольца и т. д. Большинство этих вещей сделано из бронзы или серебра, но некоторые из золота. К этому перечню следует прибавить мечи антского типа. В другой связи сам Рыбаков упоминает антские мечи седьмого века [128].

Приведенный выше перечень будет, возможно, существенно пересмотрен и расширен, если когда-нибудь будет предпринято систематическое параллельное исследование антских и аланских древностей. Подходящей археологической стоянкой для такого исследования будет Верхний Салтов в районе верхнего Донца [129]. Поселение Верхний Салтов было важным коммерческим пунктом в торговле между Северной Русью и Азовским регионом. Раскопанные объекты относятся к периоду между шестым и девятым столетиями, но весьма возможно, что поселение ас здесь было основано задолго до шестого века. Позднее Верхний Салтов был оккупирован мадьярами и затем, возможно, шведами. Отсюда и противоречия во мнениях различных ученых, которые изучали древности Харьковской губернии, где расположен Верхний Салтов. Шведский ученый Т. Арн ссылается на некоторые древности, найденные в этой губернии, как на шведские [130]. Венгерский археолог Н. Феттих определил некоторые из салтовских предметов как мадьярские [131]. Итак, некоторые предметы, обнаруженные в Верхнем Салтове и вокруг него, могут быть шведскими, другие мадьярскими, а иные и аланскими (асскими, антскими).

По мнению Рыбакова, центр цивилизации антов находился в районе среднего Днепра, в Киевской и Черниговской губерниях; на востоке антская территория включала регионы по рекам Десне, Сейму, Пселу, Ворскле и достигала Дона у Воронежа; на юге она достигала нижнего Днепра. Нужно отметить, что Рыбаков не проводит различия между границами распространения антов в ранний период (пятое и первая половина шестого столетия) и поздний период (вторая часть шестого и седьмое столетие). Подходя к проблеме с точки зрения общего исторического фона, мы можем предположить, что регион нижнего Буга и Бессарабия были территориями ранней антской цивилизации. И только позднее ее центр сместился на север, в регион Киева. Как предполагает сам Рыбаков, некоторые древности антов схожи с древностями византийских городов на северном черноморском побережье. Это - свидетельство тесной связи между антами и греками; подобная связь наиболее легко объяснима, если предположить, что по крайней мере некоторые антские поселения были расположены вблизи Черного моря. Это также указывает на существование алано-антских общин в Крыму.

В то время как сельское хозяйство кажется опорой антской экономики, скотоводство также было хорошо известно антам. В византийских и сирийских источниках мы встречаем ссылки на склады проса и овощей в селении антов; [132] на антские поля на Дунае; [133] на стада скота и лошадей [134]. Анты, кажется, селились кланами или большими семьями типа задруги и уделяли большое внимание созданию поселений, недоступных их врагам. "Они живут в лесах и на болотах, между реками и озерами; их поселения имеют много выходов на случай опасности" [135]. Несколько мест старых поселений, которые могут быть отнесены к антским, недавно были раскопаны на Украине [136]. Таково городище Гочево, относящееся к шестому и седьмому столетиям, на берегу реки Ворсклы и др. Остатки славянского (антского) поселения также были найдены в Борщево [137]. Земельный план антского городища борщевского или гочевского типа состоит из большого центрального круга, по периметру которого выстроены землянки; поселение имеет множество выходов. Это хорошо соответствует описанию Маврикия. Землянки городища этого типа квадратные, 5 на 5 метров; в центре каждого находилась глиняная плита, а по стенам земляные скамьи. Близ хижины находились ямы для хранения пищи; зерна проса и кости домашних животных (корова, свинья, овца, коза) были обнаружены в таких ямах.

Обратимся теперь к политической и социальной организации антов. Прокопий именует ее демократией. "Поскольку эти народы, склавены и анты, не управляются одним человеком, но жили с древних времен при демократии, и соответственно все, предполагающее их благосостояние, во благо или во зло имеет отношение ко всем людям" [138]. Согласно Маврикию, "как склавены, так и анты живут в мире и не позволяют кому-либо подчинять их... У них нет высшей власти, и они всегда бранятся друг с другом" [139]. Картина политической организации антов, данная Прокопием и Маврикием, однако неполна, поскольку мы знаем из других источников, что определенные группы или общины антов возглавлялись вождями, имеющими значительный авторитет. Так, как мы видели, [140] во время алано-готской войны 375 г. анты находились под предводительством царя Боза и семидесяти знатных особ [141]. Менандер также упоминает "архонтов" антов [142].

Поскольку (по нашему мнению) анты были славянами, организованными иранцами (аланами), правящий род антов должен был быть иранского происхождения. Существенно, что имена антских вождей, как это зафиксировано в хрониках, во многих случаях иранские или полуиранские. Таковы, например, имена Ардагаста, [143] Пейрагаста, [144] Келагаста [145]. Это сложные имена. Вторая часть каждого, "-гаст", также известна как отдельное имя из керченских надписей (G a s a c h s ) [146]. Она может быть иранской, кельтской, фракийской или славянской, но факт ее использования в Боспорском царстве показывает, что она была в любом случае ассимилирована иранцами. Некоторые славянские имена следуют тому же образцу, как, например, Доброгаст [147].

Когда в гуннский период анты стали принимать участие в кампаниях в дальние регионы, некоторые из их вождей не упустили возможности самообогащения трофеями войны и пленными, что должно было значительно увеличить их социальный престиж. Возможно, что именно таким удачливым антским вождям могли принадлежать ценные клады, обнаруженные в русско-украинской лесостепной зоне. Один такой клад был найден в 1927 г. близ деревни Большой Каменец в Льговском районе Курской губернии; большинство предметов этого клада теперь находятся в Оружейной палате в Москве [148]. Здесь можно упомянуть в их кругу серебряный кувшин с чеканным рельефом, который частично позолочен. Он греческой работы и имеет клеймо константинопольской мастерской. Судя по его стилю, он может быть предварительно датирован 400 г. н.э. Знаменитый Перещепинский клад, [149] найденный в 1912 г. и с тех пор хранившийся в Эрмитаже, может также рассматриваться как часть сокровищницы антского вождя. Дата в этом случае - седьмой век.

9. Византия, анты и булгары в первой четверти шестого века

Мы уже упомянули, [150] что к концу 460-х г. византийский государственный деятель Аспар был заинтересован в стимулировании антской колонизации региона нижнего Дуная. Убийство Аспара (471 г.) и последующие изменения в византийской политике предотвратили византийско-антское сближение в это время. После смерти Аспара византийское правительство обратилось за поддержкой к исаврийцам, и после смерти императора Льва командир исаврийского гвардейского полка Зенон достиг трона. В период правления Зенона (474 - 491 гг.) византийское правительство старалось сохранить дружественные отношения с гуннами, в результате чего последние, теперь называвшиеся булгарами, вновь появились на нижнем Дунае и возможно подчинили себе склавенские и антские общины, которые могли обосноваться в регионе в это время.

Смерть Зенона породила радикальные изменения в имперской политике. Ведущие представители византийской администрации были достаточно хорошо знакомы с беззаконием исаврийской военной диктатуры, и, по их совету, вдова Зенона Ариадна (бывшая дочерью Льва I) провозгласила силенциариуса Анастасия новым императором [151]. Анастасий, правивший с 491 по 518 г., был зрелым и опытным администратором. Его первый шаг был направлен на слом высокомерия исаврийцев. Согласно его приказу, собственность Зенона была конфискована и его брат арестован и депортирован, хлебный рацион исаврийских солдат был значительно урезан, что и вызвало восстание во всем исаврийском гвардейском полку. Хотя восстание в столице было быстро подавлено, потребовались годы прежде чем исавры были усмирены.

Воспользовавшись гражданской войной в империи и, возможно, призывом о помощи исавров, гунно-булгары, вероятно усиленные антами, вторглись во Фракию (493 г.). Как мы уже упоминали, [152] в хронике комеса Марцеллина эти захватчики названы скифами. Шесть лет спустя булгары (на сей раз так названные в хронике Марцеллина) вновь предприняли рейд во Фракию и нанесли сокрушительный удар по византийской армии (499 г.). В 502 г. случился еще один булгарский набег. Три года спустя начались неприятности в регионе среднего Дуная, где командующий войсками федератов Мунд восстал против империи [153]. Иоанн Малала полагал, что он был гепидом, [154] а комес Марцеллин - гетом [155]. Информация Марцеллина обычно очень надежна, но, к сожалению, значение слова "гет" в этот период очень туманно. Изначально гетэ или геты были фракийцами [156]. Около шестого века их потомки уже смешались с различными пришельцами. Следуя классической традиции, Иордан называет готов гетами [157]. В этом особом случае, однако, Иордан описывает Мунда не как гета, а как соплеменника Аттилы, т.е. гунна [158]. Еннодий в панегирике Теодориху, остготскому королю Италии, пишет о Мунде как о булгаре, [159] т.е. опять же гунне. Итак, Мунд был либо гунном, либо гетом, и в любом случае он не был готом. Противоречие в источниках относительно него может быть объяснено тем, что будучи гунном, он возглавлял "гетское" восстание. Но что подразумевается под именем гет в этом случае? Весьма возможно, что славяне [160].

Нужно принять во внимание, что ситуация на дунайской границе империи была в первой половине шестого века довольно благоприятной для постепенного проникновения славян в регион. Для защиты имперской границы по берегам Дуная были расположены не регулярные армейские полки, а в основном сообщества федератов, рекрутированных из различных варварских племен, среди которых были и славяне. Когда бригада федератов оставалась на годы в той же провинции, ее командир начинал чувствовать себя не византийским офицером, а автономным пограничным правителем. В благоприятный момент он требовал от императора назначения strategos ("военачальником") или magister militum ("повелителем солдат") с полной властью над войсками и гражданским населением провинции. Получив отказ, он восставал против императора. Таким, возможно, был ход событий в случае Мунда, и так же должно было позднее обстоять дело с Виталианом и Псевдо-Килбудом. Нужно добавить, что местное население обычно поддерживало всем сердцем такие восстания, поскольку надеялось избавиться от имперских сборщиков налогов.

Хотя восстание Мунда в конечном итоге было подавлено, император Анастасий хорошо понял его опасные последствия и решил в пользу безопасности и обеспечения лучшей защиты своей столицы и ее пригородов от дальнейших случайностей. Он поэтому приказал построить фортифицированную линию, так называемую Длинную Стену, которая должна была протянуться от Деркоса на Черном море до Селимбрии на Мраморном море. Эта стена была завершена к 512 г., ее длина была около пятидесяти миль.

В 514 г. случился новый кризис, затронувший империю гораздо более болезненно, нежели восстание Мунда. На сей раз восстание поднял Виталиан, комес федератов в Малой Скифии (Добруджа). Согласно Иоанну Малалосу, он был фракийцем [161]. Термин этот к сегодняшнему дню утратил какое-либо определенное этническое наполнение и должен пониматься географически - уроженец Фракии. Имя "фракиец" стало, таким образом, синонимом термина гет. В "Истории церкви" Захарии Ритора Виталиан определяется как гот [162]. Комес Марцеллин называет Виталиана скифом, но в то же время, комментируя убийство византийского полководца одним из адъютантов Виталиана, говорит, что он был убит "гетским ножом" [163]. Под этим он очевидно подразумевает, что он был убит по приказу гета; поскольку генерал был убит по приказу Виталиана, отсюда следует, что Виталиан был гетом.

Мы можем рассматривать Виталиана как гета или гота, или, возможно, потомка как "гетских", так и "готских" предков. Кто же были предки Виталиана? Мы знаем, что имя его отца было Патрикий или Патрикиол. В данной связи мы можем вспомнить, что одного из сыновей Аспара также звали Патрикиол или Патрикий [164]. Не был ли Виталиан внуком Аспара? [165] Если это принять, то объясняется многое в психологии Виталиана: его самоуверенность и властный тон в переговорах с константинопольским правительством. Следует, однако, отметить, что в то время как Аспар был арианином, Виталиан - защитник ортодоксии. Но также возможно, что после смерти Аспара его сын Патрикий (в котором мы видим отца Виталиана) мог отойти от арианства и быть обращенным к ортодоксальной вере [166]. Если мы идентифицируем Виталиана как внука Аспара, мы должны согласиться, что в его жилах текла как готская, так и гетская (аланская) кровь. В любом варианте ясно, что Виталиан был тесно связан с местным населением Добруджи, которое было частично аланским, а частично, возможно, также антским.

Виталиан взбунтовался после того, как император Анастасий приказал magister militum Фракии Ипатию прекратить выплату жалования Виталиану и сократить выплаты его федератской бригаде. Приказ кажется вышедшим после получения императором от его шпионов некоторой негативной информации относительно Виталиана. Фактически же сам императорский приказ ускорил события и привел к гражданской войне. С начала своего восстания Виталиан старался разработать собственную программу на широком идеологическом фундаменте. Он заявил, что его основной целью была чистота ортодоксальной веры против монофизитских тенденций Анастасия [167]. Это заявление обеспечило ему поддержку ортодоксального духовенства в Константинополе и Риме. Что же касается его личной роли, Виталиан потребовал от императора своего назначения господином солдат (magister militum) Фракии. Подобное назначение казалось гарантированным, и хранитель провинциальной казны в Одиссе (Варна) счел своим долгом передать Виталиану все ее фонды. С помощью этих фондов Виталиан не имел трудностей в сборе около пятидесятитысячной армии, которую он повел на Константинополь, не встречая никакого сопротивления. Длинная Стена оказалась плохой защитой, и вскоре солдаты Виталиана появились под стенами самого города. У Виталиана не было, однако, достаточно сил для штурма города, и поэтому он выказал готовность обсудить перемирие, к числу условий которого относилось перенесение спора о религиозных проблемах на суд папы. Хотя Виталиан и не был назначен военным наместником Фракии, бывший наместник был уволен, а Виталиан и его адъютанты получили щедрые подарки от императора.

После заключения мира Виталиан вернулся в Добруджу. Соглашению не суждена была долгая жизнь, поскольку у императора не было желания сохранять перемирие. Новоназначенному наместнику Фракии были даны секретные инструкции арестовать Виталиана как только все успокится. Виталиан узнал об этом плане и решил ударить первым. Один из его адъютантов, гунн Таррак, убил наместника. Когда новость об этом убийстве достигла Константинополя, император Анастасий собрал чрезвычайное заседание государственного совета, и Виталиан был объявлен врагом народа. Восьмидесятитысячная армия была выслана для ведения действий под командованием бывшего господина солдат Ипатия. Дабы предотвратить угрозу, Виталиан призвал на помощь банду гунно-булгар из задунайского региона и с их помощью напал на византийский лагерь в Одиссосе. Имперские войска были жестоко разбиты, а сам Ипатий взят в плен.

Виталиан подступил к Константинополю во второй раз. Теперь в его распоряжении был флот - около двухсот дунайских речных лодок. Вспоминая о навыках славян в навигации, [168] мы можем предположить, что большинство из этих лодок управлялось дунайскими славянами. Поскольку Константинополь был в опасности полной блокады, у императора не было иной альтернативы, как заключение мира с Виталианом на условиях последнего. Они были таковы: должен быть выпущен имперский указ об ортодоксии; в своих епархиях должны быть восстановлены епископы, смещенные из-за отказа достичь компромисса с партией монофизитов: Виталиан должен быть назначен господином солдат (magister militum) Фракии и получить 5000 фунтов золота компенсации.

Хотя император согласился с этими условиями, он не думал о верности им. Историк Феофан Исповедник приписывает Анастасию следующие слова по этому поводу: "Существует закон, предписывающий императору лгать и нарушать свою клятву, если это необходимо для благополучия Империи" [169]. Виталиан со своей стороны не доверял императору и попытался найти новых союзников на случай будущих непредвиденных событий. Скорее всего по его наущению гунны-сабиры совершили вторжение в черноморские провинции Византийской империи в 515 г. [170] Неясно, имел ли Анастасий какую-либо определенную информацию относительно переговоров между Виталианом и сабирами или же лишь подозревал о наличии контактов между ними, но он, очевидно, решил обезопасить себя и в 516 г. сместил Виталиана с поста господина солдат. Вместо подчинения императорскому приказу Виталиан повел свои войска к Константинополю в третий раз, вновь используя свои армию и флот. Согласно хронисту Иоанну Малала, среди этих солдат и матросов были готы, гунны и скифы [171]. Кажется возможным, что под скифами подразумевались славяне. В этот раз Виталиан проиграл кампанию. Имперские войска возглавлял храбрый и умелый полководец Юстин, который, подобно Виталиану, сам был фракийского происхождения, но не "гетского" - т.е. не был аланом или, в противоположность мнению Шафарика, не был славянином [172]. Имперский флот находился под командованием Марина, министра финансов, который использовал химическое соединение, изобретенное Проклом Афинским (возможно, смесь серы и лигроина), с тем чтобы поджечь вражеские корабли [173]. Это или схожее с ним изобретение стало позднее известно как "греческий огонь". При его помощи был уничтожен флот Виталиана, после чего сухопутная армия отступила в беспорядке (516 г.). Некоторые из его адъютантов были взяты в плен и казнены. Самому Виталиану удалось добраться назад в Добруджу.

Хотя Виталиан потерял надежду на успех и в дальнейшем не нарушал мира, его последняя кампания, несмотря на ее неудачу, побудила дунайских "гетов" - в данном случае определенно славян -к новым действиям. В 517 г. их огромные банды вторглись в Иллирию и в Македонию, опустошая страну, захватывая состоятельных горожан в заложники и требуя огромные выкупы от городов, которые они не могли захватить [174]. В своем повествовании об этих событиях хронист комес Марцеллин ссылается на пророчество Иеремии относительно стрелы молнии, летящей с севера [175]. Следует отметить, что высказывания Марцеллина обычно очень сжаты и конкретны, без литературного украшения. В этом случае он мог прибегнуть к библейской параллели под влиянием проповеди Прокла в 434 г. [176]

Вскоре после "гетского" вторжения император Анастасий умер в почтенном возрасте 88 лет (518 г.). Несмотря на всех своих противников, ему удалось полностью перестроить византийскую финансовую администрацию так, что к моменту его смерти излишек золота в 320000 фунтов был аккумулирован в имперской казне. Его преемником был Юстин I, который победил Виталиана в 516 г. Юстин I начал свое царствование с контрнаступления на славян, которые были вытеснены на север через Дунай и не выступали в течение всего его правления (518-27 гг.) [177].

В качестве меры предосторожности Юстин решил выманить Виталиана из своего убежища в Добрудже в Константинополь, с тем, чтобы предотвратить возможность организации им еще одного восстания. Виталиану гарантировали амнистию и назначение консулом, что предполагало его личное появление в столице. Он был с почестями встречен императором Юстином и предполагаемым наследником Юстинианом, племянником императора. Вскоре он был убит. Историк Прокопий в своих "Anecdota" ("Historia Arcana", "Секретная история") обвиняет Юстиниана в приказе совершить убийство [178]. Однако "Секретная история" не является надежным источником по делам личного характера; весьма возможно, что убийство Виталиана было местью родственника за смерть одного из византийских официальных лиц, убитого по приказу Виталиана во время его восстания.

10. Политика Юстиниана I по отношению к антам и булгарам

Правление Юстиниана (527-65 гг.) - один из наиболее значительных периодов византийской истории [179]. Во многих отношениях это был период культурного расцвета. Храм св. Софии и кодификация римского права - два наиболее примечательных памятника эпохи Юстиниана. Что же касается внешней политики, он поставил для себя целью восстановление Римской империи в ее прежних границах - задачу, как показали события, неразрешимую. Для достижения своих целей Юстиниан должен был вести нескончаемые войны, для чего он не только расточал накопления, оставленные в казне Анастасия, но расшатал имперскую финансовую систему в целом и перенапряг возможности налогоплательщиков на многие годы вперед. Внимание Юстиниана было разделено между западом и востоком. С одной стороны, шла изнурительная борьба с Сасанидскими царями; с другой стороны, византийские войска воевали с готами и вандалами за восстановление в составе империи Италии, Африки и Испании.

В свете этой ситуации, дунайская граница привлекала малое внимание дипломатов и генералов Юстиниана. Их основной стратегией на нижнем Дунае была защита. Однако даже такая скромная цель представляла большую трудность из-за славянского напора, который был временно приостановлен при Юстиниане I, но теперь приобрел новую силу.

С этого момента, благодаря Прокопию, наша информация о славянах становится более точной. Как мы видели, [180] Прокопий разделяет дунайских славян на две группы - склавенов и антов. Склавены могут рассматриваться как прародители сербов и антов, русских и булгар. Предки хорватов, по крайней мере так называемые "белые хорваты", были, возможно, ближе к антам, чем склавены. В своей "Секретной истории" Прокопий говорит о славянских рейдах: "Иллирия и Фракия полностью, охватывая всю территорию от Ионийского залива до окраин Византии, включая Грецию и фракийский Херсонес, захлестывались практически каждый год гуннами, склавенами и антами со времени воцарения Юстиниана в Римской империи, и они творили ужасный хаос среди жителей региона. Во время каждого вторжения более двухсот тысяч римлян, как мне кажется, уничтожались или обращались там в рабство, так что везде в этой земле утверждалась подлинная "скифская дикость" [181]. Также в "Истории войн" Прокопий, комментируя события четвертого года царствования Юстиниана (531), говорит следующее: "Гунны и анты, склавены уже много раз форсировали (Дунай) и наносили невосполнимый ущерб римлянам" [182].

С самого начала правления Юстиниана его правительство предприняло серию мер дипломатического и военного характера для защиты дунайской границы. Как мы видели, характерный метод византийской дипломатии состоял в использовании противоречий среди варварских народов и натравливании их друг на друга. Через своих агентов и шпионов имперское правительство пристально следило за развитием политических событий не только на самой границе, но также и в глубинных степных районах. В поисках народов, которые могут быть противовесом славянам, византийские дипломаты естественно вспоминали о булгарах. Булгарские орды контролировали черноморские степи и регион Азова и Северной Таврии, так что Таврида (Крым) была наиболее удобным местом наблюдения за их перемещениями и контакта с ними. Город Херсонес в Крыму был твердо в византийских руках с римских времен, но Боспор (Керчь), который был независимым, был еще более важен для империи. В правление Юстиниана I в Боспор был послан специальный представитель с заданием нанять отряд гуннов кутригуров (булгар) на имперскую службу. Миссия не была удачной, но подготовила почву для последующих переговоров.

В первый год царствования Юстиниана варварский вождь по имени Грод прибыл из Крыма в Константинополь. Он был, согласно одним источникам, гунном, а по другим - герулом [183]. Его крестили и отослали назад в Тавриду как "союзника" императора. Однако его родственники и соплеменники встретили его с подозрением и вскоре началось восстание против его правления, которое возглавлял некий Мугел или Муил [184]. Имя известно только в греческой транскрипции. С тем чтобы восстановить первоначальное имя, мы должны помнить, что согласные "м" и "6" часто взаимозаменимы в тюркских диалектах. Не могло ли имя вождя восстания быть Буил или Боил вместо Муил? Если так, оно должно, возможно, рассматриваться как титул, нежели как личное имя, поскольку мы знаем, что в поздний период существования царства дунайских булгар вожди и знать именовались боил [185]. Поэтому возможно, что восстание против Грода было организовано его боярами. В любом случае, Грод был побежден и убит своими противниками [186].

Юстиниан послал тогда к Боспору морскую эскадру, и город боспор (Керчь) был временно оккупирован византийскими войсками. Юстиниан, однако, не считал нужным прямо аннексировать Боспор в состав своей империи и решил вместо этого восстановить древнее Боспорское царство. Потомок бывшего боспорского царя был посажен на трон под именем Тиберий Юлий Диуптун. В надписях того времени [187] вместе с новым царем упоминаются два его приближенных: епарх Исгудий и комес Опадин [188]. Титулы византийские, но имена звучат как местные. Новый боспорский царь был, конечно, вассалом Юстиниана, хотя его официальный титул был "Друг кесаря, друг римлян".

Установив свой контроль над Боспором, Юстиниан обратил внимание на безопасность дунайской границы. В 531 г. один из наиболее способных офицеров имперской армии Хилбуд (Хилбудий) был назначен главнокомандующим во Фракии с инструкцией не позволить славянам пересекать Дунай [189]. Хилбуд не ограничивал свои усилия чисто защитными операциями, но сам пересек реку и предпринял несколько кампаний на земле славян в северном направлении. В 534 г. он был убит в битве. Имя Хилбуд антское, и возможно, что он был антом по происхождению. По Прокопию, до своего назначения в дунайскую армию он был членом личного гвардейского подразделения (огрета) Юстиниана, а такие соединения обычно комплектовались в то время из иностранных солдат.

Смерть Хилбуда имела своим следствием отступление византийской армии, и славяне могли теперь опять вторгаться во Фракию. Дальнейшая угроза была отвращена умелыми усилиями византийской дипломатии, которая преуспела в посеве семян раздора между склавенами и антами. Эти два народа начали взаимную ссору и на некоторое время оставили в покое Византию. Как раз во время склавено-антской войны молодой ант, чье имя было также Хилбуд, был взят в плен склавенами [190]. Его склавенский господин любил его и обращался с ним, как с членом своей свиты, а не как с рабом. Хилбуд, в свою очередь, привязался к своему хозяину и стал верным последователем. Мы должны сохранить в памяти этот эпизод, ибо он будет иметь некоторые важные следствия.

Обратимся теперь к общему развитию событий. Мы видели, [191]

[191] что в четвертом и пятом веках имперское правительство нанимало готов, аланов и гуннов для защиты своих границ. Аналогичным образом Юстиниан имел булгарские и славянские подразделения в своей армии, и они оказались очень полезными в его войне против Остготского королевства в Италии. Весной 537 г. византийский главнокомандующий Велизарий был осажден готами в Риме. Византийский гарнизон был малочисленным, и его положение было серьезным, когда несколько кавалерийских эскадронов, насчитывавших вместе тысячу шестьсот человек, пришли на выручку Велизарию. Согласно Прокопию, эти эскадроны состояли из гуннов (булгар), склавенов и антов [192]. С их помощью командующему удалось отбить атаки врага, и в марте 538 года готы отступили от Рима.

Хотя значительное количество булгар поступило на имперскую службу и присоединилось к византийским войскам в Италии, основная орда кутригуров использовала готскую войну для атаки византийских владений на Балканском полуострове, которые были почти отрезаны от имперских войск. В 539 - 540 гг. булгары провели рейды по Фракии к Эгейскому побережью и по Иллирии до Адриатического моря. Вскоре за ними последовали анты и прошлись с грабежами по Фракии. Кажется, что у антов появилась теперь идея постоянного захвата Фракии, как это попытался сделать Виталиан четверть столетия ранее. Им нужен был, однако, лидер, способный претендовать на место губернатора Фракии, как это делал Виталиан, и обладающий авторитетом, признаваемым не только славянами, но и греками. В этих обстоятельствах вспомнили имя покойного военачальника Хилбуда, и Псевдо-Хилбуд был подготовлен к роли властителя. Согласно Прокопию, [193] план предложил один греческий пленник, захваченный антами во Фракии. Его исходный мотив должен был быть чисто личным - желание обрести свободу от уз плена. Его первым ходом было сообщение своему господину, что ему известен секрет, знание которого поможет ему (господину) получить значительную денежную сумму. Хозяин заинтересовался информацией, и грек сказал ему, что Хилбуд, считавшийся мертвым, в действительности живет в плену в склавенских землях. Если его освободить и привезти в Константинополь, имперское правительство выплатит большое вознаграждение помогшему ему человеку. Господин грека пожелал предпринять попытку, и они двинулись вместе в земли склавенов, обнаружили анта Хилбуда и выкупили его у склавенского хозяина. Однако, когда Хилбуд был доставлен в землю антов и получил почести от своего спасителя как полководец Хилбуд, он опроверг такое отождествление. Грек, который создал план, сказал теперь своему господину, что этот человек действительно полководец, но боится признаться в этом до прибытия в Константинополь.

Слух о прибытии Хилбуда быстро распространился среди антов, было созвано общее собрание, и Псевдо-Хилбуд был провозглашен вождем племени антов. Было решено обратиться к императору, с тем чтобы вновь назначить его на пост главнокомандующего дунайской армией. Тем временем, император, не зная ничего о появлении Псевдо-Хилбуда, сам послал представителя к антам, предлагая дружбу, если они эмигрируют в Туррис, город "к северу от Дуная", как лаконично сообщает Прокопий. Он может быть идентифицирован как Тирас в устье реки Днепр (Аккерман) [194]. Заставляя антов там поселиться, Юстиниан очевидно имел в виду использовать их в качестве стражей северо-восточной границы империи против булгар. Анты согласились при условии назначения Хилбуда командующим пограничного района. Новый лидер антов был послан в Константинополь для личных переговоров с императором. Однако случилось так, что в дороге он встретил византийского полководца Нарсеса, который шел на Италию. Нарсес лично знал настоящего Хилбуда и был в состоянии обнаружить обман. Он арестовал самозванца и доставил его в Константинополь, где тот был задержан.

Несмотря на арест, анты согласились разместить войска в Тирасе (около 544 г.) [195]. В 547 г. вспомогательный батальон антов помог византийской армии в Лукании против остготов. Хотя соединение было довольно маленьким - лишь триста человек - оно оказалось очень ценным благодаря способности антов вести войну в холмистой местности [196].

Итак, в Италии, и в черноморских степях анты служили Византии. Оказывается, что теперь они формально признали сюзеренитет императора, и характерно, что Юстиниан вскоре присоединил эпитет "Антский" к своему титулу [197]. Что же касается склавенов, с ними не было заключено никакого соглашения, и начиная с 547 г. они возобновили свои рейды на Фракию, которые продолжались пять лет [198].

Хотя антский гарнизон был размещен в Тирасе для предотвращения атак булгар-кутригуров, эта защита, очевидно, не казалась достаточной Юстиниану, и он решил окружить кутригуров, заключив союз с восточной ветвью булгар - утигурами, которые жили к юго-востоку от Азовского моря. Богатые подарки и деньги были посланы хану утигуров, с тем чтобы заставить его атаковать кутригуров с тыла. Предложение было принято и вскоре утигуры двинулись на север, сопровождаемые двумя тысячами готов-трапезитов. После продолжительной борьбы объединенные силы утигуров и готов разбили кутригуров, взяв множество пленных и захватив стада лошадей. Юстиниан не хотел, однако, полностью опрокинуть баланс сил в степях, давая слишком много преимуществ утигурам, и он сделал противоположный ход - предложил свою защиту кутригурам [199]. Изобретение не сработало, поскольку предательская природа византийской политики становилась слишком очевидной; напротив, два булгарских племени теперь объединились против империи.

В 551 г. банды кутригуров прорвались сквозь антский барьер и напали на Фракию [200]. Зимой 558 или 559 г. огромная орда булгар и славян под предводительством хана Забергана пересекла Дунай, разграбила Фракию и Македонию и появилась у фракийского Херсонеса (Галлиполи) [201]. Оставив там часть своих булгаро-славянских войск, Заберган с основным соединением булгар подошел к самому Константинополю. И лишь ценой крайних усилий ветеран Велизарий сумел организовать защиту столицы и отбросить силы Забергана назад за Длинную Стену. Славяне в армии Забергана, однако, предприняли попытку атаковать Константинополь с моря. Не имея лодок, они спешно соорудили множество плотов, на которых двинулись вперед. Эта импровизированная флотилия была, как и можно было ожидать, легко уничтожена византийским флотом [202].

Несмотря на эти неудачи, сухопутная армия Забергана все еще могла нанести большой ущерб Константинополю, отрезая связи столицы с Фракией. Штаб был временно устроен в Аркадиополе (Люлебургас). Византийцы должны были послать богатые "подарки" хану-захватчику в качестве платы за его возвращение в степи. Существовала, однако, и другая причина отступления Забергана: были получены известия о появлении ранее неизвестной воинственной орды к востоку от Дона, идущей из монгольской пустыни. Новости говорили об опасности, и булгары поспешили домой. Новой ордой были авары.

Примечания

[1] См. гл. III выше.

[2] Д.И. Иловайский. Разыскания о начале Руси / Москва, 1876; 2-е изд., 1882 /; ср. Мошин. Вопрос, с. 367 - 368.

[3] Д. Одинец. Возникновение государственного строя и славян /Paris, 1935/.

[4] См. гл. III, разд. 2.

[5] Grousset, pp. 110 - 115; McGovern, pp. 404 ff.

[6] О гуннах, кроме Груссе и Макговерна, а также цитированных ими работ, см. А.A. Alfoldi. "Funde aus dcr Hunnenzeit und ihre ethische Sondcrung", AH, 9 (1932); К. Иностранцев. "Xyн-ну и гунны", Живая старина, 10 (1900); Кондаков. Древности, III; ТО 11.

[7] Ammianus Marcellinus, XXXI, 2, 10.

[8] Idem, 2,6.

[9] Idem, 2,3.

[10] Idem, 2,9.

[11] Idem, 2,2.

[12] Apollinaris Sidonius. "Panegyricus dictus Auternio Augusto", verse 245 ff. Следует отметить, что некоторая деформация черепов - иной природы, нежели описанная относительно гуннов Аммианом и Сидонием, - была обычаем, широко распространенным среди аланов, смотри RL, 13, 109.

[13] См. гл.III, разд. 3.

[14] Ammianus Marcellinus, XXXI, 3, 2.

[15] Jordanis, Secs. 129 - 130.

[16] См. гл. III, разд. 7.

[17] Jordanis, Sec. 246.

[18] Ammianus Marcellinus, XXXI, 3, 3.

[19]

[19] См. гл. III, разд. 9.

[20] См. гл. III, разд. 7.

[21] Jordanis, See. 247.

[22] Слово, с. 25 - 26. См., однако, комментарий Васильева (Васильев, с. 139 - 140).

[23] Jordanis, Sec. 248 - 249.

[24] Ammianus Marcellinus, XXXI, 3, 3.

[25] N. Zupanic. "Prvi nosilei etnickih imen Sbr, Hrvat, Ceh", Etnolog, II (1928).

[26] Jordanis, Sec. 249

[27] Priscus, IV. 28.

[28] Jordanis, Sec. 252.

[29] Ср. гл. III, разд. 9.

[30] Ammianus Marcellinus, XXXI, 3, 4 - 8.

[31] Относительно дальнейшего см. Ammianus Marcellinus, XXXI, 5 - 13; Jordanis, Sees. 131 - 138; Schmidt, pp. 257 ff.

[32] Nicephorus Kallistus, XVI, 26; of Deguignes, I 2, p. 294.

[33] "Lanus" in Isidore of Seville, Etymologiac, IX, 2, 94.

[34] Была и другая миграция аланов в Молдавию в тринадцатом и четырнадцатом веках, и основание города Ясы обычно относят к этому более позднему периоду. См. Кулаковский. Аланы, с. 66.

[35] Idem, р. 29.

[36] L. Pacatus Drepanius, Panegiricus Theodosio Augusto dictus, Chap. 32.

[37] Кулаковский. Аланы, с. 26 - 27.

[38] Notitia Dignitatum (ed. Seeck), Occident, VI, 130.

[39] О дальнейшем см. Bury, I. 185 ff.

[40] Rav. An., IV, 45 (p. 82).

[41] Кулаковский. Аланы, с. 35.

[42] Idem, р. 36.

[43] Idem, p. 41

[44] See Gautier, Geiserich (Frankfurt a. M., 1934).

[45] См. разд. 2 и 3 выше.

[46] См. разд. 3 выше.

[47] Bury, I, 272 and 278; Kulakovskii, I, 262.

[48] Philostorgius, XII, 13; Olympiodorus, frg. 46; Socrates, VII, 23.

[49] Bury, I, p. 271.

[50] Socrates, VII, 43.

[51] Philostorgius, V, 26.

[52] Sec Nicephorus Kallistus, XIV, 37.

[53] Ezekiel, 38,2.

[54] О взаимосвязи библейского имени Рош и греческого Рос (R v x ) см. А. Флоровский. "Принц Рош у пророка Иезекииля", "Сборник в честь В. Н. 3латарского" (София, 1925), с. 505 - 520. Ср. также M. Сюзюмов "К вопросу о происхождении слова R v z , R v s i a , Россия", ВДИ, II (1940), 121 - 123. Ни один из вышеупомянутых ученых не ссылается па проповедь Прокла.

[55] Главным источником относительно Аттилы является "Готская история" Приска, сохранившаяся лишь фрагментарно; см. также Jordanis. Gelica, pp. 178 - 228, 254 - 258. Cf. Bury, I, chap. IX; Кулаковский, 1, 264.

[56] Кулаковский, 1,264.

[57] Idem, 265.

[58] Кулаковский. Аланы, с. 38. Следует уделить внимание в данной связи имени Алань - месту в департаменте Од (Longnon. Noms, р. 133). Ср. название Халань в Южной России, см. гл. III, разд. 5.

[59] Salvianus. De Gubernatione Dei, VI, 64; ср. Кулаковский. Аланы, с. 40.

[60] Кулаковский. Аланы, с. 38.

[61] Миллер, с. 96.

[62] Chronica Gallica, A. D. 441; Кулаковский. Аланы, с. 38.

[63] "Don(le) cu L'Uldon", La Grande Encyclopedie, 14, 882; Григорий Турский упоминает определенный Ulda fluvius, который Огюст Лоннон уточняет как Uldus и который он идентифицирует как L'Oust (Longnon, Geographie, р. 159). "Улдон" - возможное сокращение от "Удэн-Дон"; улэн по-осетински означает "волна". Относительно иных следов аланского поселения в топонимике имени "Аллэны" (Eure-et-Loir) можно упомянуть (Longnon, Noms, р. 133). В качестве археологического свидетельства см. L. Frauchet. "Une Celonie scytho-alaine en Orleanais au V-me sitScle", Revue Scientifique, February 8 and 22, 1930.

[64] Bury, I, 275; Кулаковский, I, 267 - 268.

[65] Priscus, frg. 8; English trans.. Bury, I, 279 - 288.

[66] Idem, frg. I - 6.

[67] Idem, frg. 8.

[68] Jordanis, See. 258.

[69] Bury, I, 258 - 296.

[70] См. разд. 4 выше.

[71] См. разд. 3 выше.

[72] Lot, рр 107 - 108.

[73] См. J. Moravcsik. "Attila's Todt in Geschichte und Sage", KCA, II, (1926).

[74] Ср. гл. III, разд. 3.

[75] Jordanis, Sec. 37.

[76] См. гл. II, разд. 2.

[77] Hyp., col. 280.

[78] Миллер Следы, с. 242 и далее.

[79] См. гл III, разд. 4.

[80] Ср. гл III, разд. 5.

[81] Миллер Следы, с. 239 240.

[82] Idem, pp. 243, 248.

[83] А.И. Маркевич. "Географическая номенклатура Крыма", ТО, II (1928), 12; Vasmer. Iranier, p. 70.

[84] Миллер. Следы, с. 246, 247, 257, 259, 261: cf. Vasmer. Iranier, pp. 31 ff.

[85] Strabo, XI, 2, 9.

[86] Map. Состав, с. 45 и 52.

[87] Goertz, 1, 79 f.

[88] Minorsky, p. 445.

[89] Rav An , IV, 3 (p. 45).

[90] Миллер Словарь, с. 787.

[91] Об этом см. Васильев, с. 21 и далее; Кулаковский. Таврида, с. 38 - 39, 54 и далее.

[92] См. разд 7 ниже.

[93] John Chrysostom. "Epistola XIV", PG, 52, col. 618; Ср. Васильев, с. 33.

[94] См. гл III, разд. 4 и 9.

 

[95] Jordanis, Sees. 259 261; Schmidt, p. 268 f

[96] Jordanis, Sec 265.

[97] Об Аспаре см. Tillemont, pp. 409 - 414; 0. Seeck. "Flavius Ardabur Aspar", PW, 2 Cols 607 - 610.

[98] John of Antioch, frg. 205 (Exc. Ins., p. 129).

[99] Priscus, frgs. 36, 38, 39; Chronicon Paschale, 1, 598; Marcellinus, s. a. 469.

[100] Я готов принять no сути тезис Д. Бромберга, что "протоболгарские гунны жили между концом пятого века и приходом аваров лишь в околоазовье, но не на Балканы или в Трансильванию" (Bromberg, р. 58). Мр. Бромберг готовит всестороннюю монографию по этому вопросу

[101] См разд. 3 выше.

[102] См гл V, разд 2.

[103] Bury, I, 318 320; Кулаковский, I, 351 - 354.

[104] Nicephorus Kallistus, XV, 27.

[105] Malalas, p. 371 - 372; cf. Exc. Ins., p. 161.

[106] Ф.И. Успенский, который рассматривает Остриса как славянина, выводит его имя от славянского прилагательного острый (Успенский, I, 389). Я предполагаю это имя производным от осетинского стур - "великий", "большой". Ср. Миллер. Словарь, с. 1131.

[107] Кулаковский, I,468.

[108] Marcellinus, s. a. 493.

[109] Runciman, pp. 279 - 281.

[110] См. разд. 6 выше.

[111] Васильев, с. 57 - 69; ср. гл. III, разд. 9.

[112] См. гл. II, разд. 2.

[113] Васильев, с. 43 - 47.

[114] Sec Moravcsik.

[115] Vernadsky. Lebedia, pp. 183 - 186.

[116] Кулаковский. Таврида, с. 56.

[117] Там же, с. 57 - 58.

[118] См. разд. 10 ниже.

[119] Кулаковский. Таврида, с. 59.

[120] См. разд. 6 выше.

[121] См. гл. III, разд. 7, ср. разд. 2 выше.

[122] См. разд. 6 выше.

[123] Procopius, VII, 14, 32 - 33.

[124] См. разд. 6 выше; также гл. III, разд. 7.

[125] Так назван в русской "Жизни св. Этерия", "Жития святых" Дмитрия Ростовского, 7 марта, цитировано Брюном 1, 92.

[126] А.А. Сницын. "Древности антов". АНОРС, 101 (1928), 492 - 495.

[127] Рыбаков, с. 320 - 323.

[128] Там же, с. 337.

[129] Готье, с. 58 - 62; А.М. Покровский. "Верхне-Салтовский могильник", ТАС, XII, I (1905); В.А. Бабенко. "Новые систематические исследования Верхне-Салтовского могильника", ТАС, XIV, 3 (1911),

[130] Arne, pp. 57 - 59.

[131] Fettich, p. 188; ср. Захаров, с. 67 и далее, с. 73.

[132] Mauricius, XI, 5.

[133] Более точно Менандер говорит о "славянских" полях в этом случае.

[134] Procopius, VII, 14, 22; John of Ephesus apud Michael Syrus, ed. Chabet, p. 380; ef. Markwart, p. 483.

[135] Mauricius, XI, 5.

[136] Рыбаков, с. 323 - 325.

[137] См. гл. I, разд. 3 - о древнем культурном слое Борщево.

[138] Procopius, VII, 14, 22.

[139] Mauricius, XI, 5.

[140] См. разд. 2 выше.

[141] Jordanis, See. 247.

[142] Menander, frg. 6 (p. 5).

[143] 'Ardagasgoz (Theophylactus, I, 7, 5: VI, 7, I; VI, 9, I).

[144] Peiragastoz ;(Theophylactus, VII, 4, 13).

[145] Kelagastoz , (Menander, frg. 6).

[146] Vasmer. Iranier, p. 37.

[147] Dabragasthz (Agathias, III, 6).

[148] Л.А. Мацулевич. "Погребение варварского князя", ГА, 112 (1934).

[149] Граф А.А. Бобринский. "Перещепинский клад", MAP, 34 (1914). Некоторые археологи относят перещенинские находки к аварам, АН, 18 (1936), 59 ff.

[150] См. разд. 7 выше.

[151] О6 Анастасии см. Bury, I, chap. XIII; Charanis; Кулаковский, I, 432 - 521.

[152] См. разд. 7 выше.

[153] Bury, I, 460.

[154] Malalas, p. 450; cf. Theophanes, p. 218.

[155] Marcellinus, s. a. 505.

[156] См. гл. II, разд. 2.

[157] De Origine Actibusque Getarum" - название работы Иордана об истории готов. В своей терминологии Иордан следует за Кассиодором.

[158] Jordanis, See. 301.

[159] Ennodius, p. 278.

[160] Ср. Васильев. Славяне, с. 407 - 408.

[161] Malalas, p. 402; cf. Exc. Ins., p. 169.

[162] Zacharias Rhetor, p. 136.

[163] Marcellinus, s. a. 512.

[164] См. разд. 7 выше.

[165] Подобное отождествление проводилось Тиллемоном, с. 414 и Гиббоном, IV, 207, но отвергнуто - без объяснения оснований - Момзеном, "Гермес", IV (1872), 349, N 1.

[166] В любом случае нам известно, что Патрикий пообещал оставить арианство, если он будет сделан кесарем (Кулаковский, I, 353).

[167] О религиозной политике Анастасия см. Карана.

[168] См. гл. III, разд. 9.

[169] Theophanes, р. 161.

[170] Charanis, pp. 63 - 64.

[171] Malalas, p. 405; cf. Exc. Ins., p. 169.

[172] Safarik, p. 160 f.; Ср. А. А. Васильев. "О славянском происхождении Юстиниана", ВВ, I (1894), 469 - 492.

[173] Malalas, p. 403; cf. Exc. Ins., p. 169. Прокл Афинский был, возможно, известным неоплатоником. Charanis, р. 64, 52, отрицает это отождествление па основании смерти неоплатоника Прокла в 482 г. (484, согласно PW, 28, 1760). Однако Прокл мог до своей смерти передать формулу кому-либо из своих учеников, и сказанное одним из них от имени покойного философа могло быть приписано Малаласом самому Проклу,

[174] Кулаковский, I, 469. Ср. Васильев. Славяне, с. 407.

[175] Marcellinus, s.а. 517, ссылаясь, возможно, на Иеремию, 6.22.

[176] См. разд. 4 выше.

[177] Мы можем вывести подобное заключение из Procopius, Anecdota, XVIII, 20.

[178] Procopius. Anecdota, VI, 27 - 28.

[179] О правлении Юстиниана см. Bury, II; Ch. Diehl. Justinien; Кулаковский, II, 37 334.

[180] См. гл. III, разд. 7.

[181] Procopius. Anecdota, XVIII, 20 - 21.

[182] Idem, VII, 14, 2.

[183] Схожие эпизоды запечатлены в хронике Малаласа, один относительно гуннского царя Грода или Горда (Grwd), а другой о герульском предводителе Грете или Грепе (Grephz )- См. Malalas, pp. 427 - 428, 431 - 433. Cf. Bury, II, 311; and Schmidt, p. 554. Бромбер считает эти два персонажа тождественными, см. RS, 20, 358.

[184] M o n g e l , Malalas, р. 432.

[185] См. гл. VI, разд. 6 ниже.

[186] Bury, II, 311.

[187] IPE, II, N 49. См. Кулаковский. Таврида, с. 59; Васильев, с. 71 (с хронологической поправкой).

[188] Ср. разд. 6 выше.

[189] Procopius, VII, 14, I - 2; ср. Левченко, с. 38 - 39.

[190] Idem, 14,8.

[192] Procopius, V, 27, I.

[193] Idem, VII, 14, 12 ff.

[194] Bromberg, pp. 58 - 59: cf. Brun, 1, 243.

[195] Burg, II, 297.

[196] Procopius, VII, 22, 3 - 4.

[197] Codex Justinianus, ed. Krueger, p. 3.

[198] Кулаковский, II, 220 - 221.

[199] Procopius, VIII, 18, 18 - 24; 19, 7 - 22. Cf. Bury, II, 303.

[200] Кулаковский, II, 225.

[201] Agathias, 5, 12 - 15; Theophanes, pp. 233 - 234. Cf. Bury, II, 304 - 308; Кулаковский, II, 225 - 227.

[202] Idem, 5, 12; ср. Кулаковский, II, 226 - 227.

[Предыдущая глава][Следующая глава]