ЖИТИЯ СВЯТЫХ МУЖЕЙ

Сборник житий святых мужей составлен преимущественно на основе следующих работ:

Акты святейшего Тихона, патриарха Московского и всея России. Позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943. Сборник в двух частях. Сост. М.Е. Губонин. М., 1994.

Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-миней св. Димитрия Ростовского с дополнениями, объяснительными примечаниями и изображениями святых. Январь-декабрь. М., 1904.

Жития святых. 1000 лет русской святости. Сост. монахиня Таисия. 2-е издание, исправленное и дополненное. Т. 1. Январь-июнь. Тип. Преп. Иова Почаевского, Джорданвиль, 1983. Т. 2. Июль-декабрь. Там же, 1984.

За Христа пострадавшие. Гонения на Русскую Православную Церковь. 1917-1956. Кн. первая. А-К. М., 1997.

Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Репр. воспр. издания 1873-1888 гг., осуществленного в семи выпусках. Кн. 1-3. Изд. «Книга», М., 1990.

Настольная книга для священно-церковно-служителей. Сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства. Сост. С.В. Булгаков. Изд. 2, исправленное и дополненное. Харьков, 1900.

Новые мученики Российские. Первое собрание материалов. Сост. протопресвитер М Польский. Т. 1-2. Джорданвиль, 1949.

Полный православный богословский энциклопедический словарь. Изд. П.П. Сайкина. Т. 1-2. СПб. Репринт. М, 1992.

Христианство. Энциклопедический словарь. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Новый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Православная богословская энциклопедия. Научное издательство «Большая Российская энциклопедия». Т. 1-3. М., 1995.

Юродство о Христе и Христа ради юродивые Восточной и Русской Церкви. Исторический очерк и жития сих подвижников благочестия. Сост. Покровского и Василия Блаженного, в Москве, собора ключарь священник Иоанн Ковалевский. Изд. 3. М., 1902.

 

Все даты по старому стилю.

 

 

Печатается по благословению Председателя Комитета Молодежи Русской Православной Церкви за границей Преосвященного Илариона,
 Архиепископа Сиднейского и Австралийско-Новозеландского


ОГЛАВЛЕНИЕ

Патриарх АВРААМ (9 октября) 4

Первочеловек АДАМ (11 декабря) 4

Преподобный АЛЕКСАНДР (3 июля) 5

Преподобный АЛЕКСАНДР (20 апреля) 10

Митрополит АЛЕКСИЙ (12 февраля, 20 мая, 5 октября) 13

Преподобный АЛИПИЙ (17 августа) 15

Святитель АМВРОСИЙ (7 декабря) 17

Преподобномученик АНАСТАСИЙ (22 января) 19

Патриарх АНАТОЛИЙ (3 июля) 22

Благоверный князь АНДРЕЙ (4 июля) 22

Блаженный АНДРЕЙ (10 октября) 25

Патриарх АНТОНИЙ (12 февраля) 26

Преподобный АНТОНИЙ (17 января) 26

Святитель АРКАДИЙ (6 марта) 27

Благоверный царь БОРИС (2 мая) 27

Мученик БОРИС (2 мая) 27

Мученик ВАЛЕРИЙ (7 ноября) 28

Преподобный ВАРНАВА (11 июня) 28

Мученик ВАСИЛИЙ (1 января) 28

Благоверный князь ВАСИЛИЙ (4 марта) 29

Митрополит ВЕНИАМИН (31 июня) 29

Мученик ВИКТОР (11 ноября) 31

Преподобный ВИТАЛИЙ (22 апреля) 32

Митрополит ВЛАДИМИР (25 января / 7 февраля) 34

Благоверный князь ВЛАДИМИР (4 октября) 35

Благоверный князь ГАВРИИЛ (11 февраля) 36

Мученик ГАВРИИЛ (20 апреля) 36

Преподобный ГЕННАДИЙ (23 января) 36

Благоверный князь ГЕОРГИЙ (4 февраля) 41

Преподобный ГЕОРГИЙ (8 января) 44

Просветитель ГРИГОРИЙ (30 сентября) 46

Преподобный ГРИГОРИЙ (8 января) 47

Царь ДАВИД (Неделя по Рождестве Христовом) 48

Преподобный ДАВИД (6 сентября) 49

Благоверный князь ДАНИИЛ (4 марта) 50

Преподобный ДАНИИЛ (7 апреля) 50

Святитель ДИМИТРИЙ (23 мая, 21 сентября, 28 октября) 52

Благоверный царевич ДИМИТРИЙ (15 мая) 54

Преподобный ЕВГЕНИЙ (19 февраля) 56

Святитель ИГНАТИЙ (28 мая) 57

Преподобный ИЛАРИОН (21 октября) 58

Пророк ИЛИЯ (20 июля) 58

Преподобный ИЛИЯ (19 декабря) 63

Мученик ИОАНН (14 апреля) 63

Праведный ИОАНН Кронштадтский (20 декабря) 64

Священномученик ИОСИФ (11 мая) 67

Святитель КИРИЛЛ (28 апреля) 68

Митрополит КОНСТАНТИН (5 июня) 69

Благоверный КОНСТАНТИН (21 мая) 70

Мученик ЛАВР (18 августа) 71

Святитель ЛЕВ (20 февраля) 72

Преподобный ЛЕОНИД (17 июля) 73

Преподобный МАКСИМ (21 января, 13 августа) 74

Праведный МАКСИМ (16 января) 74

Преподобный МАРК (29 декабря) 75

Святитель МИТРОФАН (23 ноября) 77

Блаженный МИХАИЛ (11 января) 78

Благоверный князь МИХАИЛ (22 ноября) 79

Святитель НИКИТА (31 января) 81

Преподобный НИКИТА (24 мая) 83

Блаженный НИКОЛАЙ (27 июля) 85

Святитель ПАВЕЛ (4 ноября) 86

Преподобный ПАВЕЛ (10 января) 88

Святитель ПЕТР (25 ноября) 92

Митрополит ПЕТР (21 декабря) 94

Благоверный князь РОМАН (3 февраля) 95

Благоверный князь РОСТИСЛАВ (14 марта) 96

Преподобный СЕРГИЙ (28 июня) 96

Преподобный СЕРГИЙ (16 ноября) 97

Преподобный СИМЕОН (13 февраля) 98

Преподобный СИМЕОН (3 февраля) 99

Преподобный СТЕФАН (15 декабря) 100

Святитель СТЕФАН (26 апреля) 102

Апостол ТИМОФЕЙ (4 и 22 января) 104

Благоверный князь ТИМОФЕЙ (20 мая) 105

Святитель ТИХОН (13 августа) 105

Святитель ТИХОН (25 марта) 107

Святитель ФЕОДОР (28 ноября) 109

Благоверный князь ФЕОДОР (5 марта и 19 сентября) 110

Митрополит ФИЛИПП (9 января) 111

Преподобный ФИЛИПП (14 ноября) 113

Святитель ФОМА (21 марта) 115

Преподобный ФОМА (10 декабря) 116

 


 

Патриарх АВРААМ
(9 октября)

Авраам (первоначально — Аврам), одиннадцатый после потопный патриарх, родоначальник еврейского народа, сын Фарры, родился за 2040 лет до Рождества Христова в Уре Халдейском. Он был женат на своей сводной сестре Саре, впоследствии, переименованной в Сарру.

Живя среди язычников, Авраам постиг единого Бога. Его соотечественники не могли ему простить его заявлений о лживости служения идолам, и Авраам, вместе с отцом, женой и племянником Лотом, отправился в Ханаан. В это время ему было 75 лет.

По дороге ему дважды явился Бог и обещал ему сделать его потомство большим народом, а страну предоставить ему в наследство. В Ханаане Авраам был прозван га-иври, что значит «прибывший с той стороны реки Евфрата». Отсюда и название народа иврим, евреи, произошедшего от Авраама.

Вследствие голода в Ханаане, Авраам отправился в Египет, где, опасаясь неприятностей со стороны фараона, выдавал свою красивую жену Сарру за родную сестру. Фараон взял ее к себе, но, обнаружив обман, отпустил ее к Аврааму, выселив их из Египта.

По дороге в Ханаан между Авраамом и его племянником Лотом возникли недоразумения и они разошлись: Лот пошел в юго-восточную окраину Ханаана Содом, Авраам же остался внутри страны. Родственные связи со своим племянником, однако, Авраам не разорвал, и когда на Содом напали неприятели и увезли в плен его жителей, в том числе и Лота, Авраам, узнав об этом, вооружил своих рабов, погнался за грабителями и освободил не только Лота, но и всех пленных, отказавшись получить от содомского царя какое-либо вознаграждение.

Брак Авраама с Саррой долго оставался бесплодным, и Сарра, по традиции того времени, отдала Авааму в жены свою рабыню, египтянку Агарь, которая родила ему сына Измаила.

Аврааму было тогда 86 лет. Бог обещал ему многочисленное потомство, изменив его имя «Аврам» на «Авраам». Тогда же был установлен в знак завета обряд обрезания.

Вскоре после этого к Аврааму явились три ангела под видом странников и предсказали рождение сына Исаака. При рождении Исаака Сарре было 90 лет, а Аврааму — 100. Вскоре Сарра заметила, что сын Агари Измаил насмехается над Исааком. По ее настояниям Агарь вместе с сыном должна была уйти в пустыню.

Желая испытать силу веры Авраама, Бог повелел ему принести Исаака в жертву на горе Мориа. Однако в последний момент занесенная было рука Авраама была остановлена ангелом, еще раз повторившим Аврааму, что его потомство будет подобно звездам небесным и песку на берегу морском, и что в его лице народы мира получат благословение.

Сарра умерла в 127 лет от роду. Авраам женился вторично, взяв в жены Кетуру, от которой имел шестеро детей. Перед смертью он отдал все свое имущество Исааку, а сыновей своих от наложниц, которые, подобно Измаилу, сделались родоначальниками различных арабских племен, отослал, наделив их подарками. Авраам умер 175 лет от роду и похоронен в Хевроне.

Силой своей веры и праведностью Авраам превосходит всех ветхозаветных праведников и почитается не только иудеями и христианами, но и магометанами. В лице Авраама Священное Писание показывает высочайший образец живой веры, наиболее сильным проявлением которой было известное жертвоприношение им Исаака. Этому событию апостол Павел и святые отцы и учители Церкви усвояют преобразовательное значение — предизображение жертвоприношения Иисуса Христа Своим Отцом.

Некоторые отцы Церкви преобразовательный смысл усматривают и в обстоятельствах призвания Авраама и переселения его из Ура Халдейского. Подобно Аврааму, беспрекословно оставившему, по слову Божию, свои родные земли, апостолы, по одному слову Спасителя, оставляли дома отцов своих и следовали за Христом.

Отмечая глубокую веру и праведность Авраама, Священное Писание именует его «отцом верующих», «другом Божиим», а Сам Бог называет Себя, по преимуществу, «Богом Авраама».

Первочеловек АДАМ
(11 декабря)

Адам, первый человек, родоначальник всего человечества, венец Божественного творения. Имя «Адам» значит «красный» и указывает на красную землю, из которой, согласно Священному Писанию, праотец был создан.

Это слово производят также от еврейского слова «дама», то есть, «уподоблять», так что слово «адам» буквально значит: я уподобил, и, таким образом, в этом наименовании первого человека звучит высшее достоинство человека — подобие Богу.

Что же касается еврейского наименования земли («гаадама»), то это слово является производным от «адам» и означает то, что земля составляет принадлежность первого человека — Адама.

В первой и второй главах книги Бытия слово «адам» употребляется исключительно, как родовое понятие, и лишь в третьей главе, уже после повествования о сотворении человека, это слово впервые употреблено, как имя собственное.

Современное естествознание стремится ниспровергнуть богооткровенное учение о творении первого человека, но все подобные попытки были и будут, несомненно, безуспешны.

Христианская же Церковь никогда не сомневалась в действительности библейского сказания о сотворении первых людей, об их жизни в раю и грехопадении, и эти сказания находят себе подтверждение в преданиях других народов.

Научно установлено, что у некоторых древних народов, например, ассиро-вавилонян, персов, еще за 200 лет до Моисея существовали, хотя и в искаженном виде, но сходные с библейскими, повествования о первых людях. Такие же предания сохранились у китайцев, индусов, греков, в Коране.

Согласно Священному Писанию, Адам был венцом миротворения, созданным по образу и подобию Божию в конце шестого дня творения. Бог дал Адаму «дыхание жизни и стал Адам душой живой». Бог насадил для человека сад в Эдеме и вверил его Адаму. Но вследствие ослушания Божьего повеления, Адам и созданная из его плоти жена Ева были изгнаны из рая и осуждены на тяжелую работу для поддержания жизни.

Грехопадение Адама является одним из центральных положений христианского догматического учения. Через Адама грех и смерть вошли в мир, во все человечество, и только через «второго Адама» — Господа нашего Иисуса Христа людям даровано оправдание, спасение и Жизнь Вечная.

Верующие во Христа в Таинстве крещения очищаются от наследуемого каждым человеком греха Адамова и становятся потомками «второго Адама».

Адам прожил 930 лет, оставил многочисленное потомство и, по церковному преданию, был погребен на Голгофе, на том месте, где потом был водружен Крест Спасителя.

В древнехристианском искусстве жизнь Адама и Евы изображалась наиболее часто в раннем ее периоде. Изображения прародителей встречаются в настенной живописи катакомб, скульптурные фигуры — на саркофагах, купелях, церковных вратах. Очень часто живописцы XIV-XVII веков использовали сюжет и сцены грехопадения и изгнания прародителей из рая.

Преподобный АЛЕКСАНДР
(3 июля)

Преподобный Александр родился в Азии. Будучи в юных летах, он пришел в Константинополь, где приобрел значительные познания в науках. По достижении же зрелого возраста, поступил на военную службу и впоследствии был все начальником.

На досуге он любил читать Священное Писание, был добродетелен, честен, постоянен, богобоязлив и украшен целомудрием и воздержанием. Прочтя Ветхий и Новый Завет, он углубился мыслью в Евангельские слова, сказанные Христом: Аще хощеши совершен быти, иди, продамсдь имение твое, и дождь нищим, и имети имаши сокровище на небеси, и гряди в след Мене [1].

Размышляя об этом и твердо веруя в слово Христово, он начал продавать свои имения, которых у него было довольно при его высоком служебном положении, и полученное за них — раздавать нищим и бедным, а сам вознамерился отречься от мира и всего мирского и быть подражателем Христу.

Услышав, что в Сирии обитали святые мужи, проводившие богоугодную жизнь в монастырях, он пожелал идти туда. Сложив с себя звание военачальника и оставив своих друзей, дом и рабов, и отложив всякое попечение о житейском, пошел он в Сирию.

Достигнув монастыря, в котором настоятелем был преподобный Илия, он умолил этого отца принять его в число иночествующей братии.

Четыре года прожил он в этом монастыре, ревностно исполняя все возлагаемые на него послушания и упражняясь, кроме того, в посте, деннонощной молитве и в чтении книг. Более всего он хотел проникнуть в понимание псалмов Давидовых, хотел осознать силу каждого песенного стиха.

В недоуменных случаях он спрашивал опытных о непонятном и усердно молился Богу, да просветит его разум к пониманию Божественных писаний.

Видя, что во всех монастырях братия излишне заботятся о пище и одежде, он вспоминал о евангельских Христовых словах, которые возбраняют заботиться и о завтрашнем дне.

Он был твердо уверен, что Господь, питающий птиц и одевающий «траву сельную», тем более не оставит без Своего попечения работающих Ему людей, что силен Он пропитать и одеть их, искали бы они прежде Царствия Божия и правды Его.

Одушевленный такими мыслями, преподобный Александр, взяв имевшееся у него Евангелие, пришел с ним к игумену Илии и сказал ему:

— Отче, все ли истинно, что написано в Евангелии? Услышав такой странный для инока вопрос, преподобный Илия удивился и в смущении подумал, что вопрошающий его прельщен каким-нибудь диавольским соблазном. Не отвечая на вопрос, он сел и скорбно склонил голову. В это время пришли к нему братия.

— Братия, — сказал им преподобный Илия, — помолимся о брате нашем Александре, увязшем во вражеские сети.

И, встав, сотворил молитву со слезами, а потом, обратившись к Александру, сказал ему:

— Откуда пришел к тебе такой сомнительный помысл, что ты не веришь написанному в святом Евангелии?

— Не не верую я, отче, — ответил ему Александр, — а только спрашиваю, все ли истинно, написанное в святом Евангелии?

— Воистину, все истинно, — отвечали ему братия, — и никакого в этом не может быть сомнения. Тогда сказал им Александр:

— Если все истинно написанное, то почему же мы не исполняем этого?

— Невозможно немощному человеку исполнить всего, — ответили ему братия.

После такого ответа Александр, воспламенившись своим духом, вознамерился уйти в пустыню, чтобы там удобнее пожить по евангельскому слову. Он испросил благословение у преподобного Илии и, с любовью простившись с братией, вышел из монастыря, ничего не имея при себе, кроме святого Евангелия.

Семь лет он пробыл в пустыне, не имея никакого попечения ни о чем земном.

После этого преподобный Александр узнал, что невдалеке от места, где он находился, есть город, в котором жили служившие бесам идолопоклонники. Он пошел в этот город и зажег там идольский храм. Увидев это. жители сбежались к пылавшему капищу и нашли здесь преподобного Александра. Он не отошел от зажженного им капища, но нарочито ожидал, когда стекутся сюда жители-идолопоклонники.

Когда начали спрашивать его о поджоге храма, то он признался и сказал, что это он зажег его. Услышав это, жители бросились на него и хотели убить, но Бог охранил его. Когда жители немного успокоились от своей горячности, святой возвысил свой голос и сказал:

— О, люди! Уразумейте ваше заблуждение, познайте истину, избавьте себя от вечного осуждения, я возвещаю вам Царство Небесное.

И начал им, как апостол, проповедовать слово спасения. Некоторые слушали его, другие вовсе не хотели внимать его словам и, в конце концов, отвели его в городской суд. Градоначальником в том городе был чиновник по имени Равул. Он, слушая необычное для него учение, которое предлагал преподобный Александр, противоречил ему, стараясь оспорить это учение исходя из языческих книг, и устрашал святого угрозами мучений.

Наконец, убедившись, что преподобный Александр и нравом своим кроток, и премудр в своих ответах, и что проповедуемое им учение непреодолимо, Равул не сделал ему никакой неприятности. Более того, он пригласил к себе Александра одного, чтобы наедине побеседовать с ним, и прежде всего спросил:

— Скажи мне правду, на каком основании вы, христиане, так презираете нашу жизнь?

На этот вопрос преподобный ответил Равулу:

— Не так ты говоришь, мы не презираем вашей жизни, но стараемся сохранить себя бессмертными во веки. Истинная жизнь в том и заключается, чтобы жить вечно, а жить только временно — это не жизнь, а смерть. Эту временную, смертную жизнь мы и презираем ради будущей вечной, бессмертной жизни, потому что писано нам: иже погубит душу свою в этом веке, в жизни вечной обрящет  [2]. На это Равул сказал:

— А где вы надеетесь быть по прекращении этой земной жизни?

Святой начал проповедовать ему о Царствии Небесном и об уготованных праведным вечных благах. Неверному язычнику представлялся рассказ святого не более, чем басня, но, несмотря на это, ему еще более хотелось слушать новое для него учение, и он спросил об истоках этой веры. Тогда преподобный, поучая его Богопознанию, начал повествовать о деяниях Господних от создания мира до Креста и вольной Христовой смерти, воскресения и преславного вознесения.

День и ночь продолжалась беседа. Ни пищи, ни питья собеседники не употребили, и даже ко сну не клонило их. Когда речь шла о святом Илии пророке, как по его слову заключилось небо и как по его молитве ниспал на жертвы огонь, какого не могли вымолить у своих идолов жрецы Вааловы, Равул, слыша это, засмеялся и сказал:

— Все эти ваши христианские басни — выдумки. Советую тебе полезное: принеси вместе с нами жертвы нашим богам. Они милостивы и простят тебе то, что ты по неведению прогневил и оскорбил их, уничтожив их храм.

Святой сказал:

— Если действительно боги те, которых ты называешь богами, то почему при пророке Илии не послушали жрецов своих, когда они целый день взывали к ним и не свели с неба огня на жертвы? А раб Божий Илия только один и однажды помолился нашему Единому, на небесах живущему Богу [3], и тотчас спал с неба огонь и попалил не только дрова и жертву, но и воду и камни и самую землю пожег, а потом спал свыше огонь и на тех пятьдесятников, которые хотели схватить пророка, и сжег их с воинами их [4].

Равул рассмеялся и сказал:

— Если то действительно было, то и ты, называющий себя рабом Бога твоего, сделай то же. Вот перед нами множество рогож и хворосту, помолись своему Богу, как и Илия, чтобы сошел огонь с неба и сжег это. Тогда и я скажу, что нет другого Бога, кроме Богу, в Которого веруют христиане.

Святой сказал:

— Сперва ты помолись своим богам, пусть они это сделают.

Равул на это ответил:

— Я не имею ни силы, ни дерзновения перед моими богами, помолись ты своему Богу.

Тогда святой Александр, помня, что по Евангельскому слову, вся возможна верующему [5], встал на молитву и начал молиться. Тотчас ниспал с неба огонь на рогожи и хворост и сжег их. Видя это, Равул пришел в ужас и убоялся, как бы и на него не пал огонь, как на пятьдесятников при пророке Илии.

— Воистину, велик Бог христианский! — воскликнул он. И хотел об этом чуде рассказать народу, но святой строго запретил ему делать это. Только после кончины преподобного Александра он объявил об этом чуде перед епископами и монахами, именем Божиим подтверждая истину своего свидетельства. После этого чуда градоначальник Равул целую седмицу был неразлучно со святым Александром, научался истинам веры и слушал его наставления об истинных путях спасения, а затем попросил просветить его и святым крещением, так как приближался день Святой Пасхи. Но при этом поставил условие, чтобы крещение было совершено не в городской церкви, а в загородной.

Пошли туда в сопровождении многих граждан с их женами и детьми. Когда они пришли к этой церкви, то увидели здесь страшно беснующуюся девицу. Видя такую картину, Равул испугался и сказал:

— Не хочу быть христианином. Эту девицу наказывают бога за то, что она приняла христианскую веру. Боюсь, чтобы и со мной подобного не случилось.

Сказав это, он отошел от церкви и хотел возвратиться назад. Святой же удержал его, говоря:

— Зачем поддаешься диавольскому искушению? Эта девица наказывается за свои грехи, по попущению Божию. Она обещалась пред Богом сохранять чистоту девства, но не соблюла своего обещания и за это страдает от бесов, будучи предана сатане, чтобы душа ее спаслась. А что это истинно, пойди сам к девице и спроси ее.

Равул подошел к беснующейся и от нее самой услышал признание в грехах, за которые Бог попустил войти в нее сатане и мучить ее. После этого Равул оставил сомнение и просил святого крестить его. Когда он крестился и вышел из святой купели, то белая одежда, которая, по обыкновению христианскому, была приготовлена для него ко крещению, оказалась вся в изображенных на ней крестах. Народ дивился такому чуду, и многие из пришедших сюда с Равулом мужей и жен просили и себе крещения. Святой же Александр, желая увериться, что воистину они веруют во Христа, сказал им:

— Следует вам доказать вашу веру. Пойдем в город и, если кто из вас имеет в своем доме идолов, пусть вынесет их на середину города и разобьет их на части своими руками, а уже потом сподобится святого крещения.

Все согласились исполнить это и, придя в город, вынесли из своих домов великое множество идолов и разбили их, после чего весь город и был просвещен крещением. Преподобный оставался на некоторое время в городе и утверждал новокрещенных в святой вере. Когда же увидел, что они достаточно утвердились в благочестии и благодарят за это Бога, то сказал Равулу:

— Доселе вы были питаемы молоком, а теперь следует вам питать себя и твердой пищей. Если кто из вас хочет совершенным быть в жизни христианской, пусть послушает Христовых словес. Он говорит: продадите имения ваша, и дадите милостыню: сотворите себе сокровище неоскудеваемо на небесах [6]. Ищите Царствия Божия, и сия вся приложатся вам [7].

На это Равул ответил:

— Я не могу быть таким совершенным христианином. Если я все продам и раздам, то кто будет питать моих домашних, и как без заботы можно приобрести то, что нужно для жизни? Если ты хочешь уверить меня в этом, покажи мне на деле, чтобы хоть один день мог пропитать меня и всех моих домашних без нашей об этом заботы. Не знаю, как ты сможешь это сделать, когда ты сам нищий и когда у тебя и для своего пропитания ничего нет и на один день. Если же ты в городе сделать этого не сможешь, то что будешь делать в пустыне, когда мы все оставим и пойдем за тобой?

Святой же, имея твердое упование на Бога, решительно сказал:

— Возьми домашних своих и, если хочешь, друзей своих, которых знаешь, и веди их на целый день в какую угодно далекую от людей пустыню. Буду и я с вами. Хлеба чтобы не было ни у кого из вас, даже самого малого куска, и никакой другой пищи. Если Бог не насытит вас, как прежде израильтян в пустыне, тогда и не будете верить моим словам.

Равул согласился. Когда настало утро, он взял с собой домашних и друзей и пошел в одну непроходимую пустыню, вместе с преподобным Александром, желая видеть на деле исполнение его слов. Шли целый день и уже настал одиннадцатый час, когда они остановились между двух гор, к которым не было откуда никаких дорог. И начал святой Александр по обыкновению своему совершать вечернее пение, а Равул и его спутники, будучи изнуряемы голодом, думали о том, что они будут есть.

Когда же преподобный окончил молитву, то они увидели какого-то, идущего к ним, простого селянина, который вел за собой скот, тяжело навьюченный большими мешками, в которых были чистые и теплые хлебы и плоды садовые и огородные.

И сказал преподобный Равулу:

— Получите эту пищу, и не будьте не верны, но верны. С радостью приняли они привезенное, и Равул, удивляясь со своими друзьями, сказал:

— Откуда в этой пустыне появился человек с такой пищей? Мы, идя целый день, едва могли придти сюда, ему же следовало только в полночь выйти из дома, чтобы в этот час придти на это место. Если же он и в полночь вышел, то почему хлебы и теперь теплы, как будто сейчас вынуты из печи.

Они спросили об этом крестьянина.

— Меня послал к вам мой Господин, чтобы вы не были голодны, — ответил им пришедший.

Когда же они хотели еще что-то сказать этому человеку, он сделался невидим со всеми пришедшими с ним животными, потому что это был ангел Божий в образе человека. Ужас объял всех, и тогда все поверили словам преподобного, а еще более словам Христовым, что ни о чем не следует заботиться работающим Господу, но полагаться на Промысл Божий.

Поблагодарив Бога, все поели и переночевали здесь же, а на другой день возвратились в город. После этого чуда можно было понять, чем преподобный Александр питался семь лет, во время пребывания своего в пустыне, не имея никакого попечения о житейском. Этим чудом градоначальник Равул сильно укрепился и без всякого уже колебания начал упражняться в богомыслии.

Он прежде всего отказался от своей должности, а потом начал продавать свое имение и, по согласию с женой и дочерьми, раздавать нищим, оставив им лишь часть на пропитание.

Жена его с дочерьми устроила монастырь и служила в нем Богу всем сердцем, а Равул, отпустив на свободу своих рабов, ушел в пустыню, из которой через несколько лет изведен был и поставлен епископом городу Эдессе [8]. Много лет он прожил в святительском сане, просвещая свою паству.

Преподобный же Александр» видя просвещенный им город процветающим и преуспевающим, радовался в душе, но сердце влекло его опять в пустыню. Граждане желали иметь его у себя епископом и умоляли его об этом. Он не согласился и хотел тайно уйти от них, но они и днем и ночью стерегли у городских ворот, чтобы не упустить своего учителя. Преподобный же, как когда-то святой апостол Павел, некоторыми из учеников своих был спущен через стену в корзине [9] и удалился все таки в пустыню для любезного ему безмолвия.

Шел он по пустыне два дня, и неожиданно на пути оказалось жилище разбойников. Разбойники взяли его и привели к своему главарю. Преподобный своими боговдохновенными словами не только укротил свирепого вождя разбойной шайки, но и довел до умиления жестокое его сердце, так что тот уверовал во Христа и через несколько дней просвещен был святым крещением. Совершив над ним крещение, преподобный спросил его:

— Чего ты просил у Бога мысленно перед крещением?

— Просил я, — ответил ему новокрещенный, — чтобы Господь, по очищении грехов моих в купели крещения, вскоре взял от меня душу мою.

— Исполнится то, о чем ты просил, — сказал ему святой. На восьмой день новокрещенный преставился ко Господу. Видев это, и прочие разбойники присоединились к святой вере и, приняв крещение, начали вести свою жизнь с сокрушенным покаянием, а спустя немного времени, и само жилище разбойников было обращено в монастырь, в котором подвизались бывшие разбойники, отрекшиеся от мира.

Преподобный некоторое время прожил с ними и, учредив иноческие уставы и поставив для них опытного начальника, удалился в глубокую пустыню. Через два дня он достиг Евфрата. Перебравшись через реку, он нашел дерево с весьма обширным внутри дуплом, и эту пустоту в дереве избрал местом своего пребывания. В дневное время он ходил по горам и по пустынным дебрям, а на ночь приходил к месту своего обиталища. Со временем к нему начали приходить братия и селиться рядом, желая подражать его жизни.

Несмотря на то, что со временем их стало около четырехсот человек из разных стран — Греции, Рима, Сирии и Египта — и при минимальном попечении о пище и одежде, они имели каждый день полное довольство. Ничего не оставляли на следующий день, раздавая остатки нищим и странным.

В этом монастыре преподобный Александр установил новый, нигде прежде не бывший, чин неусыпающих. Сначала он установил, чтобы братия ходили в церковь на славословие Божие по семь раз в сутки, по слову пророка: седмерицею днем хвалих Тя о судьбах правды Твоея [10]. Потом, обратив внимание на другие слова того же пророка: блажен муж, иже в законе Господни поучится день и нощь [11], преподобный размышлял, возможно ли на самом деле исполнить человеку пророческое слово, чтобы и днем, и ночью неусыпно поучаться в законе Божия славословия.

И он пожелал установить в своем монастыре такой чин, чтобы в церкви и днем, и ночью было непрестанное и неусыпное псалмопение. Он, по числу часов дня и ночи разделил братию на двадцать четыре череды, чтобы всякий, зная час своей череды, являлся к этому времени в храм для псалмопения.

Для пения были назначены Давидовы псалмы. Петь их положено было на два лика, без поспешности, кроме того времени, в которое совершались обычные церковные службы.

Таким образом, в монастырской церкви и днем и ночью непрестанно славословили Бога, от чего и сам этот монастырь стал именоваться обителью неусыпающих. Установил преподобный при псалмопении и число поклонов на всякий день, по числу тех прощений, которое Господь повелевает прощать согрешившего — семьдесят крат седмерицею, что и составляло четыреста девяносто поклонов.

Установив такой чин в своей обители, преподобный размышлял, чем еще можно угодить Богу. И, вспомнив слова псалма: научу беззаконныя путем Твоим и нечестивиц к Тебе обратятся [12], решил, что нужно заботиться не только о своем спасении, но и о других, особенно же — о пребывающих в нечестии. А так как в тех странах много в то время было идолопоклонников, то и решил он послать некоторых из братии с проповедью. Для этой цели он избрал семьдесят самых сведущих и особенно ревнующих о святой вере, по числу тех Христовых учеников, о которых пишет евангелист Лука [13]. Помолившись, он послал их по двое в окрестные идолопоклоннические селения. И многих язычников они обратили ко Христу.

После двадцати лет пребывания своего при реке Евфрате, преподобный Александр, видя свой монастырь вполне благоустроенным и чин неусыпающих в нем, равно как и все уставы относительно монашеской жизни, утвердившимися, и сам решил идти в персидскую землю, где весьма распространено было язычество. С собой он взял пятьдесят человек братии, а остальных вручил попечению опытного старца Трофима, которого поставил игуменом.

Когда приблизился он к Антиохии, исполняя чин обыкновенного непрестанного псалмопения, узнал о его прибытии епископ этого города Феодот. Имя преподобного Александра к этому времени было прославляемо и чтимо в тех краях. Но некоторые из злых и завистливых людей начали распространять на преподобного клевету, будто все, что он и его ученики делают, то есть, посты и молитвы, они делают это лицемерно, для тщетной славы, напоказ людям.

Епископ, не рассудив о клевете, послал своих слуг про. гнать из городских пределов Александра и всех, кто был с ним. Праведники были подвергнуты избиению, а особенно сильно пострадал преподобный Александр. Всех их изгнали из города. Но они тайно ночью возвратились в город и по обыкновению совершили свой всенощный молитвенный обет в пустых банях. Епископ, хотя и не прошел полностью его гнев, тем не менее, разрешил преподобному оставаться в городе, боясь недовольства жителей, которые знали преподобного, как праведника, и почитали за его благочестие. Пустые ветхие бани и стали местом обитания Александра с братией.

Некоторое время спустя, с благословения епископа, жители города создали церковь и устроили монастырь для пришедших с преподобным иноков. Строгость жизни братии была чрезвычайной: они вкушали пищу только однажды в день после девятого часа, все остатки раздавали нищим и ничего не оставляли на другой день. Вскоре при обители была устроена больница и странноприимный дом. Хотя сам преподобный, будучи нищим, ничего не имел, но состоятельные горожане предоставляли ему все необходимое от своих щедрот.

Преподобный сам ухаживал за больными, сам заботился о странниках, наделяя их всем необходимым. Нередко он подавал исцеление больным через возложение своих рук.

Замечая, что епископ в делах своих иногда поступал не соответственно своему званию, что городской воевода и другие важные сановники поступают не по правде, он безбоязненно обличал их, научая правде Божией словом Божиим. Не всем, разумеется, приятна была его ревность, особенно же начальствующим. Некоторые и из духовенства, хотя и дивились его добродетельной жизни, но весьма ненавидели его и возбуждали против него епископа.

В конце концов епископ послал самого злобного иподиакона Малха со многими слугами, чтобы он выгнал святого из города. Но на защиту праведника поднялся народ. Епископ в своем бессилии еще более воспылал гневом. Сговорившись с воеводой, они тайно схватили преподобного и прогнали его из города. Разогнали также и братию его.

Спустя некоторое время, под давлением народа, который видел в Александре истинного праведника, епископ и воевода разрешили все таки ему вернуться в Антиохию. Но, не найдя братии, преподобный и сам не пожелал оставаться в городе. Он направился в Киринфинийскую обитель. Здесь он нашел весь тот чин, какой он установил в своем монастыре при реке Евфрате. Видимо, кто-то из учеников его перенес сюда его особенный устав.

Пробыв здесь некоторое время, преподобный пошел затем в Константинополь. Вместе с ним пошли и двадцать четыре брата из этой обители. В Константинополе преподобный поселился при церкви святого Мины. К нему опять начали собираться братия. Через несколько лет вокруг него уже было около трехсот братии из разных народов. Была устроена обитель, и в ней был также установлен чин неусыпающих.

Преподобный был настолько прозорлив, что знал все, что делали братия, и даже помыслы их. При случае, наедине, он обличал согрешения и отечески исправлял согрешающих. Имел он попечение и о больных, и для служения им приставил четверых из братии и велел им каждый день приготовлять теплый напиток для тех, кто в нем нуждался по болезни.

В то время Церковь Христова была смущаема Несториевой ересью [14], в народе был слух, что преподобный Александр — еретик. Это не было удивительным: еретичествовали тогда многие. Сам патриарх Несторий был ересеархом.

Преподобный Александр был приведен на суд и, будучи спрошен о ереси, в которой был неповинен, ответил им словами псалма:

«Седоша князи, инамя клеветаху, раб же Твой поучаше. ся во оправданиих Твоих: ибо свидения Твоя поучение мое есть и совети мои оправдания Твоя».

Когда он это говорил, показался бес и закричал: «Зачем ты прежде времени мучишь меня?». И потом стал невидим. Святой, кроме слов из псалма, ничего больше не говорил тем которые испытывали его. Много скорбей претерпел преподобный Александр и впоследствии от еретиков.

Когда же миновала еретическая буря, преподобный остальное время своей жизни провел в мире и, угодив Богу и приведя души многих ко спасению, отошел к Богу около 430 года в глубокой старости. Он подвизался в иночестве в течение пятидесяти лет. При гробе его совершались чудеса, в болезнях людям подавались исцеления.

Преподобный АЛЕКСАНДР
(20 апреля)

В шестидесяти верстах от г. Белозерска, в селе Вещеозерске [15], жил богатый благочестивый крестьянин Никифор Ошевень с женой Фотинией. Они славились и высокой христианской жизнью, и, особенно, милосердием к бедным.

У них было три сына и дочери. Однажды Фотинии во время молитвы в храме явилась Пресвятая Богородица с преподобным Кириллом Белозерским [16] и сказала ей, что у нее родится еще сын, через которого прославится Имя Господне и многие получат спасение.

Когда младенец родился, его назвали Алексием. Рос он, на утешение родителей, развитым и добродетельным. Был всегда весел, ко всем приветлив и, по примеру родителей, любил помогать бедным. Его влечение к учебе было настолько сильным, что он готов был заниматься ею весь день. Учитель, удивляясь его успехам, говорил:

— От Бога далось ему понимание грамоты, а не от моего преподавания.

Однажды Алексий молился в храме, говоря:

—  Господи, Иисусе Христе! Не скрой от меня заповедей Твоих, но подай разум мне, ищущему Тебя во всем!

И было ему некое Божественное видение, и он услышал голос:

—  Встань без боязни! Получишь то, о чем просишь!

Когда Алексий пришел домой, лицо его светилось радостью, и родители поняли, что с ним случилось что-то особенное. После этого он начал усиленно поститься, и мать его, помня бывшее ей в свое время видение, не смела ему мешать. Ежедневно, во всякую погоду, он посещал церковь, находившуюся довольно далеко от их дома, пел и читал на клиросе. Желание посвятить себя Богу разгоралось в нем все сильнее.

Когда ему исполнилось восемнадцать лет, он собрался с другими односельчанами на богомолье в Кирилло-Белозерский монастырь на престольный праздник. Родители отпускали его с грустью: они чувствовали, что должно произойти что-то весьма серьезное.

Отойдя от родительского дома, он отстал от своих спутников и долго смотрел на родные стены со слезами.

— Боже, — молился он, — научи меня страху Твоему! Вот, я оставил дом свой имени ради Твоего. Не затвори же от меня дверей Царствия Твоего!

В обители богомольцев прежде всего принял игумен. Он сразу же обратил особенное внимание на Алексия. Праздник прошел радостно и торжественно. Когда все стали собираться домой, Алексий попросил одного односельчанина передать родителям письмо, в котором писал, что, по примеру многих бояр и простых людей, он хочет поступить в обитель.

Оставшись в обители, Алексий умолил игумена разрешить ему служить братии, но игумен, видя, что он хорошо знает Священное Писание и святоотеческие книги, благословил ему продолжать учебу под руководством одного ученого диакона. Учитель полюбил его, как родного брата.

На следующий год пришел в монастырь на престольный праздник отец Алексия, Никифор Ошевень. Сын на коленях со слезами просил простить его за то, что он огорчил родите. лей своим уходом в монастырь. Но Никифору так понравилось в монастыре самому, что он охотно разрешил Алексию и впредь оставаться здесь. По окончании праздника Алексий проводил отца далеко за монастырские стены, и они с любовью простились. Свою духовную радость Никифор принес домой, и вся семья благодарила Бога за утешение, которое дает им их сын.

Через шесть лет после этого Никифор переселился с семьей в пределы города Каргополя, во владения боярина Иоанна Григорьевича, собрал там людей и основал Ошевневу Слободу. Узнав об отъезде родителей, Алексий принял монашеский постриг с именем Александра и усиленно стал упражняться в духовных делах. Особенно поражали братию его терпение, кротость и послушание.

Но услышав однажды похвалу в свой адрес, он так огорчился, что стал всерьез подумывать о том, чтобы оставить монастырь. Вначале он попросил игумена разрешения посетить родных.

Александр погостил у родителей неделю и стал собираться в обратную дорогу. Но отцу так тяжело было его отпускать после многолетней разлуки, что он предложил Александру поселиться в лесу, на другом берегу реки, где было удобное место, которое, если Бог благословит, можно было бы использовать для устройства новой обители.

Александр согласился, и со старшим братом они пошли на другой день посмотреть это место. Брат отошел в сторону рубить дрова, а Александр поставил крест и стал молиться. Он сам не заметил, как задремал. И во сне услышал голос:

— Александр, угодник Мой, вот Я приготовил тебе место, куда ты пришел сам без зова. Сотвори себе пребывание.

Живи здесь и спаси душу твою. И будет тебе покой во веки веков и через тебя многие спасутся.

Александр очнулся. Около него никого не было. Душа его была наполнена великой радостью. И он дал обет, если игумен благословит, остаться до смерти на этом месте.

Братья вернулись домой, и здесь отец рассказал им, что место на котором они побывали, не простое: там жители видели таинственный свет, слышали пение незримого хора и звон колоколов.

По возвращении в обитель Александр был рукоположен в сан иеродиакона и продолжал свое смиренное служение на хлебне и поварне. Когда же игумен узнал от него о бывшем ему знамений и о данном им обете, то не стал удерживать его, лишь послал с ним, в помощь, опытного старца. С собой преподобный Александр взял иконы Божией Матери Одигитрии и святителя Николая.

Отец преподобного, Никифор, взял на себя труды по постройке нового монастыря. Сам же преподобный отправился в Новгород, где святой архиепископ Иона рукоположил его в сан иеромонаха и назначил его настоятелем новой обители. Владельцы же места того обрадовались, что в их поместье будет монастырь и дали ему землю и строительные материалы.

Церковь была освящена во имя святителя Николая. Преподобный стал расчищать от леса место для огородов. Жизнь его была так сурова, что старец, пришедший с ним, не выдержал и вернулся в свой монастырь, и зиму преподобный провел в одиночестве.

Но постепенно стала собираться вокруг него братия. Преподобный ввел строгий общежительный устав, часто поучал их покаянию и памяти смертной.

— Вот средство к спасению, — говорил он, — пощение, молитва от чистого сердца, смирение ко всем, любовь к Богу нелицемерная, милостыня нищим, посещение странных и заученных в темнице.

Приходили к нему и миряне, прося его молитв и советов. Родственники приносили ему все необходимое для жизни.

А раз в год на монастырский праздник, когда в обитель бывал крестный ход, приходила и его мать.

После кончины родителей постигли преподобного огорчения. Против него восстали братья, двух сыновей которых он постриг в своем монастыре. Молодые иноки не вы. держали строгого устава и вернулись в мир. На этой почве и возникла неприязнь к преподобному его братьев.

Но усиленная молитва преподобного победила все искушения. Когда же преподобный Александр тяжело заболел явился ему преподобный Кирилл Белоезерский.

— Я, — рассказывал потом преподобный Александр, — узнал его по образу писанному, ибо о живых не видел его, и стал просить его: «Отче Кирилле, избавь меня от болезни сей!».

Святой осенил его крестом и сказал ему:

— Не скорби больше, брат, ибо я буду молить Бога и Его Пречистую Матерь, чтобы ты исцелился. Но не забудь обета твоего, как ты обещался не оставлять места сего и начинания Я же буду помощником тебе, всегда молясь о месте сем.

Перед кончиной преподобный призвал к себе братию и наставлял ее ко спасению. Как самое главное условие, он заповедал послушание игумену и любовь между собой.

Заботу об обители он поручил своему брату Леонтию, причем, предсказал, что он будет в ней иноком и что случится с самой обителью. С каждым братом он простился отдельно, целуя его и испрашивая благословения.

Скончался он 20 апреля 1479 года, во вторник Фоминой недели, 52 лет от роду. Был он среднего роста, имел небольшую бороду и русые волосы с проседью. У него было кроткое лицо и добрый взгляд. От мощей его стали истекать обильные и дивные чудеса.

А с обителью случилось именно так, как предсказывал преподобный.

Сильные люди стали обижать беззащитную сельскую обитель, у которой не было мощных покровителей на земле Из обители унесли ее книги, совершенно разорили.

Тогда сельчане решили, что игуменом ее должен стать не

Сей ей инок, а человек, всем им известный и которому обитель была бы так же дорога, как и всем им. Выбор пал на дьяка Матфея, сына их приходского священника. Но Матфей испугался ответственности и стал отговариваться своей молодостью. Но Леонтий, брат преподобного, бывший тогда старостой и в преклонных летах, вспомнил предсказание преподобного и сказал Матфею, что он тоже пострижется будет ему во всем помощником и они вместе, с Божьей помощью, спасут обитель.

Матфей уступил уговорам и принял постриг с именем Максима. Архиепископ Новгородский тоже не смутился его молодостью, рукоположил его и поставил игуменом. Игумен Максим правил обителью 40 лет и служил братии и всему селу примером своей жизни, трудолюбием и смирением.

Описание жизни преподобного Александра погибло во время пожара. Но так как был жив еще брат его Леонтий и некоторые старики, помнившие его, то братия поручила одному иеромонаху, Феодосию, по их рассказам восстановить поучительное житие.

Ошевенская обитель имела огромное значение для местного края, и от нее произошли еще шесть обителей. Из нее вышел преподобный Пахомий Кенский, воспитавший преподобного Антония Сийского, преподобный Кирилл, основатель Сырьинской обители, и другие подвижники, основавшие свои, давно уже не существующие обители.

С преподобным Александром в близкой духовной связи находилась обитель святого Дамиана (в схиме Диодора) Юрьегорского.

Когда в этой обители случился голод, преподобному Дамиану предстал светлый муж и сказал:

— Не скорби, Дамиане, и укрепляй братию. В последнее время прославится Имя Божие. А ныне вели ловить рыбу, тем пропитает вас Бог.

Сам же он назвал себя «постриженником Кириллова монастыря, игуменом Ошевенского», именем Александр.

Улов рыбы оказался чудесным. До конца своего существования[17] Юрьегорская обитель чтила своего небесного покровителя.

И до конца существования Ошевенского монастыря не оскудевали благодатные исцеления от святых мощей его основателя, строителя и первоначальника.

 

Митрополит АЛЕКСИЙ
(12 февраля, 20 мая, 5 октября)

Святой чудотворец Алексий, митрополит Киевский и всех Руси, происходил из боярского рода. Родители его, Феодор Бяконт и Мария, были бояре Черниговского княжества.

Святой Алексий родился между 1293 и 1298 годами в Москве [18], куда отец его переехал для службы при московском князе Данииле Александровиче [19]. Восприемником его был сын и наследник великого князя, князь Иоанн Данилович [20], бывший тогда еще отроком.

В святом Крещении младенцу было дано имя Елевферий (по другим источника — Симеон). Когда он подрос, его отдали учителям для книжного учения.

Однажды, когда Елевферию было двенадцать лет и он в поле расставлял сети для ловли птиц, он неожиданно уснул и услышал голос.

—  Зачем, Алексий, ты напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом людей.

Пробудившись от сна, отрок никого не увидел вокруг и сильно дивился тому, что он услышал. С этого времени он стал много размышлять, что должен значить этот голос. И пошлел к убеждению, что он должен полностью посвятить себя служению Богу. Склонный к духовной — монашеской жизни, он рано научился «книжной премудрости», в 20 лет оставил своих родителей, отказался от женитьбы и пришел в московский Богоявленский монастырь. Здесь в 1304 году он постригся в иноки, причем, в пострижении ему дали то имя, которое он слышал в сонном видении — Алексий [21].

В это время игуменом в Богоявленском монастыре был Стефан, брат великого чудотворца Сергия Радонежского. Он сам и постригал святого Алексия.

С этого времени до сорокалетнего возраста святой Алексий неустанно трудился, постился, молился каждую ночь и упражнялся в других иноческих подвигах, так что многие дивились его ревности. За богоугодную жизнь все почитали и уважали его, в том числе и сам великий князь московский Симеон Иоаннович [22] и митрополит Феогност [23], который в 1340 году, по причине своих преклонных лет и болезней, назначил его митрополичьим наместником [24] с поручением ведать судные дела епархии и митрополии. Такое положение длилось 12 лет. В 1345 году он был поставлен епископом г. Владимира.

В 1350 году митрополит Феогност впал в неизлечимую болезнь и великий князь Симеон, с согласия митрополита отправил в Константинополь к императору и патриарху посольство с прошением, чтобы в случае смерти митрополита Феогноста на его место был поставлен кандидат, присланный из Москвы.

Посольство еще не возвратилось, как митрополит Феогност скончался. Вскоре от чумы («черной смерти») скончался и великий князь Симеон Иоаннович. При преемнике его брате, Иоанне Иоанновиче [25], константинопольское посольство вернулось в Москву и привезло согласие императора и патриарха Филофея [26] на поставление в митрополита Киевского и всея Руси святителя Алексия, который и отправился с этой целью в Царьград.

Патриарх Филофей поставил Алексия митрополитом Киевским и всея России, и в 1355 году он возвратился из Царьграда в митрополичьем достоинстве, как глава Русской [27] Церкви.

Он еще более стал подвизаться, к одним подвигам прилагая другие, и был светильником для всех, подавая пример словом, делом и жизнью, верой и чистотой, духом и любовью

Слава о святителе Алексии распространилась не только среди верующих христиан, но даже среди неверных магометан. Супруга татарского хана Джанибека Тайдула лишилась зрения. Слыша, что Бог творит многие чудеса по молитвам святого Алексия, Джанибек послал к великому князю московскому Димитрию Иоанновичу [28] просьбу, чтобы он прислал к нему этого человека Божия и чтобы он, помолившись о его царице Богу, дал ей прозрение.

При этом Джанибек дополнил:

—  Если царица получит исцеление по молитвам того человека ты будешь иметь со мной мир. Если же ты не пошлешь его ко мне, то я разорю огнем и мечом твою землю.

Когда это прошение Джанибека пришло в Москву, святой Алексий огорчился, считая это делом выше своих сил. Но, по просьбам великого князя Димитрия, он все таки отправился к хану Джанибеку.

Перед своим отшествием из Москвы, он совершил с духовенством молитвенное пение в соборном храме в честь Успения Пресвятой Богородицы. Во время этого молебствия свеча у гроба чудотворца Петра зажглась сама собой, и все видели это чудо. Из этого святой Алексий понял, что Господь благословляет его в путь и что путешествие его будет благополучно.

Взяв часть воска от той свечи и изготовив из него малую свечу, святитель вместе с своим клиром стал готовиться в дорогу, твердо уповая на милость Божию.

Еще до прибытия блаженного в столицу монголов царица во сне увидела святителя Божия Алексия в архиерейской одежде в сопровождении иереев. Пробудившись, она тотчас приказала изготовить драгоценные облачения для архиерея и священников по тем образцам, какие она видела в сонном видении.

Когда святой Алексий приближался к столице татар, Джанибек вышел на встречу ему и с великой честью ввел его в свои палаты.

Святитель, начав молебное пение, велел зажечь ту малую свечу, которую он взял с собой. После продолжительной молитвы он окропил освящённой водой царицу, и та тотчас прозрела.

Хан со своими вельможами весьма изумились этому дивному и славному чуду.

Почтив Алексия [29] и щедро наградив всех, сопровождавших его, Джанибек отпустил его с миром.

Возвратившись из Орды, святой Алексий, по прошествии некоторого времени, вынужден был снова отправиться в Орду. Хан Джанибек умер, а на его престол вступил жестокий и кровожадный сын Бердибек. Убив своих двенадцать братьев он хотел идти со своим войском на русскую землю. Тогда до просьбе великого князя Иоанна, святой Алексий отправился опять в Орду к Бердибеку и своей кроткой, разумной беседой укротил ярость жестокого хана. Исходатайствовав перед грозным владыкой мир для христиан, святой Алексий возвратился в Москву.

Когда скончался великий князь Иоанн, на плечи святителя легла опека над несовершеннолетним князем московским Димитрием Иоанновичем. Получив от умирающего Иоанна опеку над его юным сыном, святитель «прилагал все старания, чтобы сохранить дитя и удержать за ним страну и власть». Много сил отдавал он попечению о «государе-дитяти». Но время было тяжелое.

Власть великого князя выпросил себе в Орде суздальский князь Димитрий Константинович [30]. Святитель должен был благословить суздальского князя на великое княжение, но решительно отказался исполнить просьбу великого князя жить во Владимире, оставаясь попечительным отцом для юного князя Димитрия Иоанновича.

В Орде, между тем, разгорались смуты. Каждый год являлось здесь по несколько ханов, истреблявших один другого В 1362 году объявились сразу два хана-соперника. Юный Димитрий выпросил у одного из них звание великого князя России и заставил Димитрия Константиновича удалиться из Владимира. Святитель Алексий с радостью благословил своего питомца на великое княжение чудотворной Владимирской Божией Матери. Он был душой советов и дел князя Дмитрия, трудами святителя росла и крепла власть великого князя московского.

Но основные силы святитель Алексии полагал, все таки, на церковные дела. Занимался строением храмов и монастырей Так, он построил на берегу реки Яузы храм в честь Нерукотворенного образа Иисуса Христа, устроил при этом храме монастырь и ввел в нем общежительный устав [31]. Старшинство в новой обители он вручил Андронику [32], ученику святого чудотворца Сергия Радонежского.

Он построил каменную церковь во имя святого архистратига Михаила, в честь славного его чуда, бывшего в Хонех [33] , и устроил прибей монастырь, именуемый Чудовым [34]. При этом, святитель завещал положить здесь свое тело после смерти.

Его заботами был устроен и Алексеевский монастырь. За пределами Москвы он устроил Симонов, серпуховский Владычний монастырь, возобновил из развалин Константиновский близ Владимира и Благовещенский в Нижнем Новгороде. Он заботился о благоустройстве монашеской жизни и о распространении общежития в монастырях. О церковно-учительной и книжной деятельности святителя Алексия свидетельствуют его учительные послания и его перевод Нового Завета с греческого на славянский язык.

Своим преемником на московской митрополичьей кафедре святитель Алексий желал иметь преподобного Сергия Радонежского, в чем неоднократно убеждал его, но преподобный решительно отказался.

Предузнав о своем отшествии к Господу, святитель совершил Божественную службу и причастился Святых Тайн. Пожелав всем пребывать в мире, он воздал всем последнее целование и спокойно предал Господу свою душу 12 февраля 1378 года [35]. Святительский престол этот великий служитель занимал 24 года, всего же прожил 85 лет.

С подобающей почестью его тело было погребено в созданном им храме во имя архистратига Михаила в приделе Благовещения Пресвятой Деве.

Спустя много лет, в 1431 году, были обретены его святые и целебные мощи вполне нетленными [36]. Даже ризы на почившем святителе были совершенно целы, как будто их надели накануне. После обретения святые мощи были помещены в церкви, построенной во имя этого угодника Божия. В 1948 году они были перенесены в Богоявленский патриарший кафедральный собор.

Благодаря своей настойчивости, энергии и твердости характера, соединенным с необычайно обширным образованием, святитель Алексий приобрел огромное влияние не только в делах церковных, но и в политических, и возвел архипастырскую власть на небывалую до этого в России высоту.

Он приобрел всеобщее уважение, перешедшее уже при жизни его в глубокое благоговение. Он стал одним из наиболее почитаемых русских святых.

Тропарь, глас 8

Яко апостолом сопрестольна и. врача предобра, и служителя благоприятна, к раце твоей честней притекающе, святителю Алексие, богомудре чудотворце, сошедшеся любовию в память твою, светло празднуем, в песнех и пениих радующеся, и Христа славяще, таковую благодать тебе даровавшаго исцелений, и граду твоему великое утверждение.

 

Преподобный АЛИПИЙ
(17 августа)

Преподобный Алипий в детстве был отдан родителями обучаться иконописи у греческих мастеров [37] в киевскую Лавру. Он был свидетелем происходивших там чудес. Так, при нем самонаписалась икона Пресвятой Богородицы, и он видел, как голубь вышел из пречистых Ее уст и вошел в уста Богомладенца.

Изучив иконопись, преподобный Алипий постригся и ревностно стал подвизаться, посвящая ночи молитве, а дни любимому своему занятию. Он украшал иконами родную свою обитель и бедные церкви. Иногда горожане, заказывавшие ему иконы, платили ему за его труд. Тогда часть денег он отдавал в обитель, часть — бедным, а на оставшиеся деньги покупал краски. За свою высокую духовную жизнь он был возведен в сан иерея.

Однажды случилось ему исцелить прокаженного, помазав его раны иконописными красками. Был и такой случай. Один мирянин заказал ему семь икон через знакомых ему монахов. Он отдал им серебро вместе с досками, предназначенными для икон. Но эти иноки оказались недостойными своего звания, недобросовестными: они ничего не сказали преподобному Алипию, а деньги присвоили. Не получая икон, заказчик принес жалобу игумену.

Игумен позвал преподобного Алипия. Но он не знал, что отвечать на вопрос, почему он не выполнил заказ. Тогда, чтобы обличить его, игумен велел принести доски для икон, которые все видели во дворе.

Доски принесли, но все с ужасом увидели, что невидимая рука чудесно выполнила на них священные изображения. Игумен вызвал тех монахов, которые оклеветали святого. Те, ничего не подозревая о случившемся, вступили в пререкание и новые обличения преподобного:

— Вот, ты взял тройную цену, — наступали они, — а икон писать не хочешь!

Услышав такие слова, присутствовавшие показали этим монахам искусно выполненные иконы и сказали:

—  Вот эти иконы, написанные Самим Богом, удостоверяют невинность Алипия.

Так обнаружился их обман, и недостойные иноки были изгнаны из монастыря. Но на этом история с иконами не закончилась. Нечестивые монахи стали распространять в городе новую клевету, утверждая, что те иконы написал не Алипий, а они сами.

— Начальник же наш, — говорили они, — не желая вознаградить нас за труд, дабы отстранить нас от работы, солгал относительно икон, что будто бы они написаны Самим Богом, восхотевшим оправдать Алипия.

Возможно, так и гуляла бы эта клевета, если бы не князь Владимир Мономах [38], положивший ей конец. Чудо, происшедшее при нем, показало иконы Алипия воистину чудотворными. Случился в Киеве пожар, от которого сгорел почти весь Подол [39].

В этой части города находилась и церковь с иконами, написанными Алипием, которая также сгорела до основания, но ни одна из икон не пострадала.

Князь, услышав об этом, лично пришел на место пожара и удостоверился в происшедшем чуде. Взяв одну из тех икон, — Пресвятой Богородицы — он приказал отправить ее в город Ростов в каменную церковь, построенную им самим. Через некоторое время и она полностью разрушилась, однако икона та осталась неповрежденной. Ее поставили в новую деревянную, которая тоже сгорела, а икона опять осталась нетронутой.

Незадолго до кончины преподобного Алипия один мирянин заказал у него икону Божией Матери для своей приходской церкви, освященной в честь Ее преславного Успения. Какова же была его скорбь, когда он, придя за иконой накануне праздника, узнал, что она даже не начата, а иконописец умирает.

— Почему ты не сказал мне ничего о своей тяжкой болезни? — укорял он иконописца. — Тогда я отдал бы икону другому иконописцу, который бы и написал ее мне, дабы праздник был честен и торжественен. Но вот теперь ты ввергаешь меня в великий стыд.

Преподобный с кротостью отвечал ему:

— О, чадо! Разве это сделал я по своей лености? Однако Бог может единым словом Своим написать икону Матери Своей. Вот я сам ухожу из мира сего, как открыл мне сие Господь, но не хочу оставить тебя в печали.

Когда он ушел, в келью преподобного вошел светлый юноша и приступил к работе.

Алипий подумал, что человек тот, обидевшись на него, прислал нового иконописца и принял сначала юношу за человека.

Однако быстрота и изящество его работы показывали, что это был не человек, а ангел. Кто еще мог в течение трех часов написать изумительную икону? Окончив труд, он спросил:

— Отче, может быть что-нибудь здесь недостает, или я что-нибудь плохо исполнил? Преподобный ответил:

— Ты все прекрасно исполнил. Сам Господь написал ее твоими руками.

Чудесный иконописец в тот же миг стал невидим. А святая эта икона оказалась утром в церкви, для которой она и была написана. Увидев ее там, заказчик пошел к игумену и рассказал о происшедшем. Оба они вошли к преподобному Алипию и игумен спросил:

— Отче, как и кем была написана святая икона для этого человека?

Умирающий Алипий рассказал ему, что случилось накануне:

— Ангел написал ее, и он предстоит здесь, желая взять душу мою!

И с этими словами тихо предал дух. Погребли его в Ближней Антониевой пещере.

Преподобный Алипий Печерский явил себя подражателем святому евангелисту Луке: он не только изображал чудодейственно лики святых на иконах, но и воплощал в душе своей их добродетели. Кроме того, преподобный Алипий был искусным, чудодейственным врачом.

Святитель АМВРОСИЙ
(7 декабря)

Святой Амвросий был сыном вельможи Амвросия, римского наместника Галлии [40]. Он родился около 340 года, и отец, из особенной любви к нему, назвал его своим именем.

По смерти отца, мать его переселилась в Рим и дала своему сыну самое высокое по тому времени образование. Сестра его, девственница, развила в нем любовь к целомудрию.

Изучив искусство красноречия, Амвросий стал известным оратором, с удивительной силой убеждения. Он защищал обиженных, помогал несчастным, обличал несправедливых, содействовал выявлению правды в суде. За его мудрость глава Рима Проб взял его к себе в качестве советника.

Затем Амвросий был назначен наместником Римских областей Лигурии и Эмилии.

В это время в городе Медиолане [41] умер епископ Авксентий, бывший арианином и занимавший архиерейскую кафедру после православного епископа Дионисия, который умер в заточении. Каждая из сторон, православных и ариан, хотела возвести на освободившееся епископское место своего кандидата. Не прекращались смуты и волнения.

Узнав об этом, глава Рима дал поручение Амвросию отправиться в Медиолан и усмирить мятеж, причем — с довольно странными полномочиями:

— Отправляйся туда и действуй не как судья, а как епископ.

Прибыв в Медиолан, Амвросий отправился в храм, где происходили выборы, и со всем своим красноречием стал убеждать народ, чтобы они пришли к мирному соглашению. Вдруг, грудной младенец, еще не говоривший ни одного слова, закричал из народа:

— Амвросий — епископ!

Услышав это, весь находившийся в церкви народ единодушно подхватил слова младенца и начал громко повторять слова младенца «Амвросий — епископ!». Амвросий всячески отказывался, указывая на то, что он великий грешник и прочее. Но народ отвечал:

— Грех твой будет на нас.

Чтобы избежать ответственного служения, он пошел на хитрость: начал открыто приводить к себе в дом распутных женщин, чтобы жители Медиолана, видя это, почувствовали к нему отвращение и отказались бы от него, как от блудника. Но народ не смутило это поведение. Горожане настаивали:

— Пусть будет твой грех на нас, только прими крещение и епископство. — Они знали, что святое крещение очищает человека от всех прежде бывших грехов.

Видя упорство народа, Амвросий решил бежать из города. Ночью, тайно, он вышел из Медиолана и направился в другой город, но на рассвете оказалось, что он даже не вышел из Медиолана, а находится у его ворот.

Тогда жители города послали императору Валентиниану Старшему [42] просьбу, чтобы он своей властью повелел Амвросию принять на себя сан епископа. В период ожидания ответа от императора Амвросий опять предпринял попытку убежать из города и скрыться в поместье одного сановника по имени Леонтий. Но когда пришло царское согласие и повеление, то Леонтий не мог больше укрывать Амвросия и объявил о его местопребывании.

Амвросий, видя во всем происходящем волю Божию, наконец повиновался. Приняв святое крещение, он в течение семи дней прошел все церковные степени, а на восьмой день был возведен в епископский сан [43]. При рукоположении его присутствовал сам император Феодорит, который, зная выдающиеся способности Амвросия, дал ему широкие права в руководстве народом.

Особую заботу святитель проявлял о нравственном воспитании клира, покровительствовал инокам, учреждал женские монастыри, куда стекались девственницы из разных уголков империи. По смерти императора Валентиниана Старшего, скипетр Западной Римской империи перешел к его сыну Грациану. Когда тот готовился к войне с готами [44] то обратился к Амвросию с просьбой, чтобы он изложил для него письменно исповедание веры. Святитель написал для него книга о вере [45], предсказал ему победу над врагами и благословил его знамена, на которых было начертано имя Христово.

В это время и при дворе императора, и в народе весьма сильно было распространено арианское учение, и святителю Амвросию, исповедавшему чистое христианское учение, приходилось нелегко в противостоянии заблуждениям. Много козней и искушений приходилось переносить ему, особенно от царицы Юстины, которая помимо клеветы на святого не брезговала и прямым насилием, подговаривая на такие поступки своих единомышленников.

После вступления на престол императора Феодосия, произошло примечательное событие. В одном из городов Востока христиане предали огню еврейскую синагогу, за то, что евреи нанесли оскорбление инокам соседнего монастыря. Когда правитель Востока довел об этом до сведения императора, тот повелел, чтобы епископ того города построил для евреев новую синагогу.

Святой Амвросий, узнав об этом, послал императору письмо, в котором доказывал несправедливость его повеления и просил его отменить свой указ. А в церкви архиерей Божий открыто обличил императора в своей проповеди, как бы от лица Божия:

— Я вывел тебя из ничтожества и сделал царем. Я предал в твои руки врага твоего и покорил тебе все его полчища. Я даровал царский престол твоему потомству. Я сделал то, что ты без труда одержал победу, а ты даешь повод к торжеству надо Мной Моим врагам!

Император Феодосии, тронутый этими словами, отменил свое решение о восстановлении христианами синагоги.

Слава о епископе Амвросии распространилась повсеместно, так что однажды в Медиолан пришли два весьма ученых мужа даже из Персии. Наслышавшись об эрудиции Амвросия, они захотели лично убедиться в этом и с этой целью подготовили ему много вопросов, которые предложили ему на разрешение.

Долго беседовали они с ним и дивились глубине его ума и богопознания. Они засвидетельствовали перед царем, что только ради одного Амвросия предприняли они столь далекий путь с Востока, желая видеть его и насладиться, и поучиться его премудрости.

Слух о святом Амвросии дошел и до царицы наркоманов фритигильды, и она послала к нему просьбу, чтобы он научил ее вере во Христа. Амвросий написал ей подробное наставление в вере христианской и убедил ее в истине христианства. фритигильда обратилась к вере во Христа сама и убедила в необходимости сделать это своего супруга, а также уговорила его заключить мирный договор с Римской империей. Очень хотела царица лично встретиться со своим наставником, и с этим намерением она даже отправилась в Медиолан, но уже не застала его в живых. Незадолго до ее прибытия он отошел ко Господу.

Святой Амвросий был человеком великого воздержания и трудолюбия, полным духовной бодрости. Постился он постоянно, кроме суббот, воскресных и праздничных дней и дней памяти мучеников. Он пребывал в постоянной молитве. Делами занимался с прилежанием и даже собственноручно писал свои книги.

Он был преисполнен попечением о всех церквах своей обширной епархии. Чтобы понять объем его обязанностей, достаточно сказать, что после его смерти управлять епархией уже не смог один человек и пришлось рукоположить еще четверо епископов.

Не поддается описанию его забота о нищих, убогих и находившихся в плену. Он тратил на них все свои средства. Тотчас после принятия епископского сана Амвросий раздал все принадлежавшее ему золото, серебро и остальное имущество на украшение храмов Божиих, на окормление нищих и сирот и на выкуп пленных. Только незначительную часть своего состояния он оставил на содержание своей сестры, себе же не оставил ничего.

Маркоманы — германское племя, обитавшее в Богемии и нередко производившее опустошительные набеги на пограничные провинции Римской империи.

Святому Амвросию было открыто время его кончины. Насколько почитаем он был даже в светской среде говорит фраза полководца Стилихона, которую он сказал, узнав о том, что Амвросий смертельно болен:

— Италия погибнет, если умрет этот святитель.

Он даже послал к нему уважаемых людей просить святого, чтобы он вымолил себе у Господа продление земной жизни на пользу других.

Как и предсказал он о себе, Амвросий скончался на рассвете дня святой Пасхи [46]. Святое тело его было положено в большой медиоланской церкви. Он оставил после себя множество сочинений. Одни из них относятся к изъяснению Священного Писания, в других раскрываются догматы святой веры, в некоторых преподаются высокие нравственные истины [47].

Среди всех сочинений Амвросия Медиоланского 3 книги его «О должностях» (пресвитеров церковных) занимают первое место. Весьма важны также труды святого Амвросия по устройству богослужения. Он составил чин как литургии, так и других служб для своей церкви, распространившийся по всей Северной Италии.

Чин этот соблюдается в Милане до сих пор, и миланская литургия поныне отличается от римской многими особенностями которые обнаруживают в святом Амвросии явное стремление к сближению с Церковью Восточной.

Святой Амвросий ввел следующие элементы в богослужение: 1) лекционарий, где означил начала и окончания чтениям из Евангелия, Апостола и Пророков; 2) чин совершения Евхаристии с молитвами и предисловиями; 3) антифонарий, бывший вполне нововведением, принятым с Востока.

Святой Амвросий написал как ноты, так и гимны для антифонариев. Среди подлинных гимнов святителя следует особенно отметить известный гимн «Тебе, Бога, хвалим». Эта благодарственная торжественная песнь до сих пор повторяется при каждом торжественном богослужении и была составлена им после победы над арианами.

 

Кондак, глас 3

Божественными догматы облистая, помрачил еси ариеву прелесть, священнотаинниче и пастырю Амвросие. Чудодействуя же силою духа, страсти различный яве исцелил еси. Отче преподобие, Христа Бога моли, спастися душам нашим.

 

Преподобномученик АНАСТАСИЙ
(22 января)

Святой Преподобномученик Анастасий Персский (или Персиянин) был сыном персидского волхва Вавы и сам был посвящен в таинства персидской магии. Он родился в селении Раснуни, расположенном в области, называемой Разы. В язычестве он имел имя Магундат.

В молодости он служил воином у персидского царя Хозроя II [48].

Это было время, очень тяжелое для Иерусалимской Церкви. Иерусалим и места, освященные стопами Спасителя, были завоеваны варварами. Животворящее Древо Креста Господня было взято в плен [49] и отнесено, вместе с богатой военной добычей, в Персию.

Здесь от Чудотворного Древа происходили бесчисленные чудеса, которые приводили в изумление все персидские области, так что персы говорили: «Бог христианский пришел в Персию». Услышав об этих чудесах, Магундат начал усердно расспрашивать о них свидетелей. Верующие разъяснили ему, что это — тот самый Крест, на Котором был распят ради спасения людей Христос, Сын Божий, почитаемый христианами.

Магундат задавал все новые и новые вопросы. Ответы рождали новые недоумения и, опять же, вопросы. Все слышанное воспринимал он искренне открытой душой.

Случилось так, что войско, в котором служил Магундат, было послано на войну в греческие области в окрестностях Халкидона. Но неожиданно, в связи с военными действиями греческого царя Ираклия, в самой Персии возникла необходимость в дополнительной военной силе. Воевода Саин, у которого служил Магундат, должен был возвратиться. Но Магундат, оставив полк и даже своего родственника, который служил вместе с ним, предпочел жить пусть в бедности и безвестности, но среди христиан.

Сначала он пришел в Иераполь [50]. Там он нашел одного соотечественника-христианина, по ремеслу — ювелира. Поселившись у него, Магундат учился одновременно и ремеслу, и христианской вере. Часто ходил со своим учителем в церковь, задумчиво смотрел на изображения страданий и чудес святых мучеников, спрашивал своего учителя, что это значит? Прожив некоторое время в Иераполе, он оставил его и пошел в Иерусалим.

Здесь он остановился тоже у христианина, занимавшегося ювелирными работами. Он открыл хозяину желание своего сердца — соединиться со Христом через святое крещение. Тот повел его к святому Илии, пресвитеру великой церкви Воскресения Христова. Блаженный Илия, приняв его с любовью известил о нем святейшего патриарха Модеста и, с его благословения, крестил Магундата, дав ему в крещении имя Анастасий. Был 621 год.

Пресвитер Илия поинтересовался также, какое новокрещенный хочет избрать житие — мирское или иноческое? И по характеру, и по настроению душевному Анастасий был склонен к иноческому.

Спустя восемь дней, когда были сняты белые крещальные одежды, пресвитер отправил его в один из иерусалимских монастырей (по некоторым сведениям — в Анастасиеву обитель, находившуюся между Иерусалимом и Великой лаврой Саввы Освященного), где он и принял иноческий постриг с именем Анастасия.

Блаженный Анастасий был иноком добродетельным, смиренномудрым, кротким и трудолюбивым, он украшал себя «постническими добротами». Он исполнял охотно всякую монастырскую работу — в поварне, пекарне, огороде, другие послушания. Руки его всегда были заняты работой, а уста — прославлением Бога. Он читал Священное Писание, жития святых отцов, а особенно любил читать о страданиях святых мучеников, во время чего орошал книгу слезами и пламенел сердцем, обнаруживая свое внутреннее сочувствие их терпению. Он и сам как бы сострадал вместе с ними и внутренне уже был подражателем их ревности.

После того, как преподобный Анастасий провел в монастыре семь лет и собрал богатое духовное сокровище различных добродетелей, он и сам был призван к мученичеству таким видением.

Перед наступлением светлого праздника Пасхи, в вечер Великой субботы, он лег немного отдохнуть и, уснув, увидел себя стоящим на высокой горе.

К нему подошел какой-то светоносный муж, державший золотую чашу, украшенную драгоценными камнями и наполненную вином. Передав чашу, муж сказал:

— Возьми и пей.

Он взял и испил. Душа его тотчас исполнилась несказанной радости, и он еще во сне понял, что это было для него знамением желаемой им мученической кончины, к которой призывает его Господь [51]. Проснувшись, он поспешил в церковь к своему духовному отцу и просил помолиться о нем, так как близок день отшествия его от этой жизни. Он рассказал ему о своем видении и настойчиво утверждал, что это случится в ближайшие дни.

На следующую ночь, после приобщения Святых Тайн и трапезы со всей братией, он тайно вышел из монастыря, ничего не взяв с собой, кроме иноческой одежды.

Выйдя из монастыря, святой Анастасий предпринял длительное путешествие. Вначале он пошел в Диосполь палестинский, оттуда — на гору Харизим, чтобы помолиться. Затем он пришел в Кесарию палестинскую. В то время Палестиной владели персы, и их было здесь очень много. Везде по дороге он обличал языческие обычаи и всевозможные волшебные фокусы, призывал их к покаянию и истинной вере. Его знание персидского языка и отрицание языческих персидских обычаев воины в Кесарии истолковали, как шпионаж, а его самого — как лазутчика.

— Что вы говорите? — пытался объяснить святой Анастасий. — Я не лазутчик, а раб Господа моего Иисуса Христа... Я понимаю вашу речь, потому что и сам некогда был в той же воинской службе, в которой вы ныне состоите.

Тогда воины схватили его и сообщили о нем своему начальнику.

Тот, допросив его, повелел содержать его под строгим присмотром в тюрьме. В это время в Кесарию палестинскую прибыл персидский князь Марзаван. Узнав о преподобном узнике, он повелел привести его к себе в преторию связанным на допрос.

У персов был обычай преклонять колени перед своими князьями в знак почтения. Святой не поклонился земному владыке. Марзаван спросил.

— Кто ты, откуда и как называешься?

Святой смело ответил:

— Я христианин, а если ты хочешь знать о происхождении моем, то я перс, из области Разы, из селения Раснуни. Я был волхв и воин, но оставил тьму и пришел к истинному свету. Имя мое прежде было Магундат, а ныне, по-христиански, я именуюсь Анастасием.

Марзаван сказал ему:

— Оставь это заблуждение и возвратись к прежней своей вере. Я дам тебе коней и денег и много всякого другого имущества.

Святой, взглянув на него, сказал:

— Да не будет этого со мною. Царю Христе, чтобы я отрекся от Тебя!

Тогда Марзаван язвительно спросил:

— Нравится ли тебе эта одежда, которую ты ныне носишь?

Блаженный ответил:

— Это одеяние особенно приятно мне, потому что оно — ангельское. Притом, оно почетнее для меня, нежели для тебя твой сан.

Марзаван, разгневавшись, сказал:

— В тебе сидит бес, и ты говоришь не иное что, как то, чему тебя научает бес. Святой ответил:

— Когда я держался персидского заблуждения и нечестия, тогда я имел в себе неистового беса, а ныне обитает во мне Христос Спаситель мой, изгоняющий твоих бесов. Марзаван спросил:

— Что же? Разве ты не боишься царя, который, когда узнает о тебе, то повелит распять тебя?

— Зачем мне бояться человека, — ответил святой, —  та, кого же тленного, как и ты? Если он и убьет мое тело, зато никакими кознями не сможет уловить мою душу.

Не будучи в состоянии слушать такие речи, Марзаван повелел возложить на святого железные цепи: одну на шею а другую — на ноги, отвести его к каменотесам и заставить его вместе с прочими узниками, постоянно носить на себе камни.

Неоднократно долго и без пощады его били палицами. На голени накладывали тяжелые клади, отчего ноги его были раздавлены.

Вешали за руку, привязав к одной ноге большой камень. Но, несмотря на все виды мук и истязаний, страдалец оставался непоколебим в вере.

Между тем, о его испытаниях узнали в его родном монастыре. Настоятель, его духовный отец, не имея возможности самому посетить страдальца, послал к нему двух иноков с поручением навещать мученика и ободрять его к мужественному перенесению страданий.

Сам же Анастасий весь день в оковах таскал камни, а ночь проводил в темнице в молитвах. В камере, где сидел мученик, находился и один еврей, весьма кроткого нрава. Однажды ночью, когда Анастасий молился, а все спали, этот еврей увидел в камере свет. Он посмотрел на Анастасия и заметал входивших через темничные двери мужей, одетых в белые блистающие одежды. Они приблизились к Анастасию и окружили его.

— Боже святой, это ангелы! — подумал еврей. Но приглядевшись, он заметил на них омофоры и кресты в руках. Тогда он подумал:

— Это епископы!

Затем он увидел светлого юношу, который кадил благовониями святого мученика.

Когда еврей разбудил своего соседа-христианина, чтобы

был свидетелем чудесного явления, видение исчезло. И вскоре после этого князь Марзаван получил ответ от царя Хозроя на свое письмо с вопросом, как быть с Анастасием. В предлагалось еще раз попытаться «вразумить» непокорного Анастасия. Если он отвергнет и эту возможность, то отослать его к царю, скованного цепями. Мученик без колебания отверг соблазнительное предложение, и через несколько дней он был отправлен к царю. Его провожали и два инока из его родного монастыря.

В Персии святой был посажен опять в темницу вместе с другими узниками в городе Вифсалии. Опять ему предложили вернуться к языческой вере. И опять святой мученик не только отказался, но и открыто исповедал перед судьей свою веру и христианское учение. Царь был в гневе и приказал начать мучения святого.

После неимоверных страданий святой Анастасий был удавлен. Произошло это в 628 году. Мощи святого мученика, по смерти Хозроя, были перенесены в Палестину в Анастасиеву обитель.

На VII Вселенском Соборе послы папы Адриана свидетельствовали о перенесении иконы святого Анастасия и его главы в Рим, где они хранятся до настоящего времени. Глава с частью мощей находится в церкви мучеников Викентия и Анастасия, в загородном монастыре у Трех Фонтанов, другая же часть его мощей — в церкви Креста Господня.

 

Кондак, глас 1

Божественного ученика, и спутешественника Павлова, Тимофея верный воспоим песньми. С ним почитающе мудраго Анастасия, воссиявшяго от Персиды яко звезду, и отгоняющаго душевныя наша страсти, и недуги телесныя.

Патриарх АНАТОЛИЙ
(3 июля)

Патриарх Анатолий занимал Константинопольскую кафедру с 449 года. Скончался в 458 году. Его два раза несправедливо обвиняли в ереси и честолюбии. Тем не менее, он председательствовал на IV (Халкидонском) Вселенском Соборе.

Патриарх Анатолий впервые короновал императора Льва. Он является автором нескольких церковных песнопений.

 

Благоверный князь АНДРЕЙ
(4 июля)

Святой Андрей Боголюбский, князь, был вторым сыном Юрия Долгорукого. Родился около 1110 года. До 35 лет прожил в Ростово-Суздальской земле, где и женился (после 1130 года) на дочери богатого боярина Кучки, владельца берегов р. Москвы.

Когда между Юрием Долгоруким и его племянником Изяславом Мстиславичем началась упорная борьба из-за Киева, в которой приняли участие почти все русские князья, Андрей Боголюбский явился лучшим помощником Юрию. Он сразу выделился боевой удалью, осмотрительностью, умением разбираться в сложных обстоятельствах, сдерживать себя и выражать миролюбивую уступчивость после упорного и горячего боя.

Первое его выступление состоялось вместе со старшим братом Ростиславом в 1146 году против Изяславова союзника Ростислава Рязанского, который и был изгнан из стольного города. Когда в 1149 году Юрий победил Изяслава и занял Киев, Андрей Боголюбский получил от него Вышгород, в семи верстах от Киева.

В качестве вышгородского князя он участвовал в походе Юрия в удел Изяслава — Волынскую землю, где едва не погиб при осаде Луцка.

При выдающейся храбрости Андрей Боголюбский, однако «не величав (был) на ратный чин». После осады Луцка он немедленно согласился на просьбу Изяслава быть посредником между ним и Юрием и способствовал заключению мира.

Мир этот оказался непрочным. В 1150 году Изяслав изгнал Юрия из Киевской земли и двинулся на старшего его сына Ростислава, сидевшего в Переяславле. Андрей Боголюбский пришел на помощь Ростиславу, и Изяславу не удалось взять Переяславль.

Когда Юрий вторично в том же году захватил Киев, Андрей получил от отца города, пограничные с Волынью: Туров, Пинск, Дорогобуж и Пересопницу. Он сел в Пересопнице и снова выступил в качестве посредника и примирителя между враждующими сторонами. Изяслав прислал к нему послов с просьбой ввести его «в любовь к отцу», но Юрий не принял этого мира.

Изяслав призвал на помощь угров и в третий раз сел в Киеве. Юрий с Андреем удалился в Городец Остерский, а в следующем 1151 году выступили опять против Изяслава. При р. Руте Андрей показал ту же боевую удаль, что и под Луцком. Когда победа осталась на стороне Изяслава, Андрей ушел в Суздальскую землю, а Юрий, вопреки уговорам сына, продолжал борьбу и в союзе с князьями рязанскими, муромскими, северскими и половцами совершил поход на Чернигов. Андрей на этот раз отличился тем, что водил дружину на приступы, показав пример союзным князьям.

На выручку Чернигову явился Изяслав, и поход Юрия окончился неудачей.

В 1154 году Юрий совершает поход на Муромскую область, изгоняет ее князя Ростислава и передает ее Андрею. Ростислав отправляется к половцам и в том же году нападает врасплох вместе с ними на Андрея, который «об одном сапоге» едва спасся бегством в Суздаль.

Когда в 1115 году Юрий окончательно утвердился в Киеве Андрей вторично получил Вышгород. Но ему по-видимому надоели нескончаемые бесплодные войны за Киев.

Отцу было уже 70 лет. При множестве соискателей, Андрей не мог надеяться на получение Киева, который хотел передать ему Юрий. Андрею милее была земля Суздальская, и он против воли отца, тайно от него, в том же году ушел из Вышгорода, взяв с собой оттуда высокочтимую святыню, икону Божией Матери, писанную, согласно преданию, святым апостолом Лукой.

Сохранилась легенда, что, когда везли икону, конь остановился в 11 верстах от Владимира. Сочтя это особым знамением, Андрей на месте остановки заложил село Боголюбове, которое сделалось любимым его местопребыванием и дало ему в истории прозвание Боголюбского.

Отсюда он распоряжался Русской землей, сюда приходили к нему союзные и подвластные ему князья со своими полками, которые он направлял по своему усмотрению.

В 1157 году Юрий умер. Ростовцы и суздальцы, целовавшие по его требованию крест младшим его сыновьям Михаилу и Всеволоду, призвали на княжение к себе Андрея, «занеже бе любим всеми за премногую его добродетель». Андрей сразу проявляет свой властный характер и свое определенное стремление быть самодержавным и единодержавным. Он немедленно выгоняет своих младших братьев и детей умершего старшего брата Ростислава из Суздальской земли и никому потом, даже детям, не дает уделов в своей области.

Он устраняет от себя даже старых отцовских бояр, «хотя самовластен быти всей земли Суздальской». Эти его действия отвечали интересам земли, не желавшей дробления, которое всегда являлось источником политической слабости и внутренних смут. Стольным городом он избрал пригород, Владимир-на-Клязьме.

Этим он ослабляет значение веча и бояр старших городов. В новом месте его окружают новые люди, им самим избранные и потому всегда готовые исполнять его волю. Владимир дан был ему отцом в удел, когда он был еще молодым. Он привык к этому городу и чувствовал себя здесь свободно. К тому же Владимир занимал выгодное географическое положение, так как благодаря Клязьме и Оке из него удобнее было сноситься с Киевом и всей южной Русью.

Князь Андрей старается возвысить Владимир, сделать из него второй Киев. В 1158 году он заложил каменную церковь Успения Божией Матери, не пожалев средств на ее украшение. Он расширил крепость города и, в подражание Киеву, построил двое ворот — Золотые и Серебряные.

Так как Суздальская область была новой по сравнению с другими, укреплялась и расширялась путем колонизации в землях чужих и языческих, то постройка церквей имела громадное значение и возвышала всю область. Андрей Боголюбский строит великолепный храм Рождества Богородицы в Боголюбове, строит церкви в Ростове и других городах, с особой пышностью и великолепием, призывая для этого заграничных мастеров.

В 1162 году он делает попытку основать особую митрополию во Владимире, имея своего кандидата в митрополиты. Получив отказ от Константинопольского патриарха, он сделал этого кандидата епископом Ростовским, заставив его жить во Владимире. Этот епископ, Феодор, не хотел признавать митрополита Киевского, выразив тем самым стремление свое и своего князя к автокефальности суздальской церкви. Однако со временем отношения князя и епископа Феодора изменились, он был отдан князем на суд митрополита и подвергся жестокой казни.

В 1164 году Андрей Боголюбский ходил войной на камских болгар, взял их город Бряхимов и сжег три других города. Он подчинил себе князей рязанских, стремился подчинить Новгород и Киев. Уже в 1160 году он шлет к новгородцам послов со словами: «Будь вам ведомо: хочу искать Новгорода добром и лихом». Новгородцы после этих слов изгоняют от себя сына киевского князя — Святослава Ростиславича — и принимают к себе в князья Андреева племянника Мстислава.

В следующем году, помирившись с отцом Святослава Ростиславом Киевским, Андрей, по уговору с ним, против воли Новгорода посадил там Святослава.

В 1167 году Ростислав Киевский умер. Старшими из Мономаховичей были сын Мстислава Великого Владимир и Андрей. На юге северных князей не любили, а Владимир был слишком слаб, чтобы занять великое княжение. Киев был занят с общего согласия народа и южных князей отважным сыном Изаслава Мстиславом Волынским. Не получив от него никакой награды за уступку ему первенства, южные князья обиделись и были готовы интриговать против него. Андрею было досадно, что ненавистный ему Мстислав, младший князь, будучи слабее его, занял великое княжение.

Вслед за этим обида пришла и со стороны Новгорода:

новгородский стол был занят малолетним сыном Мстислава Романом, и фактически князем являлся там все тот же Мстислав, который не давал Андрею распоряжаться в Новгороде.

Убедившись, что многие южные князья будут на его стороне, Андрей решился на разгром Киевской области. В 1169 году он двинулся с огромной ратью против Мстислава. К ополчению Андрея присоединились 11 князей. Мстислав затворился в Киеве. Киевляне, из любви к сыну Изяслава, мужественно встретили врагов, в первый раз согласившись выдержать осаду.

После трехдневного боя Киев был взят «на щит» и отдан на беспощадное разграбление. Был зажжен даже Печерский монастырь. Андрей сделался великим князем, но Киев отдал младшему своему брату Глебу, а сам остался на севере, во Владимире и в своем Боголюбове.

Этот поступок Андрея является событием величайшей важности, с которого начался на Руси новый порядок вещей. Княжеское старшинство, оторвавшись от места, получило личное значение. Впервые мелькнула мысль придать этому старшинству авторитет верховной власти.

Киев по-прежнему остался старейшим, богатейшим и лучшим русским городом, но идея единства и центра земли теперь воплотилась не в нем, а в великом князе. Этот князь сделался силой, независимой от места и традиций. Сознание своей силы побуждает Андрея переменить обращение с более слабыми, младшими князьями. Родовые отношения князей пушатся. Нарождаются новые, государственные отношения.

Лично Андрей сумел захватить в свои руки власть почти над всеми своими братьями. Его равно слушались и Киев, и Новгород, и Ростов, и Суздаль, и Владимир, и князья смоленские, полоцкие, волынские и другие.

Андрей раздавал и передавал князьям города по своему усмотрению, не считаясь ни с правами князей, ни с правами городов. Князья поняли, что Андрей, как выразился Мстислав Ростиславич, хочет сделать младших князей подручниками великого князя. Раньше княжеская волость была временным, очередным владением того или другого князя. Андрей, оставшись в Суздальской области, придал ей характер личного, неотъемлемого достояния одного князя, выделив ее из круга областей, обретаемых по праву старшинства.

После взятия Киева Андрей нашел предлог и для наказания Новгорода. У двинских пайщиков Новгорода произошло столкновение с суздальскими, причем, первые одержали верх и даже взяли дань с суздальских подданных. Андрей двинул на Новгород под предводительством сына своего Мстислава огромную рать из ростовцов, суздальцев, смолян, полочан, рязанцев и муромцев. Войско это новгородцы, сделавшие 25 февраля 1170 года вылазку, разбили наголову и обратили в бегство, захватив так много пленных, что потом суздальцы продавались ими по «ногате» за человека, т.е. втрое дешевле обычной овцы.

При отступлении суздальское войско потерпело еще и громадный урон от голода. Но неурожай хлеба в том году заставил новгородцев смириться, особенно после того как Андрей остановил подвоз хлеба из своего княжества. Роман Мстиславич был изгнан, и в Новгороде сел князь от руки Андрея — Рюрик Ростиславич.

В 1171 году умер Глеб. Андрей посадил в Киеве одного из смоленских князей, Романа Ростиславича, трое братьев которого сидели по городам около Киева. Вскоре Андрею донесли, что брат его Глеб умер от руки убийц из киевских бояр. Андрей потребовал их наказания, но Ростиславичи, считая донос неосновательным, не послушались. Тогда Андрей послал сказать Роману: «Яе ходишь в моей воле с братьями своими: так ступай вон из Киева, Давид из Вышгорода, Мстислав из Белгорода; ступайте все в Смоленск и делитесь там как хотите».

Роман повиновался, но Рюрик, Давид и Мстислав решились на борьбу с Андреем. Они захватили Киев, изгнав оттуда Андреева брата Всеволода, и посадили в нем Рюрика. Другой брат Андрея, Михаил, стесненный Ростиславичами в Торческе, согласился быть заодно с ними.

Узнав об этом, Андрей приказал Ростиславичам, чтобы Рюрик шел в Смоленск в свою «отчину», а Давид и Мстислав, как зачинщики, совсем выходили из русской земли. Мстислав за такие речи велел остричь Андрееву послу бороду и голову и отпустил его с такими словами: «Скажи от нас своему князю: мы до сих пор почитали тебя как отца, но если ты не устыдился говорить с нами, как с твоими подручниками, людьми простыми, забыв наш княжеский сан, то не страшимся угроз, исполняй оныя — Бог нас рассудит».

Андрей немедленно собрал до 50 тысяч войска и велел Рюрика и Давида выгнать из их отчины, а Мстислава живым привести к нему. В войске Андрея, кроме суздальцев, были муромцы, рязанцы и новгородцы. По пути, хотя и поневоле, к ним присоединились смоляне, а затем князья черниговские, полоцкие, туровские, пинские и городенские.

Но так как среди войска не было единодушия и ничто не воодушевляло его, кроме капризной воли великого князя, то все огромное ополчение обратилось в бегство после осады Вышгорода, обороняемого Мстиславом. Только начавшиеся смуты среди южных князей заставили Ростиславичей менее чей через год опять вступить в переговоры с Андреем и просить у него Киева для Романа. Андрей велел немного подождать ответа, но отвечать ему уже не пришлось.

Ночью 28 июня 1174 года он был убит в Боголюбове своими приближенными, среди которых было много недовольных его строгостью. Шурин его Яким Кучков, мстя ему за казнь брата, объединил недовольных. Заговорщики в числе 20 человек вломились в спальню князя и напали на него. Андрей хотел схватиться за меч, но княжеский ключник Анбал, примкнувший к заговорщикам, заблаговременно убрал его.

Несмотря на свой преклонный возраст, князь еще был силен и даже безоружный оказал сопротивление. «Горе вам, нечестивые! — воскликнул он, — зачем уподобились Горясеру (убийце Бориса)? Какое зло я сделал вам? Если кровь мою прольете. Бог отметит вам за мой хлеб». Наконец он упал под ударами. Заговорщики, думая, что князь мертв, взяли тело своего товарища, нечаянно убитого во время схватки, и хотели удалиться, но вдруг услышали стон. Андрей поднялся и пошел под сени.

Они воротились и добили его. Утром был убит ими княжеский любимец Прокопий и разграблена княжеская казна. Были убиты также княжеские посадники и туины и разграблены их дома. Пограбили и иностранных мастеров храма. К грабежам присоединился и народ, распространяя их по всей волости. Опасаясь мщения владимирцев, заговорщики послали было сказать им, что и среди них есть сторонники заговора. Владимирцы, однако, встретили известие о смерти князя равнодушно. Нашелся только один человек, преданный убитому князю, — его слуга Козьма, да и тот был киевлянин. Козьма взял лежавшее в огороде обнаженное тело князя, завернул его в плащ и ковер и хотел внести в церковь, но пьяные слуги не хотели отпереть церковь.

Тело пришлось положить на паперти, где оно пролежало два дня, пока не пришел Космодемьянский игумен Арсений и не внес его в церковь, отслужив первую панихиду. Только на шестой день, когда волнение улеглось, владимирцы послали в Боголюбове за телом князя и похоронили его в построенной им церкви Рождества Богородицы.

Со смертью Андрея Боголюбского исчезла и сила его власти. Дети не получили отеческого наследия, причем и самый род его пресекся.

И то, что им намечено было нового, получило развитие лишь спустя целое столетие. Церковь чтит Андрея Боголюбского за его щедрость по отношению к церковным нуждам, за его радение о построении храмов, за его благоговение и набожность. Андрей Боголюбский причислен к лику святых, как мученик.

Блаженный АНДРЕЙ
(10 октября)

Блаженный Андрей Тотемский, Христа ради юродивый, родился в 1638 году «в пределах Вологодских», точнее, в 50 верстах от Вологды, в селении Усть-Тотемское, в крестьянской семье. Хотя родители его были неграмотны, они научили его христианской жизни своим собственным примером. Церковь, которую он посещал постоянно, завершила его образование и воспитание.

Подвижническую жизнь он начал тем, что ушел из дома и принял на себя подвиг безмолвия. Во время его отсутствия скончались родители. После их смерти он пришел в город Галич (Костромская епархия) и поступил послушником в городской монастырь.

Игумен Стефан, сам строгий подвижник, предвидя мощные духовные силы Андрея, подал ему совет принять на себя иго юродства Христа ради, и Андрей, оставив монастырь, стал юродствовать. В зимнее время он ходил без обуви и в разодранной одежде. Пищей ему служили хлеб и вода. Каждый год он обходил для поклонения святыням окрестные обители и опять возвращался в Воскресенскую обитель.

После смерти своего наставника — игумена Стефана, он перешел в г. Тотьму, где его никто не знал, и поселился у церкви Воскресения Христова, на берегу реки Сухоны. Здесь он продолжал свой подвиг: днем ходил, юродствуя, по городу, а ночь проводил в молитве. Все, что давали ему добрые люди, тайно раздавал нищим. Еще при жизни блаженный обнаружил в себе чудодейственную силу благодати Божией.

Однажды зимой он шел, по обыкновению, босой к храмовому празднику за 50 верст от Тотьмы. С ним встретился на пороге старшина дикарей Ажбакай, страдавший глазами. Зная по слуху Андрея, он попросил его исцелить глаза и предлагал ему значительную сумму денег. Денег Андрей не взял, убежал.

Ажбакай умылся снегом, на котором стоял юродивый, и получил исцеление.

От подвигов и лишений блаженный в конце концов захворал. Почувствовав близость кончины, блаженный позвал пономаря Воскресенского монастыря Иоанна, которого любил, предсказал ему его будущий монашеский путь и попросил пригласить священника Афанасия для исповеди и причащения. Причастившись Святых Тайн, он пожелал остаться один. Потом позвал Иоанна и сказал:

— Брат, пришло время разлучения души с телом. Приготовь, что надо для погребения.

Иоанн со слезами на глазах зажег перед иконой свечу и вышел. Когда он вернулся, он нашел блаженного уже скончавшимся, с руками, сложенными крестообразно на груди. Комната была полна благоуханий. Погребение его собрало множество народа.

Только теперь начали вспоминать его святую подвижническую жизнь. Его похоронили, по его желанию, под колокольней храма Воскресения.

Кончина его последовала 10 октября 1673 года [52], когда ему было всего лишь 35 лет. В течение 10 лет этой жизни он юродствовал.

На могиле его сразу же стали твориться чудеса. Мощи его почивали под спудом в городской церкви. Впоследствии над его могилой воздвигли церковь. В недалеком прошлом его мощи еще почивали в Успенской церкви.

Патриарх АНТОНИЙ
(12 февраля)

Святой Антоний родился около 829 года. Родиной его была Азия, но вся жизнь его от младенчества и до блаженной кончины протекла в столице византийской империи Константинополе. В этом городе преподобный провел свои детские и юношеские годы, получил образование, стал епископом и наконец, патриархом.

О высоком служении святого Антония Церкви в сане епископа было весьма много предзнаменований. Будучи еще младенцем, он внимательно присматривался к тому, как совершать проскомидию, как держать кадило, как вообще отправлять в храме Божественную литургию.

Достигнув совершеннолетия, святой Антоний в одной из Константинопольских обителей принял иноческий постриг и стал упражняться в подвигах иноческой жизни. Строгостью своих подвигов он вскоре обратил на себя внимание и, против своего желания из-за смирения, был рукоположен во пресвитера, а затем, по повелению патриарха, поставлен игуменом монастыря.

В это время и отец преподобного был пострижен в монашество. Исполняя новые обязанности, святой Антоний, сверх того, неизменно продолжал и обычные свои подвиги, пребывая в постоянном посте и молитвах. Кроме того, он лично занимался раздачей милостыни нуждающимся. Был и такой случай.

Зная его справедливость и милосердие, однажды кто-то принес ему мешок золота и, подавая его, сказал:

— Возьми это для раздачи нищим.

При этих словах ему явилась только рука, держащая мешок с золотом, а сам подававший его был невидим.

После смерти Константинопольского патриарха Стефана, в 893 году преподобный Антоний, по единогласному избранию епископского Собора и императора, был возведен на Константинопольскую патриаршую кафедру.

В это время он уже был в преклонном возрасте, но, не смотря на слабость своих сил, крепкий силой Божией, он обошел все церкви своей патриархии.

Видя стесненное положение клириков вследствие недостатка материальных средств, святитель выводил их из затруднения обильными денежными пособиями. При входе в церкви его встречали всегда тысячи нищих, и он всех их оделял милостыней. Вообще, для многих он был слугой.

Совершив множество чудес, святитель Антоний в глубокой старости в 895 году отошел ко Господу.

Преподобный АНТОНИЙ
(17 января)

Преподобный Антоний родился в Риме от православных родителей. В девятнадцать лет он осиротел, раздал свое имение бедным и принял монашеский постриг. Он поселился на скалистом берегу, вдававшемся в море.

Однажды небольшая часть этой скалы, на которой молился преподобный, омываемая морскими волнами, оторвалась и, стоя на ней, преподобный приплыл морским путем до русских пределов, через Неву и Ладогу достиг в 1106 году Великого Новгорода, где кафедру занимал святитель Никита. Причем, Антонию казалось, что весь этот длиннейший путь он проделал всего затри дня.

Святитель Никита с любовью принял пришельца-монаха, не понимавшего ни одного слова по-русски. Преподобный поведал ему о своем чудесном плавании, причем, умолил сохранить это в тайне. С благословения святителя Антоний основал в Новгороде монастырь во имя Рождества Пресвятой Богородицы и дал ему общежительный устав.

Собор, воздвигнутый им, существовал до недавних времен, так же, как и келлия преподобного Антония и его келейная церковь во имя преподобных Онуфрия и Петра Афонского — обе столь малых размеров, что подвиг преподобного можно уподобить подвигу столпничества.

В обители хранились устав преподобного Антония, камень, на котором он совершил свое чудесное плавание, еще ризы и шесть икон его времени.

Скончался преподобный Антоний Римлянин 3 августа 1147 года. Перед своей кончиной он открыл свою тайну иноку Андрею. Прославлению его имени в 1597 году содействовал архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Кирилл, получивший от него исцеление.

Преподобный Антоний Римлянин считается основоположником монашества в Новгороде. Напротив его обители, на месте, где подвизался, по всей вероятности [53], преподобный Варлаам, расположен известный Хутынский монастырь.

Святитель АРКАДИЙ
(6 марта)

Святитель Аркадий, архиепископ Кипрский, — автор похвального слова «На обновление храма святого и победоносца и великомученика Георгия», дошедшего до нас в греческих списках. Русские варианты текста похвального слова архиепископа Аркадия сохранились от XV и XVI веков.

Профессор В. Г. Васильев отождествляет его с Аркадием Кипрским, известным в истории монофелитских споров (625-626), к которому был отправлен декрет императора Ираклия против еретика Павла и о котором упоминает его преемник Сергий, митрополит Кипрский, в своем послании к папе Сиксту IV в 643 году.

Похвальное слово архиепископа Аркадия содержит важные указания на исторические события и внутренний быт современной ему эпохи и является ценным источником для истории Церкви. Его сообщения о казнимых христианах, колебании и рассеянии Церкви, следует, по-видимому, относить к нашествию Хозрова II Парвиза (590-628). Архиепископу Аркадию принадлежит также несколько биографий.

Благоверный царь БОРИС
(2 мая)

Благоверный князь Борис Болгарский жил и царствовал в Болгарии в IX веке. Он вступил на престол, будучи еще язычником но уже до него христианство распространялось в Болгарии пленными византийцами.

Видя на опыте превосходство христианских народов над языческими, Борис, по окончании войны с греками, при заключении мира крестился. Произошло это приблизительно в 864 или 865 году.

Став христианином, Борис переменил прежний образ жизни и даже направление своей политики. Между прочим, у Бориса нашли поддержку и покровительство изгнанные из Моравии святые просветители славян Мефодий и Кирилл.

Пробыв на княжении до 888 года, Борис ушел в монастырь, но правивший Болгарией старший его сын Владимир заставил его покинуть уединение. По воцарении младшего его сына, Симеона, Борис опять вернулся в монастырь, где и скончался 1 мая 907 года. Болгарской Церковью причислен к лику святых. Русская Церковь приняла эту канонизацию и тоже празднует его память 2 мая.

Мученик БОРИС
(2 мая)

Святой мученик Борис (в крещении Роман) был любимым сыном великого князя Владимира.

По начальной киевской летописи, рожден он был от болгарки и при втором разделе земель получил в удел Ростов, которым до того владел Ярослав.

Раньше, как видно из прибавлений к некоторым спискам летописей, бывших в руках у В. Н. Татищева, Борису был дан Муром. Второй раздел произошел около 994-996 годах. С этого времени до 1015 года в летописях о Борисе нет никаких Упоминаний.

В 1015 году заболел Владимир и Борис был призван в Киев. Вскоре по его прибытии стало известно о вторжении печенегов, и Владимир посылает его с дружиной для отражения их. Борис нигде не встретил печенегов и, возвращаясь обратно, остановился на р. Альте. Здесь он узнал о смерти Владимира и о занятии великокняжеского стола Святополком.

Дружина предложила ему идти на Киев и овладеть престолом. Но Борис не хотел нарушать родовых отношений и с негодованием отверг это предложение. Дружина Владимира покидает его, и он остается с одними своими воинами.

Между тем, Святополк, который извещая Бориса о смерти отца, предлагал быть с ним в любви и увеличить его удел, в то же время отправил Путшу и вышгородских бояр для убиения брата. Симпатии к Борису народа и дружины делали его опасным соперником Святополка.

Путша с товарищами в ночь на 24 июля копьями пронзили Бориса и его слугу Георгия, родом венгра, пытавшегося защитить господина собственным телом. Еще дышавшего Бориса убийцы завернули в шатерное полотно и повезли.

Святополк, узнав, что он еще жив, послал двух варягов прикончить его, что те и сделали, пронзив мечом его сердце. Тело Бориса было тайно привезено в Вышгород и там погребено в церкви св. Василия. Борис был известен своей любовью к церковному пению и молитве и пал жертвой уважения к родовым понятиям в цветущей юности, около 25 лет. Вскоре пал от рук убийц, подосланных тем же Святополком, и брат Бориса — Глеб. Его тело также было погребено Ярославом (уже в 1019 году) в церкви св. Василия.

Память обоих страдальцев осталась для России священной. Летописи полны рассказами о чудесах исцеления, происходивших у их гроба, о победах, одержанных их именем и с их помощью, о паломничестве князей к их гробу и т.д.

В 1071 году Церковь включила их в число святых, и с того времени их стали праздновать в день перенесения их мощей в церковь, выстроенную князем Изяславом Ярославичем в Вышгороде.

В 1115 году мощи вновь торжественно были перенесены в построенную во имя Бориса и Глеба каменную церковь в Вышгороде. Впоследствии в честь их возникло много церквей и обителей в разных городах России. История их убиения служит для древних летописцев любимой темой сказаний, из которых древнейшие и наиболее полные приписываются Нестору и черноризцу Иакову.

«Сказание о св. Борисе и Глебе», по сильвестровому списку, издано И. И. Срезневским, с предисловием издателя, в 1860 году. В летописи 1175 года упоминается о мече Бориса, принадлежавшем в то время князю Андрею Боголюбскому.

Мученик ВАЛЕРИЙ
(7 ноября)

Святой мученик Валерий [54] Мелитинский [55] пострадал при императоре Диоклетиане [56] вместе с другими тридцатью двумя мучениками.

Императоры были усердными поклонниками идолов и гонителями христиан. Когда до их слуха дошло, что жители областей Армении и Каппадокии, вопреки императорским указам, отказываются поклониться идолам, они послали двух лукавых и преданных язычеству воинов истребить там всех христиан.

Посланники в точности исполнили волю императоров и казнили найденных христиан, в том числе и святого Валерия, через усечение главы.

Память другого мученика Валерия, из числа 40 севастийских мучеников, отмечается 9 марта.

Преподобный ВАРНАВА
(11 июня)

Преподобный Варнава был приходским священником в городе Великом Устюге, в пределах Вологодских.

По велению Божию он удалился в пустынные ветлужские леса, где провел 28 лет в подвигах поста и молитвы.

Поселился он на высоком холме на берегу реки Ветлуги. Питался травой и, редко, хлебом. Дикие звери не вредили жившему по воле Божией праведнику. Множество людей посещали его ради наставлений и руководства. Посетил его и преподобный Макарий Унженский. Он скончался в 1445 году.

После его кончины ученики его создали на месте его пустыннической келии Свято-Троицкий Варнавин монастырь, вокруг которого впоследствии вырос городок Варнавин.

Святые мощи преподобного Варнавы покоятся под спудом в городском (прежде — монастырском) соборе во имя святого апостола Варнавы.

Мученик ВАСИЛИЙ
(1 января)

Святой мученик Василий принадлежал к знатным гражданам Анкиры. [57]

В царствование императора Юлиана Отступника, [58] за исповедание и проповедь христианской веры, он был схвачен и приведен к правителю (игемону) Сатурнину. На вопрос игемона, верует ли он во Христа, Василий громким голосом воскликнул:

— Нет иного Бога, кроме Него!

Так святой без малейшего страха засвидетельствовал о своей вере во Христа, за что и был подвергнут жестокой пытке: он был повешен на дереве и тело его немилосердно строгали железными орудиями.

Затем дерзновенный исповедник Христов отослан был в Константинополь и там снова подвергся такому же тяжкому испытанию. После этого мучители стали вытягивать тело страстотерпца с такой силой, что кости его вышли из суставов. При этом, с воина Христова срезали кожу в виде ремней и кололи тело его раскаленными железными спицами.

Святой Василий мужественно претерпел все эти мучения, будучи подкрепляем Божественной силой. Наконец, мучители ввергли его в раскаленную печь. Сохраненный силой Божией невредимым от огня, Василий был отведен из Константинополя в Кесарию [59]1 и здесь осужден на растерзание зверями. С горячей молитвой ожидал святой Василий мученического венца. Он был растерзан львицей. [60]

Некоторые из сродников и друзей святого страстотерпца тщательно собрали священные его останки, умастили их благовониями и, обвив пеленами, предали честному погребению. Впоследствии при гробнице святого мученика Василия был сооружен храм.

Благоверный князь ВАСИЛИЙ
(4 марта)

Святой благоверный князь-мученик Василий (или, как его называют в летописи, Василько) был старшим сыном великого князя Константина Всеволодовича Владимирского и внуком князя Всеволода Юрьевича «Большое Гнездо».

«Бе же сей Василько лицом красен, очима светел и грозен взором, и паче меры храбор, сердцем же легок», — говорит о нем летопись.

Он родился в 1209 году. Отец его был просвещеннейшим князем своего времени. Он собрал огромную греческую и славянскую библиотеку и специально заказывал переводы с греческого полезных книг.

Душа его выразилась в его предсмертном завещании детям: «Любезные дети, — писал он в этом завещании, — живите в любви между собой. Бога бойтесь всей душой, заповеди Его соблюдайте во всем. Живите, как я жил: нищих и убогих не презирайте, не уклоняйтесь от Церкви, чтите и иноческий чин, внимайте учению книжному, будьте в любви между собой, и Бог мира да будет с вами. Слушайтесь старших — они учат вас добру, вы еще молоды. Вижу, дети мои, что приблизился конец мой. Поручаю вас Богу, Пресвятой Богородице и брату моему Георгию, который вам будет вместо меня».

Еще при жизни он дал своим сыновьям уделы: Васильку — Ростов, Всеволоду — Ярославль и Владимиру — Углич.

Великий князь Георгий Всеволодович свято исполнил предсмертную волю своего брата и всю жизнь заботился о его осиротелых детях. В 1224 году он был послан против татар на помощь южным князьям. Но весть о поражении русских на реке Калке позволила князю Васильке возвратиться обратно, так как татары не стали преследовать побежденных и ушли в степь.

В 1237 году князь Василий принимал участие в битве на реке Сити, где дядя его, великий князь Георгий, и брат Всеволод сложили головы, а сам он был взят в плен. Татары предложили ему перейти к ним на службу, но, получив от него решительный отказ, в 1238 году убили его, после жестоких мучений, в Шеринском лесу, в 25 верстах от города Кашина Тверской губернии.

Свидетельницей его мученической кончины была одна женщина, скрывавшаяся в лесу. Она и се муж известили епископа Ростовского Кирилла и вдову святого князя, княгиню Марию Михайловну [61].

Ростовцы с благоговением погребли тело своего князя. Он оставил двух сыновей: Бориса, князя Ростовского, прозванного «Печальником (то есть, заступником перед татарами) Земли Русской», ради которой он почти всю свою жизнь прожил в Орде, и Глеба, князя Белоезерского, основателя Каменного монастыря на Кубинском озере.

Митрополит ВЕНИАМИН
(31 июня)

Священномученик митрополит Петроградский Вениамин (в миру Василий Павлович Казанский) родился в 1873 году в с. Нименский Погост Каргопольского уезда Олонецкой губернии в семье священника.

В 1893 году он поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Семинарию, через два года пострижен в мантию и рукоположен во иеродиакона. В следующем году рукоположен во иеромонаха.

В 1897 году он окончил Петербургскую Духовную Академию со степенью Кандидата Богословия и назначен преподавателем Священного Писания в Рижской Духовной Семинарии. Через год переведен в должность инспектора Петербургской Семинарии, а в 1902 году стал ректором Петербургской Духовной Академии.

24 января 1910 года был хиротонисан во епископа Гдовского, викария Санкт-Петербургской епархии. 7 июня 1917 года был избран Петроградским епархиальным архиереем с титулом «архиепископ Петроградский и Ладожский», затем переименован в «архиепископа Петроградского и Гдовского».

Более двадцати лет до этого владыка Вениамин учил и проповедовал в церкви на окраине Санкт-Петербурга. Петроградцы были глубоко привязаны к нему за его доброту, доступность и неизменно-сердечное и отзывчивое отношение к своей пастве, к нуждам ее членов. Уже будучи митрополитом, он охотно отправлялся по просьбам совершать требы в самые отдаленные и бедные закоулки Петрограда.

Рабочий, мастеровой люд часто приглашал его для совершения крещения, и он радостно приходил в бедные кварталы, спускался в подвалы, в простой рясе, без всяких внешних признаков своего высокого сана. Приемная его всегда была переполнена, главным образом, простыми людьми.

Проповеди его были просты, без всяких замысловатых ораторских приемов, без нарочитой торжественности. Но именно эта незамысловатость и огромная искренность проповедей митрополита делала их доступными для самых широких слоев населения, которое во множестве наполняло церковь, когда предполагалось служение митрополита.

Даже среди иноверцев и инородцев митрополит пользовался глубокой симпатией. В этой части населения он имел немало близких друзей, которые, несмотря на разницу верований, преклонялись перед чистотой и кротостью его светлой души и шли к нему в тяжелую минуту за советом и духовным утешением.

На Петроградскую кафедру он был избран подавляющим большинством голосов, вопреки воле Временного правительства и значительной части петроградского духовенства. В августе 1917 года возведен в сан митрополита. Член Священного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 гг.

Когда в 1922 году началась кампания по изъятию церковных ценностей, якобы «для спасения голодающих Поволжья», митрополит Вениамин принял участие в переговорах между Правлением Общества приходских советов в Петрограде и Петроградским Советом.

Зная характер митрополита, нетрудно было предугадать, как он отнесется к проблеме голодающих Поволжья. В этом вопросе для него не существовало колебаний. Самое главное — спасение гибнущих братьев. Если можно, хотя бы немногих, хотя бы единую душу живую исторгнуть из объятий голодной смерти. Все жертвы для этого оправданы.

Митрополит был большим любителем церковного благолепия. Для него, как и для простого верующего, священные предметы были окружены мистическим нимбом.

Но он отбрасывал эти настроения и чувствования, в его глазах совершенно незначительные в сравнении с задачей спасения людей. В этом отношении он шел дальше патриарха Тихона, и не видел никаких препятствий к сдаче даже священных сосудов.

Но, наряду с этим, ему, несомненно, претил насильственный, принудительный, из-под палки, под давлением страха и угроз характер помощи голодающим в форме изъятия церковных ценностей.

Он представил комиссии по изъятию церковных ценностей заявление, в котором указал, что Церковь готова пожертвовать для спасения голодающих всем своим достоянием, включая и Священные сосуды, но церковные представители должны участвовать в работе комиссии Помгола и знать судьбу этих ценностей.

Разумеется, большевикам не с руки было иметь в качестве союзника ненавистную им Церковь. Вскоре власти объявили, что церковные ценности будут изъяты в формальном порядке, как принадлежащие государству. 24 марта в петроградской газете «Правда» появилось письмо двенадцати священников, в том числе и печально известных В. Красницкого и А. Введенского, в котором они обвиняли церковное руководство Петрограда в контрреволюционности.

После такого провокационного шага будущих обновленцев, 29 мая 1922 года митрополит Вениамин был арестован. Естественно, по обвинению в «сопротивлении изъятию церковных ценностей». Он был заключен в тюрьму на Шпалерной улице в Петрограде.

Кроме митрополита к делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей были привлечены еще восемьдесят шесть человек. На суде митрополит Вениамин выступил с речью, в которой, между прочим, содержались и такие слова:

«Я, конечно, отвергаю все предъявленные мне обвинения и еще раз торжественно заявляю (ведь, быть может, я говорю в последний раз в своей жизни), что политика мне совершенно чужда, я старался по мере сил быть только пастырем душ человеческих. И теперь, стоя перед судом, я спокойно дожидаюсь его приговора, каков бы он ни был, хорошо помня слова апостола:

«Только бы не пострадал кто из вас, как убийца или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь» (1 Пет. 4,15-16).

5 июля митрополит осужден Петроградским губернским Ревтрибуналом по статьям 62 и 119 за организацию преступной контрреволюционной группы, поставившей себе целью борьбу с Советской властью. Приговорен к расстрелу с конфискацией имущества.

В ночь под 13 августа — расстрелян на ст. Пороховые Ириновской железной дороги вместе с архимандритом Сергием (Шейным) и святыми мучениками Иоанном Ковшаровым и Юрием Новицким.

За несколько дней до расстрела святой митрополит Вениамин писал в письме одному из петроградских благочинных:

«Трудно, тяжело страдать, но по мере наших страданий избыточествует и утешение от Бога. Трудно переступать этот Рубикон и всецело предаваться воле Божией. Когда это совершится, тогда человек избыточествует утешением, не чувствует самых тяжких страданий, он и других влечет на страдания, чтобы они переняли то состояние, в котором находится счастливый страдалец... Я радостен и покоен, как всегда. Христос — наша Жизнь, Свет и Покой. С Ним всегда и везде хорошо».

Митрополит Вениамин прославлен и причтен к лику святых и на родине, и за рубежом. Дни памяти его: 31 июля/13 августа — день мученической кончины, и первое воскресенье после 25 января/7 февраля — Собор Новомучеников и Исповедников Российских.

Мученик ВИКТОР
(11 ноября)

В царствование Римского императора Антонина [62], под начальством воеводы Севастиана служил один воин, родом из Италии, по имени Виктор.

Этот Виктор веровал во Христа и открыто перед всеми исповедовал свою веру. Когда вскоре было воздвигнуто гонение на христиан, воевода призвал Виктора к себе и сказал ему:

— К нам пришел царский указ, повелевающий принуждать вас, христиан, к жертвоприношению нашим богам, а не повинующихся предавать тяжким мучениям. Посему и ты, Виктор, принеси жертву богам, дабы не подвергнуться мучениям и не погубить своей души.

Святой Виктор отвечал воеводе:

— Я не послушаю безбожного повеления смертного царя и не исполню его воли, ибо я раб бессмертного Царя, Бога и Спасителя моего Иисуса Христа, Царство Которого бесконечно, и исполняющие волю Которого будут жить вечной жизнью, а вашего смертного царя и царство временно, и исполняющие его нечестивую волю погибнут во веки.

На это воевода сказал Виктору:

— Ты воин нашего царя, исполни его повеление и принеси жертву.

— Нет, — ответил Виктор, — я теперь уже воин не вашего земного царя, но Небесного. Если же я и был временно воином под властью вашего царя, то я все-таки не переставал служить моему Царю, и теперь не оставлю Его и вашим идолам не принесу жертвы. Делай со мной, что пожелаешь. Мое тело в твоих руках, и ты имеешь над ним власть, над душой же моей имеет власть только Бог мой.

Тогда воевода стал уговаривать Виктора:

— Ты сам, — говорил он, — устраиваешь себе бедствие, не исполняя царского повеления. Советую тебе принести жертву богам, дабы избавиться от мучений, которые ожидают тебя.

— Я этого и желаю, — отвечал с твердостью святой Виктор, — чтобы претерпеть мучения за моего Господа и сильно радуюсь, что сподоблюсь страдать за имя Его.

Тогда воевода приказал сломать ему пальцы и вывернуть их из суставов. Потом мучитель повелел разжечь печь и бросить в нее святого Виктора. В этой печи мученик пробыл три дня, но остался живым и невредимым. А мучитель, не ожидая, что святой Виктор останется живым, повелел на третий день отворить печь, взять из нее прах мученика и высыпать его в реку. Но когда отворили печь, святой вышел оттуда, прославляя Бога за то, что огонь не коснулся его и не повредил ему.

Видя свою неудачу, воевода призвал одного чародея и приказал ему умертвить святого Виктора отравой. Чародей сварил мясо со смертоносным ядом и дал есть святому.

Святой сказал:

— Хотя мне и не подобает брать от вас нечистое мясо и есть, однако я съем его, дабы вы уразумели, что ваш смертоносный яд ничего не может сделать против силы Жизнодавца Господа моего.

Помолившись, мученик съел отравленное мясо и нисколько не пострадал.

Чародей, видя, что святой остался невредимым от съеденной отравы, приготовил другое мясо с сильнейшим ядом и сказал святому:

— Если ты съешь это мясо и останешься жив, то я оставлю свое волшебство и чародейство и уверую в твоего Бога.

Святой Виктор и это мясо, отравленное сильнейшим ядом, съел, но остался невредимым. Тогда чародей громким голосом воскликнул:

— Ты победил силу моего волшебства, Виктор, и мою душу, уже давно погибшую, избавил от ада, ибо я уверовал в проповедуемого тобой Господа Иисуса Христа.

После этого чародей пошел в свой дом, собрал все свои волшебные книги и талисманы, сжег их и сделался истинным христианином.

Воевода, видя, что ничто не может повредить святому, пришел в сильную ярость и приказал вытягивать из тела мученика жилы. После этого повелел бросить мученика в кипящее масло.

А святой в это время говорил:

— Мне так же приятно это кипящее масло, как жаждущему холодная вода.

Такая твердость святого Виктора привела мучителя в еще большую ярость, и он повелел повесить святого на дереве и палить его тело свечами. А чтобы еще больше увеличить тяжесть мучений, смешали пепел с уксусом и вливали эту смесь в уста мученика.

— Уксус этот и смертоносный яд ваш для меня все равно, что мед и медовые соты, — говорил страдалец.

Тогда мучитель в ярости велел выколоть мученику глаза. Затем, повесив святого вниз головой, воины ушли и оставили его висеть в таком положении в течение трех дней. На четвертый день, думая, что мученик уже умер, воины пришли посмотреть на него, но, найдя его живым, пришли в ужас и ослепли, и каждый из них начал искать себе проводника.

Святой мученик смилостивился над ними, усердно помолился Богу и сказал им:

— Во имя Господа моего Иисуса Христа прозрите! И они тотчас прозрели, и, придя к воеводе, рассказали ему обо всем происшедшем.

Но воевода еще сильнее разгневался и повелел воинам содрать кожу со святого Виктора. Когда это нечестивое повеление приводили в исполнение, то одна женщина, по имени Стефанида, пришедшая посмотреть на мучения святого, христианка по вере, супруга одного из воинов, увидела два прекрасных венца, спускающихся с неба. Один из этих венцов спускался на голову святого мученика Виктора, а другой — на ее голову.

Увидя это, Стефанида во всеуслышание прославила мученика Виктора. Воевода призвал ее и после непродолжительных расспросов удостоверился, что она тоже христианка.

Тогда мучитель повелел наклонить к земле вершины двух находившихся там финиковых пальм и привязать к ним святую, чтобы разорвать ее. Одну ее ногу привязали к вершине одной пальмы, другую — к другой и отпустили их. Пальмы, поднявшись, разорвали мученицу надвое.

После этого и святому Виктору воевода повелел отсечь голову мечом. Услышав об этом повелении, святой Виктор возблагодарил Бога. Перед самым усечением он предсказал о смерти своих мучителей в таких словах:

— Через двенадцать дней вы умрете, а воевода ваш через двадцать четыре дня будет взят в плен неприятелем.

Предсказав это, святой помолился и преклонил свою голову под меч. По усечении главы святого Виктора, из тела его вытекло молоко с кровью, и многие из неверующих, видя такое чудо, уверовали во Христа. Еще больше людей уверовали, когда увидели исполнение пророчества мученика: как он и предсказывал, его мучители погибли внезапно, а воевода был взят в плен неприятелем.

Святой Виктор пострадал 11 ноября в городе Дамаске.

Преподобный ВИТАЛИЙ
(22 апреля)

В один из дней, когда александрийский патриарший престол занимал патриарх Иоанн Милостивый [63], из монастыря преподобного Сирида в Александрию пришел инок по имени Виталий. Этот почтенный старец шестидесяти лет от роду избрал себе такой подвиг или род жизни, который для людей, видящих в человеке только внешнее, казался нечистым и греховным.

Желая тайно обращать к покаянию грешников и людей нечестивых, он сам в расхожем мнении людей казался грешником и нечестивцем.

Он составил себе список всех блудниц, живших в Александрии и о каждой из них особо усердно молился Богу, чтобы Он отклонил их от их греховной жизни. Каждый день старец с раннего утра нанимался на работу и за свой от рассвета до заката рабочий день получал двенадцать медных монет.

На одну монету он покупал себе бобов и после заката съедал их. Это после целодневного труда, во время которого он строго постился! Затем, придя в публичный дом, остальные деньги отдавал какой-либо блуднице, говоря:

— Умоляю тебя, за эти деньги всю эту ночь соблюсти себя в чистоте, не совершая ни с кем греха.

После этого он затворялся с ней в ее комнате. Она спала на своей постели, а старец, став в углу, всю ночь пребывал в молитве за нее, без сна, тихо читая псалмы Давида. Наутро, уходя от нее, он умолял ее никому не рассказывать о том, что произошло.

Так поступал он долгое время, во все дни трудясь в посте, а ночью посещая блудниц и пребывая у них без сна в молитвах. Каждую ночь он ходил к другой, пока, обойдя всех, снова не начинал с первой.

Некоторые из блудниц, пристыженные таким подвигом Виталия, сами вставали на молитву вместе с ним. Святой убеждал таких покаяться, описывая им Страшный Суд и судьбы в вечной жизни праведников и грешников. Он утешал и воодушевлял их бесконечным милосердием Божиим и надеждой на прощение.

И многие из них оставляли свою прежнюю греховную жизнь и выходили замуж, вступали в законный брак. Некоторые же, желая совершенной чистоты, поступали в женские монастыри и там, в посте и молитве, в слезах и трудах проводили свою жизнь.

Другие в миру проживали без мужа в чистоте, питаясь плодами трудов рук своих.

Иногда кое-кто из блудниц не выдерживал просьбы преподобного о молчании относительно его миссии в публичном доме, и тогда открывалась его непорочная жизнь, но, по молитвам святого, такие обычно наказывались одержимостью, видя которую, другие женщины приходили в страх и не дерзали что-либо открывать людям о святости жизни преподобного Виталия.

Народ же весьма своеобразно толковал наказание болтливых женщин:

— Видишь, — говорили они им, — как воздает тебе Бог за то, что ты сначала говорила, что этот монах входит к вам не для блуда: вот, ясно открывается, что он блудник.

И многие соблазнялись о нем, и укоряли его:

— Ступай, окаянный, тебя ожидают блудницы, — и часто плевали ему в лицо.

Святой же, претерпевая поношение с кротостью, радовался, слыша брань и обличения от людей, духом утешаясь тому, что люди считают его грешником. Иногда он даже говорил таким людям:

— Разве я не имею тела, как и все люди? Разве Бог монахов создал бесплотными? Поистине и монахи такие же люди. Некоторые советовали ему:

— Отец, возьми себе одну из блудниц в жены и сними монашескую рясу, чтобы не хулилось через тебя монашество. Он же, как бы сердясь, отвечал им:

— Не желаю вас слушать. Что хорошего мне взять себе жену и заботиться о ней, о детях, о доме и все дни проводить в заботах и трудах? Зачем вы осуждаете меня? Ведь вам придется отвечать за меня пред Богом. Заботьтесь каждый о себе, а меня оставьте. Есть один Судия всех. Бог, Который и воздаст каждому по делам его.

Так преподобный Виталий утаивал свою истинную жизнь и свою добродетель от людей.

Некоторые из клириков оклеветали его перед патриархом Александрийским Иоанном Милостивым, говоря, что один старец соблазняет весь город, каждую ночь посещая дома блудниц. Но святейший патриарх не поверил клеветникам, так как у него уже был опыт, когда они ввели его в заблуждение и оклеветали одного невинного целомудренного и святого инока, оказавшегося евнухом [64], и он, поверив им, предал праведного побоям. Помня тот случай, патриарх сказал им:

— Перестаньте осуждать, а особенно не осуждайте иноков. Разве вы не знаете, что произошло на Первом Вселенском Соборе [65], когда блаженной памяти императору Константину Великому [66] некоторые из епископов и клириков отдали написанные друг на друга доносы о грехах? Император повелел принести зажженную свечу, сжег их писания, даже не прочитав их, и при этом сказал: «Если бы я своими собственными глазами увидел епископа или инока, совершающих грех, то покрыл бы такового своей одеждой, дабы никто не увидал его согрешающим».

Преподобный же Виталий тем временем продолжал заботиться о спасении грешных душ, и никто не знал о его глубокой добродетельной жизни до самой его кончины.

Однажды, когда преподобный на рассвете выходил из дома блудниц, его встретил один юноша-блудник, который как раз шел к блудницам. Увидев Виталия, юноша сильно ударил его по щеке и сказал:

— Окаянный и нечестивый, доколе ты не покаешься и не отстанешь от своей нечистой жизни, чтобы еще более не было поругано тобою имя Христово?

Святой ответил:

— Поверь мне, человек, что за меня, смиренного, получишь и ты удар по щеке, такой, что сбежится вся Александрия на твой крик.

Спустя некоторое время преподобный Виталий заключился в своей малой и тесной келии, которую он построил около ворот, называемых «Солнечными», и там с миром отошел ко Господу. Никто в городе не знал об этом.

А к юноше, ударившему преподобного старца, явился бес в виде страшного черного эфиопа и, сильно ударив его по щеке, сказал:

— Прими удар, который прислал тебе монах Виталий. И в этот момент юношу охватило беснование. Упав на землю, он валялся по ней в исступлении, так что изо рта его шла пена. При этом, он рвал на себе одежду и кричал так громко, что жители всей Александрии сбежались посмотреть на происходящее. По прошествии нескольких часов, немного придя в себя, юноша поспешил к келии Виталия. Народ — за ним. По дороге юноша не переставал взывать:

— Помилуй меня, раб Божий, что я согрешил против тебя, сильно оскорбив тебя ударом по щеке. Теперь я, по твоему предсказанию, получил достойное возмездие.

Когда юноша приблизился к келии старца, бес опять свалил его на землю. Придя в себя, он начал рассказывать народу, как он ударил по щеке старца и как тот предсказал ему, что он получит возмездие за это. Затем постучали в дверь келии старца, но не получили никакого ответа. Когда же сломали дверь, то увидали его стоящим посреди келии на коленях, как бы молящимся, хотя душа его уже отошла ко Господу. В руке своей он держал хартию, на которой было написано:

«Мужи александрийские! Не осуждайте прежде времени, пока не придет Господь, Праведный Судия».

В эти минуты сюда пришла одна бесноватая женщина, которая ранее пыталась рассказать людям о святой жизни Виталия, о чем говорилось выше. Она пришла, извещенная о кончине преподобного ангелом, прикоснулась к честным его останкам и тотчас получила исцеление. Точно так же начали получать исцеления многие слепые и хромые. Достаточно было прикоснуться к телу святого.

Услышав о преставлении преподобного, все те женщины, которых он своими увещаниями обратил к раскаянию в своих грехах, с зажженными свечами и лампадами стеклись к его гробу, плача и скорбя о своем отце и учителе.

При этом они вслух рассказывали о добродетели старца, который не прикоснулся ни к одной из них даже своей рукой, который приходил к ним не за греховными утехами, а чтобы спасти их.

Народ, услышав их рассказ, разгневался на них и говорил:

— Зачем же вы скрывали от нас святость жизни сего честного старца, ибо мы, находясь в неведении, много грешили против него, осуждая и укоряя его?

Женщины отвечали на укоры народа так:

— Мы боялись, потому что сей старец с великими клятвами запрещал нам кому-либо рассказывать об его жизни, и лишь только одна из наших подруг начала рассказывать его тайну людям, то пришла в бешенство. Посему каждая из нас, боясь такого наказания, молчала.

Народ весьма дивился рабу Божию, так смиренно утаившему святость своей жизни от людей. Они укоряли друг друга, стыдясь того, что осуждали такого угодника и причиняли ему обиды и оскорбления.

Когда обо всем происшедшем дошла весть до патриарха Иоанна Милостивого, он со всем своим клиром пришел к келии старца и, увидав вышеупомянутое письмо, в котором старец увещевал не осуждать его, а также совершающиеся чудеса, сказал тем клирикам, которые доносили ему клеветы на преподобного:

— Видите, если бы я поверил вашим словам и оскорбил бы невинного святого старца, то и я получил бы удары по лицу, подобно тому, как получил их оклеветавший его юноша. Но я, смиренный, благодарю Бога за то, что не послушал ваших доносов и тем избег греха и отмщения.

Клеветники были посрамлены и пристыжены. После этого патриарх, взяв честные останки преподобного Виталия, пронес их через весь город и в присутствии всех покаявшихся во грехах женщин, плакавших и рыдавших, с честью предал их погребению.

Тот же юноша, который оскорбил святого Виталия, впоследствии отрекся от мира и сделался монахом. И многие из жителей Александрии, наученные добродетельной жизнью Виталия и его завещанием, положили себе за правило никогда никого не осуждать.

Митрополит ВЛАДИМИР
(25 января / 7 февраля)

Священномученик митрополит Киевский Владимир (в миру Василий Никифорович Богоявленский) родился 1 января 1848 года в с. Малая Моршевка Моршанского уезда Тамбовской губернии в семье священника.

Окончил Тамбовскую Духовную Семинарию, затем, в 1874 году, — Киевскую Духовную Академию со степенью Кандидата Богословия. В Тамбовской Семинарии преподавал Священное Писание, литургику, пастырское богословие, немецкий язык. В январе 1882 года рукоположен во священника к Покровской соборной церкви в г. Козлове Тамбовской губернии, в следующем году стал настоятелем Троицкого храма в этом же городе и благочинным городских церквей.

После смерти жены и малолетнего ребенка, в 1886 году пострижен в мантию и сразу же возведен в архимандрита. Назначен настоятелем Троицкого монастыря в Козловском уезде. Вскоре переведен на место настоятеля Новгородского Антониева монастыря.

В июне 1888 года хиротонисан во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии. Короткое время занимал Самарскую кафедру. С октября 1892 года — архиепископ Карталинский и Кахетинский, Экзарх Грузии.

С 21 февраля 1898 года — митрополит Московский и Коломенский, с ноября 1912 года — митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. В 1915 году удостоен степени Доктора Богословия.

На личной аудиенции у императора Николая П изложил свое мнение о пагубном влиянии Г. Распутина.

За открытое неприятие деятельности Распутина 23 ноября 1915 года был удален на кафедру митрополита Киевского и Галицкого.

Первенствующий Член Священного Синода. Член Предсоборного Совета. Член Священного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 гг.

Почетный Председатель Собора до 21 ноября — дня на столования (интронизации) патриарха Тихона. Возглавлял чин интронизации святейшего патриарха Тихона.

25 января/7 февраля — мученически скончался. Зверски убит в Киеве. Погребен в Киево-Печерской Лавре.

...Уже первые послереволюционные месяцы были отмечены на Украине церковными нестроениями. Состоявшийся в 1917 году в Киеве епархиальный съезд клира и мирян призвал к созданию «независимой» Украинской Церкви.

Выступая против неканонических действий по образованию автокефалии, митрополит Владимир призывал пастырей и пасомых избегать вражды и препятствовать расколу, сохраняя Церковь в единстве и чистоте Православия.

В адрес святителя Владимира раздавались оскорбления и угрозы. Оппозиционные настроения овладели частью украинских клириков и даже лаврской братии. С установлением власти большевиков в Киеве стали совершаться невиданные дотоле грабежи и насилия, сопровождавшиеся осквернением монастырей и храмов, святынь Киево-Печерской Лавры.

25 января/7 февраля 1918 года вооруженные люди ворвались в покои митрополита Владимира и после издевательств над ним вывели его за стены Лавры. Он был в рясе, с панагией на груди и в белом клобуке. Его келейник Филипп передавал, что митрополит был спокоен — словно шел на служение литургии.

Святитель попросил дать ему время помолиться, воздел руки верх и сказал: «Господи! Приими дух мой с миром». Потом благословил своих убийц и еще не успел опустить руки, как послышались выстрелы. На теле священномученика было обнаружено, помимо этого, множество колотых ран.

Тело мученически скончавшегося святого митрополита оставалось на месте убийства до утра следующего дня. Утром лаврский архимандрит отправился к месту убиения и отслужил там краткую литию. Тело святого митрополита Владимира было перенесено в Михайловскую церковь. В тот же день и в последующие дни служились заупокойные литургии и панихиды в храмах Киево-Печерской Лавры и г. Киева.

Митрополит Владимир был погребен в Крестовоздвиженской церкви Ближних пещер — месте упокоения Киевских митрополитов. На месте убиения святого Владимира тайными почитателями его был поставлен крест и по временам служились панихиды.

Благоверный князь ВЛАДИМИР
(4 октября)

Святой благоверный князь Владимир Новгородский был старшим сыном великого князя Ярослава Мудрого и его супруги Ирины, в девичестве — принцессы Индигерды Шведской, а в иночестве — Анны, и родился в 1020 году.

Он отличался отвагой и мужеством в воинских делах, принимал участие во многих походах, но, вместе с тем, был и равноапостольным поборником истинного благочестия. В 1045 году он основал в Новгороде церковь во имя святой Софии, Премудрости Божией, ставшей соборным храмом и средоточием духовной жизни Новгорода. Новгородцы говорили:

— Новгород там, где святая София. Умрем, прольем кровь за святую Софию!

Храм был закончен в 1052 году, и в том же году скончался его основатель. Владимир был положен в нем рядом со своей матерью, скончавшейся в 1050 году. В 1439 году они были причислены к лику святых после явления, бывшего святителю Евфимию II, архиепископу Новгородскому. До недавних времен нетленные мощи благоверного князя Владимира я его матери почивали в открытой раке.

Благоверный князь ГАВРИИЛ
(11 февраля)

Святой благоверный князь Гавриил, в миру Всеволод, Псковский чудотворец, был сыном великого князя Мстислава и внуком Владимира Мономаха. Родился и был воспитан в Новгороде. «Поучаяся в заповедях Господних всегда», он имел «душу милостивну, чист помысл, сердце бодреливо, веру неблазненну, любовь нелицемерну».

Начав управлять Новгородской областью в 1117 году, он в 1123 году победоносно ходил на Ямь, в 1132 году делал поход на Чудь и взял Юрьев. Одаренный мужеством и большой физической силой, он не для военной славы, не ради корысти и власти поднимал свой меч, а для водворения мира и порядка и ради защиты своих подданных. С мужеством воина он соединял беззаветную любовь к внутреннему устроению отчизны и ради ее спокойствия, с отречением от своей славы, влагал свой меч в ножны.

Во время своего княжения в Новгороде он ревностно заботился о христианском просвещении и христианском образе жизни своих подданных, с благоговением относился к церковным службам, построил много храмов, защищал слабых от притеснения сильных, был другом «нищим и сирым питатель», «бедным утешение и заступник» и, вообще, истинным отцом своих подчиненных.

Когда в Новгороде в 1127 году открылся сильный голод, попечительный князь делил с народом все свое имущество и отечески утешал страждущих. Добродетельная жизнь святого князя и его твердая власть, обуздывавшая беззакония, не по сердцу была своевольным и зараженным еще остатками язычества новгородцам, и они посадили его под стражу со всем его семейством, а через 2 месяца «пустиша из города».

Святой князь удалился в Псков. Псковичи избрали его своим князем. В Пскове князь Гавриил построил каменный собор Святой Троицы и в 1138 году скончался, будучи 46 лет отроду.

Святая Церковь возвеличила его, как исповедника, «претерпевшего изгнание от своих», а Господь прославил его совершавшимися при его гробе чудесными исцелениями.

Хотя он княжил в Пскове только один год, но оставил по себе глубокую благоговейную память. Во всех тяжелых случаях жизни псковичи прибегали к помощи своего князя. Во время осады Пскова Стефаном Баторием, для ободрения защитников города, приносилась в их ряды из собора Святой Троицы икона благоверного князя Гавриила, и воодушевленные защитники Пскова мужественно отбивали приступы польского войска.

Во всех крестных ходах, установленных по поводу различных исторических событий, всегда во главе остальных икон и поныне носят икону благоверного князя Гавриила.

Мученик ГАВРИИЛ
(20 апреля)

Родители святого мученика младенца Гавриила были православные крестьяне деревни Зверки около Белостока. Когда ему было шесть лет, его лаской заманили к себе злодеи и зверски замучили, выпустив из него всю кровь.

Тело его было выброшено в поле собакам. Но собаки охраняли его, и по их лаю оно было найдено. Убийцей оказался еврей Шутко с сообщниками. Они были осуждены и наказаны по закону, а дело было занесено в судебные книги.

Святой мученик Гавриил был причислен к лику святых в 1820 году. Святые мощи его почивали в Свято-Троицком Слуцком монастыре. В том же монастыре почивала и святая праведная княжна София Слуцкая, местночтимая святая.

Преподобный ГЕННАДИЙ
(23 января)

Преподобный Геннадий, названный в святом крещения Григорием, был единственным сыном боярина по имени Иоанна и жены его Елены, живших в Литовской земле. [67] Григорий с детства любил посещать церковь Божию и все службы, постоянно пребывая среди церковного клира. Родители были недовольны таким поведением сына и часто говорили ему:

— Зачем ты так делаешь? Разве ты — сторож церковный? Ты стыдишь нас перед людьми. Довольно с тебя ходить в церковь вместе с нами, а остальное время быть дома и в общении со сверстниками. Особенно же не должно лишать себя покоя ночью.

Но Григорий отвечал:

— Любезные родители, не докучайте мне такими речами. Я не хочу заниматься детскими играми. Бог творит, что хочет, а человек, что может. Дух же Святой наставляет всякого человека на путь истинный.

С тех пор Григорий стал думать о том, как бы ему уйти в русскую страну и там поселиться в какой-либо святой обители и подвизаться подвигом добрым.

И вот, улучив благоприятное время, он ушел от родителей, снял с себя светлое платье и отдал бедным, а от них взял рубище и оделся в него.

Проходя литовскую землю, села и города в виде странника и пришельца, он много претерпел бед и напастей от злых людей. Однако, хранимый Богом, он дошел до русской земли, пришел в Москву и обходил ее монастыри, поклоняясь святым чудотворцам и рассуждая, где бы ему постричься и предаться молитве.

В Москве он нашел себе друга по имени Феодор, молодого, но богобоязненного человека и также искавшего пострижения. Из Москвы они вместе отправились в Великий Новгород и там ходили по святым местам, церквам и обителям.

Из Новгорода они отправились на реку Свирь, в пустыню, к подвижнику преподобному Александру [68] и стали усердно просить его:

— Мы желаем, святой отец. Господу Богу молиться. Облеки нас Христа ради в монашеское одеяние.

Преподобный Александр обратился сначала к другу Григория Феодору и сказал:

— Ты, чадо Феодор, будешь водить зверя белоголового. Григорию же сказал:

— А ты, чадо Григорий, сам будешь пастырь словесным овцам и наставник множеству иноков. Иди, чадо, в Комельский лес к преподобному Корнилию, и тот научит тебя, как Богу молиться и как тебе пасти словесное стадо иноков, а в нашей пустыне молодым отрокам невозможно жить. Однако, отдохните здесь, чада мои, сколько дней пожелаете.

Они пробыли четырнадцать дней в пустыне у преподобного Александра и, взяв от него благословение, пошли в пределы города Вологды в Комельский лес.

Они пришли в пустыню к преподобному Корнилию Комельскому [69] и постучались у ворот с молитвой Иисусовой.

Преподобный Корнилий, отворив двери, сказал им:

— Чада, как прошли вы места непроходимые и зачем вошли в сию убогую пустыню? Чего ищете вы? Они отвечали ему:

— Владыка наш, преподобный отец Корнилий, нами овладело великое желание облечься в иноческое одеяние. Христа ради — причти нас к своему богоизбранному стаду.

Преподобный Корнилий сказал Григорию:

—  Ты, чадо Григорий, войди в убогую мою обитель, а ты, чадо Феодор, останешься в мирской жизни, возьмешь жену и родишь детей.

На Григория преподобный Корнилий наложил искус иноческий по преданию святых отцов. В этом искусе Григорий прожил значительное время, после чего преподобный Корнилий постриг Григория в монашеский чин и сказал ему слово от святого Евангелия: «Всяк, иже оставит отца или матерь, или жену, или чада, или села, имени Моего ради, сторицею приимет и живот вечный наследит. Мнози будут первии последнии и последний первии». [70]

Затем старец говорил по святоотеческим вопросам и ответам новопостригаемому и нарек ему имя вместо Григория — Геннадий. Затем сказал:

— Усвой, чадо, разум древних святых отцов: терпение, любовь и смирение, особенно же молитву общую или соборную и келейную и потрудись в подвигах нелицемерных.

Друг Геннадия Феодор, по пророчеству преподобных отцов Александра и Корнилия, провел жизнь свою в мире и в глубокой старости скончался в Москве.

Преподобный Геннадий, по благословению Корнилия, усердно подвизался в молитвах и трудах, особенно же в хозяйственных монастырских службах, в поварне и пекарне. Многие из братии негодовали на Геннадия за такие его подвиги и роптали.

Слыша этот ропот, преподобный Корнилий укреплял святого, говоря.

— Чадо Геннадий, не скорби о сем на братию, ибо они так говорят по внушению бесовскому.

По этой причине диавол возбудил возмущение среди братии и на самого Корнилия. Видя это, преподобный дал место гневу и, взяв с собой ученика своего Геннадия, оставил свой новосозданный монастырь и ушел в костромские пределы, в Дикий лес, на Сурское озеро, за шестьдесят верст от своего первого монастыря. Немного далее версты от этого места жили царские крестьяне, оброчные бортники. Эти крестьяне очень обрадовались приходу Корнилия и Геннадия, построили им келию, приносили хлеб, мед и прочее необходимое для их жизни.

Преподобный Корнилий и Геннадий подвизались в молитве и посте, прилагая труды к трудам: рубили лес, пахали землю, выкопали четыре пруда.

Однажды православный великий князь Василий Иоаннович предпринял путешествие на Бело озеро помолиться, по обещанию своему, о даровании ему чада. Когда великий князь достиг пустыни преподобного Корнилия и увидел, что тот удалился оттуда в иное место, он очень огорчился на братию и говорил ей:

— Ради вашего ропота и непослушания не живет отец Корнилий в своей пустыне.

И тотчас же послал своих слуг просить преподобного возвратиться на место первых своих подвигов. Преподобный Корнилий пришел к великому князю Василию, [71] припал к ногам его и просил прощения за уход свой из пустыни. Благоверный князь поднял его и сказал:

— Любимиче мой, отец Корнилий, моли за нас милостивого Бога, дабы Господь Бог даровал нам плод благочадия в наследие роду нашему и в устроение честным обителям, в державу российскому царству и в утверждение веры христианской.

Затем великий князь продолжил:

— Пребывай, отче, здесь, в первом своем начинании и трудах, отходной же пустыней, по нашему повелению, благослови ученика, которого хочешь.

Когда великий князь удалился, преподобный Корнилий благословил управлять новой пустыней своего ученика Геннадия и велел ему воздвигнуть там церковь в честь Преображения Господня.

Преподобный Геннадий, по благословению отца Корнилия и по повелению великого князя, все устроил в пустыне: и церковь Божию воздвиг, и украсил ее иконами и книгами, и всяким благолепием церковным.

Когда в пустыне стали умножаться братия, он построил и вторую церковь, теплую, во имя преподобного Сергия, Радонежского чудотворца, и украсил ее, как и первую.

Сам же преподобный, трудясь постоянно, подавал братии образец смирения и терпения. Он устроил для братии удобные жилища. Днем рубил дрова, а по ночам разносил их на своих плечах по братским кельям, трудился в поварне и пекарне, мыл для братии власяницы, делал свечи, варил кутью, пек просфоры, особенно же преуспевал в церковных службах, в посте и молитве. Сверх этого, он на себе носил вериги, железные кресты и тяжелые цепи. Такое бремя преподобный носил для усмирения плоти.

«Кто в состоянии изобразить все подробности жизни его и всех подвигов и терпения, или кто может перечислить болезни и труды его и попечение о братии?». Так восклицает составитель его жития, ученик его Алексий, который далее, в похвалу преподобному Геннадию, а более во славу Божию, повествует о чудесах его, совершенных благодатью Божией при его жизни и по смерти.

Вот некоторые из этих чудес. Однажды случилось преподобному Геннадию придти в Москву со своими учениками Серапионом и Уаром. Он был с честью принят боярыней Иулианией Федоровной, женой Романа Юрьевича. Иулиания просила Геннадия благословить сыновей ее Даниила, Никиту и дочь Анастасию. Благословляя Анастасию, святой сказал:

— Ты лоза прекрасная и ветвь плодовитая, будешь нам государыней-царицей благоверной.

Слыша эти слова, боярыня Иулиания вместе со своими детьми и всеми бывшими при этом людьми удивилась, что за непонятные речи произносит Геннадий.

Боярыня Иулиания в продолжение многих лет щедро довольствовала Геннадия.

Все сказанное пророчески старцем сбылось: Анастасия Романовна сделалась царицей, первой супругой Иоанна Васильевича Грозного. [72] Она питала глубокую веру и почтение к дому всемилостивого Спаса и к преподобному Геннадию, посылала ему честные иконы и ризы и другие нужные для церковной службы вещи.

Однажды боярин Борис Палецкий, постигнутый болезнью, пришел в обитель Преображения Господня помолиться. Преподобный Геннадий весьма обрадовался прибытию князя, созвал братию и встретил посетителя в святых воротах с подобающей молитвой и дал ему в руки свой посох. С того часа князь стал здоров, и все радовались выздоровлению князя.

Дав богатую милостыню преподобному и братии, князь возвратился в свой дом со всеми людьми. Посошок, благословение старца, князь поручил нести бывшему с ним священнику Василию. Этот священник почему-то рассердился на князя и, желая досадить ему, бросил благословение святого, посошок тот в реку Кострому.

Князь очень опечалился, лишившись благословения старца. Когда же названный священник прибыл к себе в дом, то нашел там жену свою умершей, а спустя некоторое время и сам впал в тяжелый недуг. Тогда он начал каяться в грехе своем, что надругался над князем и благословением преподобного старца и дал обещание постричься в доме Спасовом у старца Геннадия.

Спустя немного времени священник тот пришел в обитель Спасову, припал к преподобному и, поведав о случившемся, просил прощения в своей дерзости и умолял святого, чтобы он сопричислил его к своему богоизбранному стаду. Преподобный же, благословив его, сказал:

— Брат, Христос сказал: «Грядущего ко Мне не изжену вон». [73]

Потом повелел постричь его в монашеский чин и нарек имя ему Варлаам. Варлаам подвизался довольно продолжительное время в обители Преображения Господня, а потом, по благословению святого старца Геннадия, был игуменом в Богоявленском монастыре в городе Костроме.

Вышеупомянутый князь Борис Палецкий пожертвовал в дом Спасов, в обитель Геннадиеву, ценный колокол.

И еще одно поучительное событие. Случилось как-то Вологодскому и Велико-Пермскому владыке Киприану впасть в сильную болезнь. Имея усердие к обители Преображения Господня, а также питая духовную любовь к преподобному Геннадию, послал он одного из слуг своих за старцем Геннадием, прося его посетить по случаю болезни.

Преподобный пришел со своими учениками, иеромонахами Мисаилом и Алексием, в город Вологду и попросил благословения у епископа Киприана. Владыка обрадовался приходу святого старца и, не встававший до того времени с постели, встал навстречу святому, благословив его с учениками крестным знамением, и, взяв преподобного за руку, ввел его в свою внутреннюю келию.

Долгое время беседовал святитель с преподобным старцем. Люди же, видя облегчение епископа от болезни вследствие посещения преподобного, весьма дивились и прославляли Бога, творящего через угодников Своих преславные чудеса.

После беседы оба праведника вкусили благословенного хлеба. На другой день епископ перед всеми людьми просил преподобного:

— Наставник пустынный, преподобный отец Геннадий, моли за нас милостивого Бога, чтобы Он облегчил мне телесную болезнь и исцелил недуг ноги моей.

Преподобный сказал святителю:

— Человеколюбец Бог помогает от скорби и целит недуги Душевные и болезни телесные, и облегчает немощь страждущим людям, и не наше это дело великое. Господин мой, святитель, все возможно от Бога, а от человеков — ничто. Вот ты, господин мой, теперь уже здоров от общей скорби телесной, нога же твоя пусть напоминает тебе о последнем часе и не исцелится до последнего твоего издыхания. Мир тебе, господин мой, святой отче!

Владыка после этого прожил еще пять лет и отошел ко Господу.

Составитель жития преподобного Геннадия, ученик и преемник его по игуменству Алексий, рассказывает о себе самом следующее. Будучи оскорблен братией обители Всемилостивого Спаса, Алексий удалился отсюда в город Кострому и поселился в обители Богоявления Господня. Но вскоре сильно заболел и не мог стоять в церкви. По этой причине он переселился из Костромы в Адрианову пустынь близ Пошехонья. Но болезнь не прекращалась. По откровению Божию, он возвратился к геннадиеву обитель и, припав с мольбой ко гробу Геннадия, просил прощения в своем малодушии и получил исцеление.

Из многочисленных посмертных чудес преподобного Геннадия упомянем еще следующие.

Некто боярский сын Иван Лихарев пожертвовал геннадиеву Спасову монастырю одно свое село, но потом передумал и передал это село в Троице-Сергееву Лавру. Вскоре после этого сын его Алексий неожиданно умирает, а жена впадает в тяжелую болезнь. Соседи и знакомые стали говорить» что муж ее поступил нехорошо, оставив Спасову обитель и отдав село в другой монастырь, и советовали ей написать письмо мужу, который находился в Переяславле Залесском.

Жена написала и тотчас же почувствовала облегчение. Между тем, в Переяславле Иоанн тоже впал в болезнь: на него напал какой-то страх и исказилось его лицо. Окружавшие также упрекали его в том, что он оставил обитель Спасову. Тогда Иоанн внял посланию жены и советам ближних, возвратил село в обитель преподобного Геннадия и обещался от нее не отходить. Вскоре он получил исцеление от своей болезни.

Молившиеся при гробе Геннадия с верой и усердием получали исцеление от различных болезней: от боли зубной, от болезни глаз, от расслабления, особенно же — от исступления ума и беснования.

Было и такое чудо. Один иеродиакон обители украл церковные книги и скатерти и, пройдя только несколько верст до реки Андомы, почувствовал расслабление и не мог двинуть ни руками, ни ногами.

Дали знать игумену, и он послал за диаконом, которого и привезли в обитель с книгами. Диакон повинился в своем согрешении, припал ко гробу преподобного Геннадия, прося прощения и исцеления. И, по молитвам преподобного Геннадия, Бог помиловал его и возвратил ему здоровье.

Посадский человек города Костромы Лука Густышов не имел веры к чудесам преподобного Геннадия и решил не бывать в обители Спасовой и у гроба преподобного.

Будучи выбран в целовальники в таможню (т.е. в присяжные сборщики таможенных пошлин), он отправился со своими товарищами для сбора государевых денег. Но вдруг он был поражен тяжкой болезнью: опухли щеки, разболелась нестерпимо голова, и он пришел в исступление. Родственники привезли его домой, где он и лежал при смерти.

Придя в сознание, он вспомнил свой грех, обещался идти в обитель Спасову и ко гробу преподобного Геннадия. Отслужив там молебен, он молитвами преподобного Геннадия получил исцеление.

Одна дворянка галицкого уезда корежской волости, из рода Лаптевых, имела четверых сыновей, из которых один, по имени Кирилл, пожелал постричься в геннадиевом монастыре и свою долю из отцовского имения хотел отдать вкладом в монастырь. Мать, узнав об этом, стала ругать сына и не позволяла ему отдать его долю в монастырь.

Вдруг ее постигла тяжкая нестерпимая головная болезнь. Мучимая этой болезнью, она вспомнила свой грех, дала обещание идти в обитель Спасову, помолиться у гроба преподобного Геннадия и внести долю сына. Тотчас она почувствовала облегчение от болезни и вскоре исполнила свое обещание. Сын ее постригся с именем Корнилия.

Преподобный Геннадий перед своей кончиной оставил поучение, в котором изложил свои мысли и заветы об иноческой жизни как своим ученикам, так и всем православным. Вот это простое и назидательное поучение.

* * *

«Великой лавры Живоначальной Троицы и Пречистой Богородицы обители Ипатской брату о Христе и присному пастырю словесных овец игумену Вассиану, а также Спасовой обители нашей паствы строителю Иосифу и всему братству нашему.

Говорю вам, духовные мои братья и спостники: для меня день уже при вечере и секира при корени, ибо отхожу уже к судилищу Христову. Ради святой Господней заповеди, не забывайте меня, когда будете молиться, но, видя мой гроб, вспоминайте мою любовь и молитесь Христу, чтобы Он вселил дух мой с праведными.

Вы же, дети мои, бойтесь Бога, повинуйтесь вашим наставникам во всем, по апостолу. Царя православного почитайте, святителей ублажайте, им повинуются все игумены духовной совестью.

А вы, мои дети, живущие в обители Спасовой, повинуйтесь игумену, которому поручена будет паства наша, и покоряйтесь ему во всем с послушанием. Особенно же умоляю вас и завещаю, чтобы вы не уходили из сего места без благословения настоятеля.

Прекословия брат с братом не заводите, стремитесь к свету, а тьму оставляйте. Пусть жизнь ваша будет по преданию святых отцов и согласна с тем, как нам писал преподобный Корнилий [74] и как в обители нашей установлено иноческое житие.

Тебя же, благочестивый игумен Вассиан, умоляю, не оставь обители сей своей верой. Вы же, братия и дети мои, не разоряйте общего нашего предания и не уклоняйтесь от церковного собора, ибо первая мерзость для монахов — это не ходить в церковь; а пришедши в церковь, стойте без глумления, не пересуживайте.

Равным образом, и в келейной молитве не ослабевайте, чтобы не изнемогла ваша плоть вместе с душою и чтобы труд ваш не погиб, ибо возбуждением лености сатана лукавый хочет монаха живым свести в ад.

Умоляю вас, братия мои и спостники, будьте неленивы во всяких монастырских службах, не скорбите и не унывайте в трудах ваших, ибо труды ваши — для того, чтобы иметь возможность есть и пить.

На пастыря во всяком случае не ропщите, ибо ропщущий чернец приготовляет себе гибель. Равным образом, со вниманием слушайте учительное слово и творите благие и добрые дела, ленивых возбуждайте к службе и к молитве, святыни Божией не отлучайтесь: если монах шесть недель Святых Тайн не причастится, то есть не монах.

Еще же умоляю вас, братья мои, не крадите монастырских орудий, ни хлеба, ни овощей, и не выносите за монастырь ради своих прихотей. Одежду имейте все равную, по кельям всякой пищи не имейте, из трапезы хлеба не выносите, исключая крайней нужды и болезни. Пусть питание ваше происходит в трапезе и будет для всех равное. Пусть еда и питье будут в надлежащее время, на трапезе же не объедайтесь и не упивайтесь, ибо это мерзко пред Богом и отягчение и болезнь — для плоти.

Непристойно также вам враждовать между собой, ибо заводящие вражду и сквернословцы Царствия Небесного не наследуют. Таковы же и те лукавые лицемеры, которые братию свою посылают туда и сюда, а сами и пальцем не касаются Дела. О, горе! Пучина горького ада наполняется нерадивыми монахами, праведники же, немного потерпевши и сохранивши Божий заповеди, будут радоваться во веки.

Христос вселяет в дом Свой единомысленных. Так то и вы, дети мои, постарайтесь пройти сквозь тесные врата и при. скорбным путем, чтобы приобрести живот вечный. Слугам же и прочим рабочим повелеваю — не гневаться и не враждовать друг с другом. Следует во всем повиноваться настоятелю и слушаться, а братию не оскорблять ни словом, ни делом, не причинять неподобающих дерзостей, а домашние вещи следует беречь, чтобы ничто из них не гибло.

К чужому имуществу не прикасайтесь и отнюдь ничего не похищайте, ибо собирание собственного имения великий вред причиняет монаху, а душу предает огню негасимому и мукам вечным.

И вы, дети мои, от такого зла и безумия берегитесь и прочим людям напоминайте эти наши слова. Монастырские дела следует исполнять без ропота, неленостно и без мятежа, чтобы не быть лицемерами и человекоугодниками, делая только на глазах, но старайтесь быть богоугодными, за глаза работая верой и правдой. Крестьян не обижайте насилием и среди гостей не превозноситесь, занимайте последние места, а главное ни с кем не враждуйте и ложных слов о братии игумену не говорите.

Будьте, братья мои, поспешливы на добро и поучайтесь слову Божию во святом Евангелии и в Апостольских писаниях. Храните в дому Спасовом книги, нами приобретенные:

следует вам, дети мои, вникать в них и прилагать ум свой к пониманию их. Здесь находятся труды святых отцов. Если кто соблюдает заповеди Божий и веру Христову, таковой возрадуется во веки».

Преподобный Геннадий скончался 23 января 1565 года. Тихая и мирная кончина его последовала после непродолжительной болезни.

Ученик преподобного Геннадия и преемник его, игумен Алексий, в похвальном слове святому перечисляет его добродетели и отмечает, что за них почитали его и в царской семье. Он был восприемником дочери царя Иоанна Васильевича Грозного от первой супруги его Анастасии Романовны, которой ранее предсказал брак с царем и чадородие.

Со слов старца Антония, постриженники Иосифо-Волоколамского монастыря, Алексий рассказывает о преподобном Геннадии еще такой случай.

Однажды, когда Геннадий находился в Москве за богослужением в церкви, в которой стояли царские слуги и боярские жены, вошла бедная и убогая женщина с плачущими детьми.

Смотря на нее, некоторые знатные боярыни, воздыхая ко Господу и Пресвятой Богородице, про себя думали: Господь даровал детей таким нищим, которым нечем кормить их, а нам, имеющим возможность от царского жалованья воспитывать детей. Господь не дал чадородия, конечно за наши грехи. Преподобный Геннадий уразумел их мысли и сказал им:

— Не скорбите, госпожи: если будете жить благочестиво в своем положении, то, по повелению Божию, с этого времени будете рождать детей.

По пророчеству преподобного сбылось это не с одной, но со многими благородными женщинами. И в других городах преподобный Геннадий предсказывал многим благочестивым женщинам чадородие.

Обретение мощей преподобного Геннадия совершено было в 1644 году в дни благочестивого царя Михаила Феодоровича, при патриархе Иосифе, когда ветхий деревянный храм Преображения Господня разобрали и начали строить каменную церковь. Во время земляных работ обрели гроб с нетленным телом и ризами преподобного.

Благоверный князь ГЕОРГИЙ
(4 февраля)

Великий князь Георгий (Юрий) Всеволодович [75] был третьим сыном великого князя Всеволода III Георгиевича, по прозванию Большое Гнездо и княгини Марии Шварновны.

Он родился 26 ноября 1187 года в городе Суздале и по желанию отца получил имя деда. Когда ему исполнилось 19 лет, его мать, сильно заболев, постриглась в монастыре Пресвятой Богородицы во Владимире на Клязьме, и Георгий провожал свою мать до обители. Через несколько дней она скончалась. Для Георгия это была невосполнимая утрата, он пользовался особой ее любовью.

В 1211 году князь Георгий вступает в брак с дочерью Киевского князя Всеволода Святославича Чермного, родной сестрой святого благоверного князя Михаила Черниговского [76] От этого брака князь Георгий имел трех сыновей: Всеволода, Мстислава и Владимира.

На границе XII-XIII веков, когда жил благоверный князь Георгий. Русская земля сильно страдала от междоусобий удельных князей, между которых она была разделена. Отец Георгия, великий князь Всеволод III пытался достигнуть объединения, за свои заслуги получил имя Великого Всеволода, однако не был в состоянии прекратить удельную вражду и при своей жизни не раз привлекал детей своих к участию в междоусобной борьбе.

Молодой Георгий в первый раз выступает в истории действующим вместе с отцом и братьями в осаде Пронска в 1207 году. В следующем году Георгий-Всеволодович отражал нападение прежнего пронского князя Михаила и двоюродного его брата Изяслава на московские волости великого князя, действовал потом против мятежных новгородцев.

В 1212 году великий князь Всеволод стал изнемогать и захотел при жизни определить своих сыновей, которых у него в то время оставалось шестеро: Константин, Георгий, Ярослав, Святослав, Владимир и Иоанн. Он послал за старшим, Константином, княжившим в Ростове, желая дать ему после себя стольный город Владимир, а в Ростове посадить Георгия. Но Константин не согласился на такое распоряжение и ответил отцу:

«Если хочешь сделать меня старшим, то дай мне начальный город Ростов и к нему Владимир, или, если тебе так угодно, дай мне Владимир и к нему Ростов».

Всеволод, посоветовавшись с боярами и епископом Иоанном, решил наказать непослушного Константина — отдать старшинство Георгию. 14 апреля 1212 года на 64 году жизни Всеволод скончался. Константин оскорбился на Георгия и «воздвиже брови своя со гневом».

Так сделался великим князем Владимирским Георгий Всеволодович, получивший в наследие неустроенную землю, борьбу городов и князей и нерасположение обиженного старшего брата.

Уже в следующем году Константин, недовольный потерей старшинства, возбудил всю землю Суздальскую и поднял восстание на брата Георгия. Остальные братья тоже приняли участие в междоусобии. Собранные ими войска сошлись под Ростовом у реки Ишни.

На этот раз братья помирились и разошлись по своим городам без битвы, так как великий князь, сильный миролюбием и предусмотрительностью, сумел избежать кровопролития.

В другой раз усобицу начал Владимир Всеволодович, бежавший из своего города Юрьева Польского сперва в Волок [77], а оттуда в Москву, чтобы отнять эти города у Георгия. На стороне последнего стал брат Ярослав. Полки Владимира были изгнаны дмитровцами, до большой битвы не дошло, великий князь не пожелал мстить нападавшему, и братья опять помирились.

Князь Ярослав рассорился с новгородцами, которые взяли себе князем храброго Мстислава Мстиславича Удалого. Воз. никла новая усобица, в которой Георгий Всеволодович дол. жен был поддержать Ярослава, а с новгородцами соединились псковичи, смоленчане и все сторонники князя Константина Ростовского.

В апреле 1216 года произошла Липицкая битва [78], в которой великий князь и его союзники были разбиты полностью, и Георгию пришлось уступить первенство брату Константину. Уходя из Владимира в Радилов городок на Волге [79], Георгий Всеволодович молился у отцовского гроба и со слезами говорил: «Суди Бог брату моему Ярославу, что довел меня до этого».

В 1217 году Георгий Всеволодович получил от брата Константина предложение взять княжение в Суздале, а когда 2 февраля 1218 года великий князь Константин скончался, то следующий за ним по старшинству Георгий Всеволодович возвратился на великокняжеский стол, который занимал до своей страдальческой кончины.

Отмеченные выше черты смутного состояния Руси выступали во всей силе в течение дальнейшего правления Георгия Всеволодовича и привели государство к страшной трагедии, известной под именем монгольского (татарского) ига.

Новгородская вольница причиняла великому князю великие заботы и отвлекала его силы на бесплодную внутреннюю борьбу. По просьбе новгородцев он неоднократно посылал им в правители то сына своего Всеволода, то шурина своего — святого князя Михаила Черниговского, сам был вынужден идти походом на земли новгородские и занять своими полками Торжок [80]. Порядка в Новгороде достигнуть, тем не менее, не удалось.

Между тем, государство терпело немало несчастий от набегов восточных соседей — камских болгар и мордвы [81]. В большом походе против болгар в 1220 году, по предложению великого князя, приняли участие брат его Ярослав, княживший в Переславле, племянник Васильке Константинович из Ростова, Муромский князь Святослав Давидович и другие. Поход был удачный, но утомительный. Чтобы закрепить достигнутые успехи, великий князь основал (в 1221 году) в устье Оки крепость — город Нижний Новгород. Заложен был город на мордовской земле, а потому после 1221 года должны были возникнуть и возникли особенно враждебные действия со стороны мордвы.

В 1229 году мордва приходила с князем своим Пургасом к самому Нижнему Новгороду и успела сжечь устроенные здесь Богородицкий монастырь и загородную церковь. Продолжалась борьба и с болгарами. Но главные заботы великого князя Георгия вызывались внутренней враждой князей. Великому князю Владимирскому приходилось вести войну с Черниговом и всячески умиротворять беспокойного брата Ярослава. Главным поводом к раздору был тот же Новгород, где враждовали стороны Михаила Черниговского и суздальская.

Ярослав, под тем предлогом, будто Георгий Всеволодович продолжает поддерживать Михаила в Новгороде, возбудил против великого князя его племянников Константиновичей — Василька, Всеволода и Владимира. В 1229 году Георгий Всеволодович собирал к себе во Владимир недовольных родственников и пытался успокоить их.

По этой причине возмутился Михаил Черниговский, и вместе с князем Владимиром Киевским он двинулся на волынских князей Даниила и Василька Романовичей, бывших в близком родстве с великим князем, выдавшим за Василька свою дочь.

Поход в черниговские волости, не сопровождавшийся кстати, ни битвами, ни победами, не увеличил ни русской военной силы, ни единодушия князей русских, против которых уже стоял вблизи страшный враг — Монголия.

Еще под 1229 годом наши летописи упоминают, что саксины и половцы прибежали с низовьев Волги к болгарам, гонимые татарами, прибежали и сторожа болгарские, разбитые татарами на реке Яике. В 1236 году 300000 татар под начальством Батыя вошли в землю болгарскую, сожгли город Великие Болгары [82], истребили всех жителей и опустошили землю. А в следующем году лесной стороной с востока татары явились и в пределах рязанских. Князья рязанские, не допуская татар к городам, отправились к ним навстречу в Воронеж и объявили: «Когда никого из нас не останется, тогда все будет ваше».

Этот предательский шаг не спас ни их, ни государство. Разрозненные уделы один за другим были покорены врагом, не встретившим объединенного отпора всей Русской земли.

Крайне тяжело, вероятно, было на душе у великого князя, посвятившего всю жизнь свою объединению и внутреннему миру, и теперь, перед страшной опасностью, видевшего Русскую землю разделенной и обессиленной. Рязань сожжена Пришла очередь и стольному Владимиру. Опустошив Рязанскую землю, татары двинулись к Коломне.

Здесь дожидался их сын великого князя Всеволод с беглым рязанским князем Романом и воеводой Иеремией Глебовичем. После жестокой битвы великокняжеское войско потерпело поражение. В числе убитых были князь Роман и воевода Иеремия, а Всеволод Георгиевич успел спастись с малой дружиной бегством во Владимир.

Татары шли дальше. Взяли Москву, где убили воеводу Филиппа Няньку, захватили князя Владимира Георгиевича и направились с ним к Владимиру. Великий князь оставил здесь своих сыновей Всеволода и Мстислава с воеводой Петром Ослядуковичем, а сам с тремя племянниками — Константиновичами — поехал на Волгу и стал на реке Сити [83], потом, оставив здесь воеводу Жирослава Михайловича, отправился по окрестным волостям собирать ратных людей, поджидал и братьев — Ярослава и Святослава.

Между тем, татары быстро двигались вперед. Скоро к великому князю на Сить принесена была страшная весть: его сын князь Владимир убит. Другой — князь Всеволод, поняв, что силой города не отстоять, вышел к Батыю с дарами и был также умерщвлен. Мстислав с частью жителей пытался укрыться в старом городе и был убит татарами.

Епископ Митрофан, великая княгиня с дочерью, снохами и внучатами, другие княгини со множеством бояр и простых людей заперлись в Успенском соборе, на хорах. Татары выбили двери, церковь ограбили, а бывших там сожгли вместе с церковью. Перед смертью многие приняли иноческий постриг от епископа Митрофана. Выслушав скорбную повесть, великий князь заплакал.

«Господи, Боже мой! — взывал он. — Испытание, Тобою ниспосланное, тяжело мне! Ты лишил меня, как некогда Нова, лишил всего, что у меня было. Жена и дети мои погибли. Взяты Тобою и люди, вверенные Тобою же моей державе. Что же делать мне? Согрешили мы пред Тобою, Господи, и Ты смирил нас. Праведен Ты, Господи, и правы суды Твои о нас. Но эта кровь множества людей, неповинных в наших грехах? Господи, Господи! Не лишай и меня грешного и недостойного Твоего участия в их славе, сподоби и меня пострадать со Христом, как они пострадали, ради имени Твоего святого, Отца и Сына и Святого Духа. Но да будет воля Твоя святая, яко благословен еси во веки. Аминь».

Молитва укрепила его, и князь стал спокойно готовиться к битве и к смерти. Воевода Дорожа с трехтысячным отрядом был послан разузнать о неприятеле, но он скоро возвратился и донес, что татары уже обошли русское войско кругом. Тогда князь сел на коня и вместе с братом Святославом и тремя племянниками выступил против врагов.

Произошла страшная битва, русские полки побежали, и великий князь был убит. Татары отсекли ему голову. Молитва его была услышана, он пал как добрый воин, как мученик за веру и Русь православную.

Как буря пронеслось вражеское войско, оставив за собой поле, покрытое трупами. Некоторое время спустя возвращался с Белоозера к своей пастве Ростовский епископ Кирилл [84] Путь его лежал недалеко от реки Сити. Архипастырь заехал туда, чтобы вознести свои молитвы к Богу об упокоении душ за веру и отечество павших воинов. Среди множества мертвых тел святитель узнал по великокняжескому одеянию тело великого князя Георгия, но туловище его лежало без головы.

С благоговением взял он тело князя, принес его в Ростов и здесь, при великом плаче народа, отпев обычные погребальные пения, похоронил его в соборном Богородичном храме. Через некоторое время была найдена и голова князя-страдальца, принесена в Ростов и приложена к телу.

Новый великий князь, брат почившего, Ярослав Всеволодович [85], устроившись во Владимире, очистив от трупов и возобновив церкви, в 1239 году послал в Ростов за телом благоверного Георгия. Честные останки великого страдальца возле Владимира встретил митрополит Кирилл [86] со всем духовенством, великий князь Ярослав с братом Святославом и детьми, боярами и всеми жителями Владимира от мала до велика.

При виде гроба раздался общий плач и рыдания, заглушавшие церковное пение. Гроб положен был в соборе Успения Пресвятой Богородицы, где лежал и Всеволод, отец князя Георгия. Все, бывшие при перенесении тела, увидели преславное чудо: глава святого Георгия, отсеченная татарским мечом, приросла в гробе к телу, так что не видно было на теле и следа отсечения, но все составы были целы и неразлучны.

Каменный гроб, в котором были положены мощи святого Георгия, установлен в возглавии гробниц с телами его сыновей — Всеволода, Мстислава и Владимира. В этом гробе тело пребывало до 1645 года, когда было обретено нетленным и переложено в позолоченную серебряную гробницу, устроенную патриархом Иосифом, питавшим особенное уважение к этому святому.

Тропарь, глас 8

На высоте великого княжения седя, явился благочестием и верою сияя отечеству своему яко солнце. По Святей Троице ревностию разжегся и за веру крепко пострадав, кровь свою пролиял еси. Тем и отсеченная твоя за Христа глава свидетельствует яве о тебе, прилепшая по смерти к телеси твоему, с неюже и до днесь нетленны пребывают мощи твоя, от нихже источаеши исцеления душам и телесем нашим. Но яко дерзновение имея ко Христу, страстотерпце Георгие, непрестанно моли державу твою и сродник твоих безвредну сохранити молитвами твоими.

Преподобный ГЕОРГИЙ
(8 января)

Преподобный Георгий Хозевит [87] родился на острове Кипре [88] в семье, отличавшейся благочестием. Старший брат его Ираклид, еще при жизни родителей, ушел в святой город Иерусалим. Поклонившись здесь местам, освященным стопами и кровью Господа Иисуса, он удалился затем в Иорданскую долину [89] и поселился в Лавре, называемой Коломановой [90], приняв иночество. Святой же Георгий один оставался у родителей, воспитываясь в благочестии и страхе Божием.

Когда умерли родители Георгия, осиротелый отрок, со всем имением, оставшимся от родителей его, принят был на попечение одним из своих родственников. Последний так полюбил его, что хотел выдать за него замуж свою единородную дочь. Но святой, тяготясь мирской суетой и не желая сожительства с женой, скрылся у другого родственника, который был игуменом монастыря.

О местонахождении Георгия стало известно покинутому им родственнику, желавшему иметь кроткого юношу своим духовным сыном. Он пришел к игумену, у которого скрывался Георгий, и стал требовать, чтобы тот возвратил ему отрока.

Узнав об этом, Георгий тайно покинул монастырь и, сев на отплывавший корабль, отправился с Кипра в Иерусалим. Поклонившись святым местам, он спустился в Иорданскую долину и пришел к брату своему в Лавру Коломана. Тот же, видя его еще молодым и безбородым, по заповедям святых отцов, не захотел держать его в Лавре, пока он не обрастет бородой, но привел его в обитель Пресвятой Богородицы, называемую Хузива [91] и передал тамошнему игумену. Здесь святой Георгий облечен был в иноческий образ и вступил на путь подвижничества.

Трудясь во славу Божию и для спасения своей души, он особенно упражнялся в смирении и послушании. Бог прославил Своего угодника и наградил его даром чудотворения. И вся братия немало удивлялась, видя такое совершенство и такое дерзновение к Богу в юном отроке и к тому же новоначальном. Святой же, опасаясь обольщений пустой мирской славы, тайно вышел из обители и снова прибыл к своему брату в Лавру.

Поселившись здесь с братом в так называемой Старой церкви, они пребывали в молитве, богомыслии и трудах пустыннических. Братья не приготовляли себе горячей пищи, за исключением тех случаев, когда к ним приходил кто-либо.

Однажды авва Ираклид сказал своему брату:

— Возьми топор и пойдем рубить дрова.

И когда тот взялся за топор, старший брат приказал ему срубить бесплодную пальму, которая росла около их келии. Поклонившись брату, Георгий стал просить:

— Нет, отче, не будем рубить ее, может быть она даст нам ваий.

Но тот настаивал:

— Сруби ее. Вот уже несколько лет она не приносит плодов — зачем же она занимает место?

Тогда Георгий снова со смирением поклонившись произнес:

— Я ручаюсь, что скоро она принесет плод. После таких слов Ираклид уступил, и с тех пор пальма стала приносить многочисленные и прекрасные плоды.

В то время в Иерихоне жил один землевладелец, любимый святыми братьями-подвижниками. У него скончался малолетний единородный сын. Положив мертвого в корзинку и прикрыв его плодами, отец принес его в Лавру. Войдя в келию к Ираклиду и Георгию, он поставил перед старшим братом корзинку, прося его благословить плоды его земледелия, а сам немедленно вышел. Вынув плоды из корзинки и найдя в ней мертвого младенца, Ираклид сказал младшему брату:

— Призови этого человека, ибо он хочет искусить нас, грешных.

Но Георгий возразил ему:

— Не печалься и не гневайся, отче, но с верой призовем благоутробного и милостивого Бога, и если Он услышит нас, грешных, и воскресит младенца, то отец возьмет его от нас живым, в награду за свою веру. А если Бог не восхощет сотворить этого, то скажем отцу, что мы, будучи грешниками, не достигли такого дерзновения к Богу, чтобы помочь ему.

Старец послушался брата, и оба они стали на молитву со слезами и с сокрушением сердечным. И всемилостивый Господь услышал их молитвы и воскресил младенца. Тогда, призвав его отца, братья отдали ему младенца живым, повелев ему, чтобы он никому не рассказывал об этом чуде.

Так святые Ираклид и Георгий мирно и богоугодно жили вместе, со всяким смирением и скромностью, и никто не слышал спора и разноречия между ними, не видел и тени презрения их друг к другу, или к кому-нибудь иному.

По прошествии некоторого времени Ираклид скончался, достигнув семидесятилетнего возраста. Преподобный Георгий, оставшись в келии один, рыдал и скорбел о кончине своего брата, в то же время доблестно подражая его жизни и трудам. И кто может поведать о его пустыннических подвигах, неустанной молитве и богомыслии? Кто может рассказать о его воздержании и посте?

За свою подвижническую жизнь старец был удостоен диаконского сана и по должности диакона часто прислуживал священным отцам за богослужением.

Между тем, в Лавре скончался игумен, и произошло сильное разделение и несогласие по поводу избрания нового настоятеля. Тогда святой Георгий, не терпя смут, со скорбью удалился из Коломана и снова поселился в Хузевитской обители в отдельной келии, которую дал ему игумен монастыря.

Подвизаясь на прежнем месте своей отшельнической жизни, преподобный Георгий не приобретал ни вина, ни елея, ни хлеба, ни одежды, но, обходя кучи мусора, собирал тряпки и, сшивая их, делал себе одежду. Из этих же тряпок была устроена и постель его.

Обитавших в обители иноков он просил сберегать ему за неделю остатки от стола отцов и пришельцев, будут ли то овощи, или плоды, или даже кости. Потом он толок все это в каменной ступе, делал шарики и сушил на солнце. Эти шарики он и употреблял в пищу, вместе с водой — через два три дня. Кроме того, старец просил, чтобы братия не пекли без него хлебов, ибо он веровал, что занимающимся этим делом в тех святых местах будет великая награда на небе, так как в Палестине было в обычае использовать излишек хлеба на странников, приходивших поклониться тамошним великим святыням.

В хлебнице, предпочтительно перед другими работами, преподобный Георгий топил печь. Занятие это особенно тягостно в тех местах в летнее время, когда от сильного зноя тают Даже свечи на церковных подсвечниках. Но преподобный Георгий, несмотря ни на какой зной, неустанно работал в хлебнице по дважды и по трижды в день, топя печь и приготовляя хлебы. Другие из братии не могли переносить такой работы и постоянно чередовались.

Поэтому неустанным трудам Георгия все удивлялись и называли его железным.

Когда же случилось нашествие персов на святую землю [92] он на время оставил Хузевитскую Лавру и скрылся в Коломане. По прошествии же опасности старец снова возвратился в Хузиву. Здесь он снова предался подвижническим трудам и в то же время поучал всех, приходящих послушать его богомудрых речей. Никого он не оставлял без поучительных бесед, но всех наставлял в слове Божием и в благочестии.

Благочестиво пожив и угодив Богу, преподобный Георгий был отозван в небесные обители, достигнув глубокой старости. О блаженной кончине старца ученик его, преподобный Антоний, рассказывает следующее.

«После многих трудов заболел святой отец наш Георгий недугом, от коего и скончался. В вечер же, в который он скончался, по устроению Божию, случилось множество пришельцев, и я был весьма занят послушанием. И некоторые из братии, сидевшие у старца, часто приходили, говоря мне:

— Спрашивает тебя старец, говоря: где Антоний? Призовите мне его, ибо я уже умираю.

Я уже колебался надвое, желая и исполнить послушание, и придти к старцу. И старец, узнав это духом, объявил мне через посланных:

— Не скорби и не смущайся, чадо, но исполни послушание твое, а я подожду до тех пор, пока ты придешь.

И пока пришельцы встали из-за трапезы и пришли другие, время протянулось почти до полуночи, и старец был еще жив. Исполнив свое послушание и отпустив пришельцев, я пришел к нему. Когда он меня увидел, то обнял и облобызал и благословив обернулся к востоку и сказал:

— Изыди, душе моя, ныне о Господе, изыди. И сказав это трижды, он предал дух Господу. Так он преставился, мирно и тихо, явно предав дух в руце Божий, как пишется«Праведных души в руце Божией и не прикоснется их мука» [93] и паки: «Честна пред Господем смерть преподобных его». [94]

Я же узнав, что он предал дух Господу, припал к груди его и плакал и рыдал о лишении преподобного отца. И приготовив тело его со псалмами и песнями духовными, мы положили его в гробнице преподобных отцов. И ныне он находится с ликами святых, сомолитствуя за нас и за весь мир».

 

Кондак, глас 4

Явился еси светило пресветлое, Георгие, озаряя божественными зорями верно зовущих ти: моли о нас Владыку Христа, явльшагося во струях и просвещшаго земнородныя.

Просветитель ГРИГОРИЙ
(30 сентября)

Священномученик Григорий, просветитель Великой Армении, родился во второй половине III века. Его отец, персидский вельможа, по наущению царя Артомира, произвел покушение на жизнь армянского царя Курсара, и, спасаясь бегством, утонул.

Семье его пришлось спасаться от мести умирающего Курсара. Григорий был тайно увезен в Кесарию христианской кормилицей и здесь воспитан ею в строго-религиозном духе.

Достигнув совершеннолетия, Григорий решил искупить вину своего отца и отправился на службу к сыну царя Курсара — Тиридату. Тиридат в это время ревностно отдался служению языческим богам. Григорий, воспитанный религиозной христианкой, не мог, конечно, участвовать в языческих жертвоприношениях, и когда Тиридат при этом еще узнал, что он — сын убийцы его отца, то в сильнейшем гневе приказал бросить Григория в глубокий и нечистый ров, в котором святой Григорий, среди пресмыкающихся гадов, в сырости и смраде томился целых 14 лет, получая пищу тайно от одной вдовы.

«Горькие муки» и «затворение долговременное» не поколебали мужества Григория, и он продолжал твердо хранить веру Христову. Освобожденный из рва для помощи впавшему в безумие Тиридату, он исцелил его, обратил в христианство и крестил. Вместе с Григорием царь так же ревностно принялся разрушать языческие капища и жертвенники и воздвигать христианские храмы.

В 317 или 318 году Григорий был в Кесарии епископом Леонтием посвящен в сан епископа. Возвратился он в Армению как раз в то время, когда царь с общего согласия всех начальников и предводителей решил обратить весь армянский народ в христианство. Григорий был признан, как главный духовный руководитель и учитель веры.

Семейство царя, его приближенные и множество народа в назначенный день торжественно крестились в реке Евфрате. Языческие храмы были разрушены, жрецы после упорного сопротивления побеждены, и в Тироне была заложена первая церковь во имя святого Иоанна Крестителя.

Святой Григорий все время проводил в путешествии. Крестил желавших принять христианство, строил церкви, основывал монастыри и при них школы, чтобы приготовить для будущего пастырей и проповедников, в чем теперь чувствовался огромный недостаток, так как у армян еще не было письменности, и совершать богослужение и читать Священное Писание возможно было только на греческом языке. Нужны были люди, которые, одновременно зная иностранные языки, могли бы живое слово излагать по-армянски.

Первое время святой Григорий один, но вскоре у него появились последователи и ученики, и Армения в короткое время сделалась христианской. Свою кафедру Григорий основал в Эчмиадзине и было основано еще несколько епископских кафедр в важных армянских провинциях.

«Многострадальный пастырь», «Армении хвала», священномученик Григорий «возделал неплодную ниву», засеял «словесная семена» благочестия в сердца всех армян, разогнал «тьму безбожия идольского», за что и получил название «Просветителя Армении». Он просветил христианством не только армян, но и многие соседние племена.

Около 334 или 335 года святой Григорий сдал все церковные дела и кафедру своему сыну, епископу Аристакесу, и удалился на гору Себух в пещеру Мане, где в полной безвестности и умер. Мощи его были впоследствии перенесены в Царьград, а в Армении (в Эчмиадзине) осталась только правая его рука.

Преподобный ГРИГОРИЙ
(8 января)

Преподобный Григорий Печерский вступил в Печерский монастырь при его основателе, преподобном Феодосии, и подвизался в юности под его началом. Он стяжал великий молитвенный дар и силу над бесами, так что они всячески восставали против него.

Трижды подбивали они воров обокрасть его, но всякий раз преподобный посрамлял их. Первый раз воры пытались унести его богослужебные книги, но, по молитвам преподобного, они заснули и проспали пять суток, пока он сам не разбудил их.

Так как воры истощали, он велел накормить их и отпустил, а правителю города подарил несколько книг и уговорил его не наказывать воров. Остальные книги свои он продал, а деньги раздал нищим во исполнение слов Христа: «Продавайте имения ваши и давайте милостыню» (Лк. 12, 33).

Второй раз воры обокрали его огород и нагрузили мешки, но по молитве преподобного, не могли сдвинуться с места и простояли под тяжестью мешков двое суток, пока он не освободил их от недуга. Принеся покаяние в своем грехе, они остались трудиться в монастыре.

Прожив в добром подвиге, они здесь же мирно скончались.

Третий же раз недобрые люди выманили у преподобного немало денег, как бы для того, чтобы спасти товарища, приговоренного к повешению. Преподобный же, хотя и знал об их злом умысле, не стал им противиться и дал им, сколько они просили. В ту же ночь они проникли в плодовый сад, насаженый около пещеры преподобного.

Но Господь Сам покарал их: один из обманщиков, сидя на дереве, нечаянно повесился, товарищи же его в страхе бежали. А преподобный не мог оказать погибавшему помощь потому, что воры заперли его в пещере. Преподобному оставалось только оплакать горькую кончину несчастного.

На другой день воры принесли покаяние, и преподобный, строго выговорив им за то, что они погубили своего товарища, повелел им до смерти трудиться в обители. Они повиновались ему со смирением.

Видя, что преподобный посрамил их во всех их намерениях, бесы ополчились на него иным образом. В 1093 году князь Владимир Мономах с братом своим Ростиславом выступил против половцев, и стан князя Ростислава оказался против Печерской обители. Слуги князя, видя однажды, как преподобный Григорий спускается к Днепру за водой, стали над ним смеяться.

Преподобный кротко сказал, что им впору не смеяться, а следовало бы приготовиться к смерти, потому что они, по воле Божией, вместе с их князем должны сложить свои головы.

Слова его передали князю. Он же, юный, неразумный и не сдержанный, так озлобился, что приказал утопить преподобного в Днепре с камнем на шее.

На другой же день тело его нашли в пещере с тем самым камнем на шее. Одежда его была пропитана водой, но лик его сиял радостью, и он во всем был подобен живому. Его погребли в пещере.

Князь же Ростислав потерпел поражение, а во время бегства потонул со своим войском в реке Стрымне.

Царь ДАВИД
(Неделя по Рождестве Христовом)

Святой пророк и псалмопевец Давид — второй царь Израильский, царствовавший с 1065 по 1015 годы до Рождества Христова. Он был восьмой сын зажиточного вифлеемского жителя Иессея, правнук благочестивых Вооза и Руфи. Он родился. по мнению большинства историков, в 1085 году до Р. X. в г. Вифлееме. Он был весьма красивой наружности, имел белокурые волосы и, подобно своему племяннику Азаилу, отличался быстротой бега и крепостью мускулов (Пс. 16, 33-35). Пророк Самуил помазал его на царство, но это сохранялось до поры в тайне.

В истории трудно найти другую личность, обывательское представление о которой так отличалось бы от научного. Удалой предводитель отважной дружины, имя которого связано с бесчисленными военными подвигами, гроза всех народов и племен, теснивших еще неорганизованный Израиль, настоящий основатель еврейского царства и символ его славы, национальный герой, «светильник Израиля» (2 Цар. 21, 17), Давид неизменно притягивал к себе мечты и чаяния последующих поколений, стоял в центре народных идеалов, красотой и силой своего облика ободрял соплеменников в моменты самых тяжелых испытаний.

После египетского плена воин Давид становится царем-священником, которого, впрочем, больше занимали Ковчег Завета, служение ему и псалмопения, чем ратные подвиги и государственные дела.

Незадолго до этого колено Вениаминово, самое воинственное из всех [95], выдвинуло своим вождем Саула. Беспрерывные удары филистимлян истощили это племя и не дали ему возможности основать династию, хотя Саул и его сын были «быстрее орлов и сильнее львов» (2 Цар. 1, 23).

На ведущую роль заявило притязание колено Иудино [96] и выдвинуло со своей стороны Давида.

Соперничество двух племен представляет как соперничество двух лиц. Давид, пастух, сын Иессея из Вифлеема, обращает на себя внимание Саула, как победитель Голиафа (1 Цар. 17).

Давид живет при дворе Саула, развлекает его игрой на арфе, женится на его дочери и совершает ряд блестящих походов против филистимлян. Давид «действовал благоразумнее всех слуг Сауловых, и весьма прославилось имя его» (1 Цар. 18, 30). Он становится народным героем.

Саул увидел в Давиде сильного соперника. Ему пришлось бежать в пределы колена Иудина, где «собрались к нему все притесненные и все должники, и все огорченные душою, и сделался он начальником над ними; и было с ним около 400 человек» (позднее — 600; 1 Цар. 22, 2). Так как положение становилось угрожающим, то Давид искал убежища на территории злейших врагов своего народа, филистимлян, и на правах вассала получил город Секелаг (1 Цар. 27, 5-7).

Давид перенес свою резиденцию и Ковчег Завета на север владений родного колена — в Иерусалим. При Ковчеге он сам исполняет священнодействия и провозглашает себя царем (2 Цар. 5) над всем народом Израильским.

Колено Вениаминово попыталось вернуть первенство и выдвинуло Авессалома. Движение имело столь грозный характер, что Давиду пришлось искать спасение в бегстве. С трудом подавленное, восстание вспыхнуло снова, и для его подавления потребовалось крайнее напряжение сил (2 Цар. 20).

Народ безгранично любил Давида. «Царь, — рассуждал он, — избавил нас от рук врагов наших и освободил нас от рук филистимлян» (2 Цар. 19, 19). Он устроил и упрочил внутреннее управление страной, восстановил суд.

Самой характерной особенностью Давида была его религиозность, которая сконцентрирована в «ожидании часа Божия». Он не позволил себе покуситься на жизнь Саула, даже когда ему представлялся великолепный случай избавиться от своего гонителя (1 Цар. 24, 26). Он всегда надеялся, что Господь силен претворить в благословение все несчастья, которые ему приходилось испытывать (1 Цар. 16, 10).

Последние годы царствования Давида омрачены тем, что он навлек гнев Божий своими грехами и слабостями. Конец своей жизни Давид посвятил подготовительным работам по построению храма и собрал большие средства — деньгами, железом, необходимыми материалами — и пригласил искусных мастеров. Чтобы оградить на будущее время свой престол от незаконных притязаний, Давид передал кормило правления и венец своему сыну Соломону, вручил ему план и чертежи храма, равно как и сокровища, собранные им для сооружения храма.

Затем он созвал со всех концов своего царства представителей народа и обязал всех, в том числе и своего сына, соблюдать повеления Господни, и мирно скончался. Его гробница, ставшая усыпальницей всех последующих царей, упоминается и в новозаветные времена (Деян. 2, 29).

«Сладкий певец Израилев» (2 Цар. 23, 1) Давид является автором многочисленных псалмов, самого плана храма (1 Цар. 22, 28), а также изобретателем музыкальных инструментов (Ал. 6, 5). Написанные Давидом псалмы ставят его в ряд величайших священных писателей и пророков. Исследователи справедливо замечают, что псалмы по возвышенности и трогательности выражений, величию и чистоте религиозного чувства, одушевляющего их, беспримерны. Они воплощают в себе всемирный язык для выражения различных религиозных движений верующей души.

Кроме того, Псалтирь, в которой собраны псалмы Давида, можно назвать книгой пророчеств, в которой ясно изображены многие черты и обстоятельства из жизни Спасителя, такие, например, как предвечное Его бытие. Его воплощение, вочеловечение, Его страдания и искупительная смерть, воскресение из мертвых, вознесение на небо, седение одесную Бога Отца, распространение Его учения по всей вселенной, вечное царствование и др.

Память о Давиде никогда не умирала в потомстве, и само Божественное Откровение многократно указывает на него, как на избранного помазанника Божия, от семени которого имел родиться и родился по плоти Спаситель мира Иисус Христос.

Память царепророка израильского Давида празднуется Церковью 26 декабря.

Погребен Давид был в Иерусалиме. В его лице дух еврейского народа нашел свое всестороннее и высшее выражение.

Преподобный ДАВИД
(6 сентября)

Святой и преподобный Давид был прежде разбойником и, живя в пустыне Ермопольской [97], причинял много зла людям, многих убивал и был так злобен и жесток, как никто другой.

Под своим началом он имел более тридцати человек, разбойничавших вместе с ним. Однажды, сидя с ними на горе, задумался он о своей жизни и вспомнил, сколько зла и бедствий он причинил людям. Его объял страх. Он оставил всех своих напарников и пошел в монастырь.

Когда Давид постучался в ворота, вышел привратник и спросил его, чего он хочет.

Давид ответил:

— Хочу быть черноризцем.

Привратник пошел и сообщил об этом игумену. Игумен вышел к нему, но, видя, что он человек старый, сказал:

— Не можешь ты быть здесь, потому что братия много трудятся и живут в великом воздержании. Ты же иного нрава и заповедей монастырских не можешь исполнять.

Давид продолжал умолять игумена принять его в монастырь.

— Все, что прикажете мне, сделаю — говорил он, — только примите меня.

Игумен отказывался, Давид умолял:

— Знай, отче, что я — Давид, начальник разбойников. Пришел же к вам для того, чтобы оплакивать грехи мои. Если же ты не захочешь принять меня, то клятвенно обещаю вам, что пойду обратно, приведу с собой своих разбойников и всех вас перебью и разорю монастырь ваш.

Услышав такую угрозу, игумен принял Давида в монастырь и постриг его в иноческий чин.

И начал Давид подвизаться в воздержании и обучаться смирению. В скором времени он превзошел добродетелями прочих черноризцев в монастыре и стал служить всем на пользу своей жизнью и словом.

Однажды, когда Давид сидел в келии, ему явился архангел Гавриил и сказал:

— Давид, Господь простил грехи твои, и ты будешь отныне творить чудеса. Давид ответил ему:

— Не могу поверить, что так скоро простил мне Господь грехи мои, ибо они весьма тяжки и многочисленнее песка морского.

Архангел сказал на это:

— Я — Гавриил архангел, который не пощадил Захарию, когда тот не поверил словам моим, но связал язык его в наказание, чтобы он уверовал сказанному мной. Тебя ли пощажу? Итак, отныне ты будешь немым.

Давид поклонился и сказал ангелу.

— Когда я был разбойником, творил беззаконные дела и много проливал крови, тогда ты мне не связывал языка, не возносившего славы Богу. А теперь, когда я восхотел служить Господу и приносить Ему хвалу, ты связываешь язык мой, чтобы не произносить мне слов!

Ангел ответил:

— Говори, но только тогда, когда славишь Бога и молишься Ему во время правила, а остальное все время да будешь безмолвен.

Так сказав, ангел отошел от него. Давид восхвалил Бога о прошении своих согрешений. После этого он, по милости Божией, сотворил многие чудеса: слепым возвращал зрение, восставлял хромых, исцелял бесноватых. В церкви он воспевал благость Божию в молитвах, но никаких других слов за ее стенами произнести не мог. Таким образом он прожил много лет всем в назидание и мирно преставился ко Господу в преклонных летах.

Благоверный князь ДАНИИЛ
(4 марта)

Святой благоверный князь Даниил был четвертым, младшим сыном великого князя Александра Невского и супруги его княгини Вассы [98]. Родился он в 1261 году и через два года осиротел. Братья его дали ему в удел небольшой и ничтожный город Москву, но, когда племянник его князь Иван Дмитриевич Переяславский завещал ему свой удел, Москва возвысилась и сыновья князя Даниила смогли уже стать великими князьями.

Даниил первый встал против «степного зверя» (по выражению летописца), то есть, татар, и взял в плен их союзника, князя Константина Рязянского, но поступил с ним, как с гостем и отпустил с миром.

По обычаям того времени и он бывал вынужден принимать участие в междоусобных войнах, но каждый раз успевал мирными переговорами погасить кровопролитие.

В Москве князь Даниил основал первый монастырь в честь своего небесного покровителя, преподобного Даниила Столпника. Перед смертью князь постригся в нем и завещал похоронить себя на братском кладбище.

Со временем могила его была забыта. При великом князе Иоанне III он явился молодому боярскому сыну из великокняжеской стражи и велел сказать великому князю: «Если он меня забывает, то мой Бог меня помнит».

С тех пор великий князь стал поминать своих предков. В княжение Василия III князь Иоанн Шуйский наступил на надгробную плиту святого Даниила, чтобы сесть на коня, несмотря на предупреждение не делать этого.

Внезапно конь его пал и чуть не задавил его. Тогда он принес покаяние, отслужил о святом князе панихиду и получил исцеление. После исцеления купеческого сына из города Коломны (при Иоанне Грозном), память святого князя Даниила стала почитаться местно. После того, как святые мощи святого князя Даниила были обретены нетленными, он, в 1652 году, был причислен к лику святых. Почивал он в одной из церквей своего монастыря.

Преподобный ДАНИИЛ
(7 апреля)

Родители преподобного Даниила, Константин и Фекла, уроженцы города Мценска, Орловской области, служили у боярина Протасьева, и когда его перевели по службе в Переславль Залесский, Владимирской губернии, переехали вместе с ним.

У них было четверо детей: Герасим, Флор, Ксения и Димитрий, младший. Димитрий родился около 1460 года уже в Переяславле. Рос он кротким, вдумчивым ребенком и очень любил посещать церковь.

Однажды Протасьев читал в присутствии его житие преподобного Симеона Столпника (VI в.). Мальчик задумался. Он достал волосяную веревку и тайно обвязался ею в подражание подвигу преподобного. Веревка врезалась в тело и мальчик захирел.

Родители ничего не понимали в его недуге. Случайно, ночью, сестра его Ксения обнаружила на нем эту веревку, С трудом, со слезами и нежными упреками родители сняли ее с его тела.

— Дайте мне пострадать за грехи мои, — просил маленький подвижник родителей.

— Но какие же у тебя, столь юного, грехи? — возражали ему. Веревку сняли и мальчик начал поправляться.

После этого он начал усиленно учиться читать, очень полюбил чтение духовных книг. Дальнейшее образование он получил в монастыре, где игуменом был их родственник, всеми почитаемый старец Иона. Его знал даже великий князь Иоанн Московский. Здесь загорелась в душе Димитрия любовь к иноческой жизни. В 17 лет он с братом своим Герасимом тайно ушел в Пафнутиев Боровский монастырь, куда его привлекал образ преподобного основателя. Но в живых они его не застали.

Димитрия отдали под руководство строгому старцу Левкию, который приучил его к иноческому послушанию. Сам он окончил жизнь в отшельничестве. Обоих братьев скоро постригли в иночество.

Димитрий получил имя Даниила. Но, когда через 10 лет умер настоятель монастыря и монастырская братия захотели видеть Даниила на его месте, братья вернулись в Переславль.

Здесь они нашли большие перемены: отец их умер, мать постриглась с именем Феодосии, сестра вышла замуж. Все три брата поступили в городской Горицкий монастырь. Здесь Герасим скончался, а Флор окончил свои дни в Троицком монастыре, который впоследствии основал сам преподобный Даниил.

В этом монастыре преподобный Даниил прожил около 30 лет. Сначала был просфорником, потом его рукоположили во священный сан и назначили духовником братии. У него был благодатный дар окормлять души, и многие миряне обращались к нему за руководством. Преподобный любил принимать странников и бездомных.

Если же кто из них умирал, он приносил его на своих плечах на общую братскую могилу для бедных, называвшуюся «Скудельницей» или «Божиим Домом». Там он отпевал усопших и поминал всегда при служении литургии. Место это хорошо было видно из монастыря: оно было расположено на горе и сильно заросло ягодичными кустами и можжевельником.

Впоследствии на месте погребения несчастных Даниил устроил храм в честь Всех Святых. Многие стали строить здесь келии, основалась Троицкая обитель. Сам преподобный Даниил вначале настоятелем не был, жил в Горицах, и лишь заботился о своей обители и руководил ею духовно. Считаясь с возрастом и немощью братии, преподобный не давал им строгого устава и не налагал внешних подвигов, но настаивал на послушании, внутренней жизни и непрестанной молитве.

Много неприятностей пришлось ему пережить в связи с духовным руководством монастырем. Одно время он даже хотел оставить это дело, но мать его, монахиня Феодосия, ободрила его и уговорила продолжать это богоугодное послушание. Преподобный Даниил имел особый дар руководить людьми во спасение.

Наконец, после сорока лет иноческой жизни, преподобный Даниил стал по воле князя Василия Иоанновича настоятелем Свято-Троицкого монастыря в сане архимандрита. Он был крестным отцом обоих сыновей великого князя: Иоанна (будущего Грозного) и Георгия. По тогдашнему обычаю он носил на руках малолетнего Иоанна на великом входе во время пения Херувимской песни.

Преподобный Даниил был великим прозорливцем и чудотворцем. Однажды во время голода он велел раздать все монастырские запасы, но они, тем не менее, не уменьшились. В другой раз брат, приготовлявший квас, положил в него слишком много муки, и квас вышел горький. Тогда преподобный Даниил велел прибавить в него столько воды, что все монастырские сосуды были наполнены. Получился не только необыкновенно вкусный квас, но и имевший чудодейственную силу, так что больные, которым давали его пить, исцелялись.

Протопопу Андрею преподобный Даниил предсказал, что он будет царским духовником. Это сбылось, а впоследствии он с именем Афанасия стал митрополитом. Братия видели преподобного ходящим по воде. Перед самой кончиной он спросил близких:

— Где эти дивные старцы?

— О каких старцах говоришь ты, отец? — спросили его.

— Перед основанием этой святой обители, пустынники посетили меня в Горицах, и теперь они пришли ко мне. Разве вы не видите их?

— Мы никого не видим, кроме твоих учеников, здесь стоящих, — отвечали братия.

Старец замолк, причастился Святых Тайн и тихо скончался. Это случилось в 1540 году. После кончины преподобный Даниил явился тяжело больной боярыне Евдокии Салтыковой и сказал ей:

—Я — Даниил, игумен Переяславский, пришел принести тебе здравие!

Она исцелилась на его могиле. Глухой Автоном, гладильщик, молился на его могиле. Вдруг сильный удар грома испугал его. День был ясный и на небе не было ни одного облачка. Когда он пришел в себя от испуга, он был исцелен.

В другой раз расслабленный инок Иона услышал звон колоколов. Думая, что звонят к утрени, он пошел в церковь. Она была освещена. Но когда он дошел до нее, свет погас. Пономарь также уверял его, что он не начинал звона, но Иона был исцелен.

В 1734 году инок Паисий исцелился от глазной болезни, омыв глаза из колодца, выкопанного самим преподобным.

В 1652 году, после явления преподобного Даниила послушнику Иоанну Даурову, были открыты и найдены нетленными его святые мощи. Они почивали в монастырской церкви. Тогда же он был причислен к лику святых. В монастыре хранилась его чудотворная икона, написанная одним исцеленным иконописцем Димитрием, а также находился выкопанный преподобным колодец. Вода в нем была чудотворная. Богомольцы пили ее, омывались ею и болящие получали исцеления от своих недугов.

Святитель ДИМИТРИЙ
(23 мая, 21 сентября, 28 октября)

Святитель Димитрий (Даниил Туптало), знаменитый митрополит Ростовский и знаменитый церковный писатель, родился в декабре 1651 года в местечке Макаровец [99] находившемся в сорока верстах от Киева. Отец его, Савва Григорьевич Туптало, был простым казаком и служил сначала Польше, потом Москве и дослужился до звания сотника и остаток дней своих посвятил служению Церкви, приняв на себя обязанности ктитора Кирилловской обители [100].

В силу частых отлучек отца по делам военной службы, Даниил воспитывался благочестивой матерью. Начальное образование, в основном, чтению, получил дома.

В 11 лет Даниил поступил в Киево-Могилянскую коллегию [101]. Состояние коллегии было незавидное: у нее было мало средств, мало порядка. Преподавание было схоластическое.

Тем не менее, благодаря отличным природным данным и пламенному усердию в занятиях, Даниил вскоре превзошел всех своих сверстников и обратил на себя особое внимание искусством стихотворчества и витийства знаменитого в то время проповедника и полемического богослова Голятовского [102]. Под его руководством Даниил в совершенстве изучил приемы и обороты речи, которые невольно поражали потом слушателей его поучений, и приобрел ту энергию и силу убеждения, которые проявлялись впоследствии в борьбе с раскольниками.

В 1665 году, когда Киевом овладели поляки во главе с Дорошенко, коллегия была разрушена. Даниил оставил училище и, испросив благословение родителей, на восемнадцатом году жизни поселился в Кирилловском монастыре. 9 июля 1668 года он принял монашество от игумена Мелетия Дзика, одного из наиболее образованных людей того времени, знавшего Даниила еще по училищу, где он раньше был ректором. В монашестве Даниил получил имя Димитрий.

Через год, в день Благовещения Пресвятой Богородицы, нареченный Киевским митрополитом Иосиф Тукальский [103] посвятил Димитрия во иеродиакона. В этом сане он оставался в Кирилловской обители довольно долго, до 1675 года, когда известный архиепископ Лазарь Баранович [104] рукоположил его во иеродиакона.

Познакомившись с Димитрием поближе и узнав его высокие духовные качества, архиепископ пригласил его быть проповедником [105] при Черниговской соборной церкви. Затем была Литва, где он проповедовал по приглашению известных церковных деятелей, опять Чернигов, где его поставили игуменом Максаковского Преображенского монастыря, затем настоятельство в Николаевском Батуринском монастыре.

В 1684 году архимандритом Киево-Печерской Лавры был назначен Варлаам Ясинский. От своих предшественников Петра Могилы и Иннокентия Гизеля он вместе со званием архимандрита унаследовал мысль о великом труде составления житий святых. Этот труд был тем более необходим, что вследствие татарских набегов, литовских и польских разорении, Церковь лишилась многих драгоценных духовных книг и жизнеописаний святых.

Свое внимание архимандрит Варлаам остановил на святом Димитрии, который уже прославился своей ревностью к душеспасительным трудам. Он обратился к Димитрию с просьбой переселиться в Лавру и принять на себя труд исправления и составления житий святых. После долгих колебаний Димитрий согласился, переехал в Киев и поселился в Лавре. В этом же году он приступил к составлению Четьих-Миней (житий святых) и настойчиво, сурпулезно вел эту работу около 20 лет.

Первые три книги — сентябрь, октябрь и ноябрь — он представил на рецензию архимандриту Варлааму. И в 1689 году под его личным наблюдением была напечатана первая книга Четьих-Миней.

Летом этого же года Димитрий в составе делегации гетмана Мазепы по делам церковным был в Москве и был представлен царю Иоанну Алексеевичу и царевне Софии. Затем он побывал в Троице-Сергиевой Лавре, где жил тогда царь Петр Алексеевич, скрывавшийся от покушений царевны Софии. Будущий император милостиво принял Димитрия. В Лавре же Димитрий имел случай видеться с патриархом Иоакимом. Во время своего пребывания в московских пределах святой Димитрий познакомил московское духовенство с первыми книгами Четьих-Миней. Патриарх благословил его продолжать эту работу, что он и исполнял по возвращении домой.

Во время работы над очередным томом житий, осенью 1690 года, новый московский патриарх Адриан прислал ему похвальную грамоту. Грамоту эту привез Варлаам, возведенный и посвященный в Москве в сан митрополита Киевского. Это еще более воодушевило Димитрия в его трудах. И 9 мая 1693 года он представил в Киево-Печерскую типографию очередные книги житий за декабрь, январь и февраль.

Весь этот титанический труд осложнялся его игуменскими обязанностями в разных монастырях, и следующие три книги за март, апрель и май он смог закончить только в начале 1700 года.

В 1701 году судьба святого Димитрия резко меняется. По распоряжению Петра Великого, обязавшего Киевского митрополита Варлаама подыскать подходящих кандидатур на окраинные российские кафедры, святой Димитрий был назначен митрополитом Тобольским для окормления народов Сибири и Китая. Но в Москве он сильно заболел, и без того слабое здоровье его расстроилось.

Сам государь Петр посетил больного и, видя состояние его здоровья, позволил ему остаться в Москве в ожидании епархии поближе. Сибирский климат явно ему не подходил. Вакансия на такую кафедру вскоре открылась: скончался Ростовский митрополит Иоасаф, и 4 января 1702 года Димитрий был назначен его преемником.

В Ростове он ревностно занялся просвещением духовенства и мирян и борьбой с невежеством и пьянством. Он учредил школу для детей всех сословий, причем, ввел в преподавание греческий и латинский языки. Он заботился о развитии проповедничества, собирал книги по истории Русской Церкви и о старообрядческом расколе.

В личной жизни святитель Димитрий отличался удивительным бескорыстием. В его сердце не было места ни скупости, ни любостяжанию, ни сребролюбию. Все подаяния и доходы он всю свою жизнь употреблял или на церковные нужды, или на благотворение неимущим. О сиротах, вдовах, нищих и бедных святитель заботился, как отец о своих детях. Все, что получал, он раздавал им, призывая к себе в крестовую палату слепых, глухих, хромых и убогих, предлагая им трапезу, давая одежду и оказывая другие милости.

Скончался святитель Димитрий 28 октября 1709 года в Ростове, пятидесяти восьми лет от роду, через день после своего тезоименитства. Тело святителя было облечено в архиерейские одежды, им самим приготовленные [106], и перенесено в домовую церковь. Во гробе, под голову и все тело были постелены, по завещанию святителя, черновые бумаги его духовных творений.

На погребение прибыла царица Параскева Феодоровна с дочерьми, царевнами Екатериной, Параскевой и Анной (будущей царицей). 25 ноября тело святителя было погребено в Яковлевском монастыре.

В 1752 году последовало открытие его мощей, а в 1757 году он был причислен к лику святых.

Сочинения его разделяются на поучительные, полемические, исторические и драматические. К нравоучительным относятся многочисленные проповеди. Проповеди, сказанные на Украине, насыщены риторикой. Позднейшие проповеди отличаются приспособлением к понятиям народа и большей простотой. Многие проповеди последних лет жизни святителя Димитрия направлены против старообрядчества. В проповедях по поводу реформ Петра Великого святитель Димитрий различает в Петре человека и царя: он обличает некоторые слабости Петра, как человека, например, вспыльчивость, и хвалит его достоинства, как правителя, например, за заботу о просвещении народа.

Полемические сочинения направлены против раскола. Главное из них, написанное в 1709 году, — «Розыск о раскольнической брынской вере, об учении их, о делах их и изъявление, яко вера их не права, учение их душевредно и дела их не богоугодны».

К историческим трудам святителя Димитрия принадлежит летопись от начала мира до Рождества Христова, состоящая из нравственных размышлений, «Диариум» (каталог киевских митрополитов), Четьи-Минеи, сделавшиеся любимой книгой благочестивых людей (в XVIII веке этот труд имел около 10 изданий).

Святителю Димитрию принадлежит еще несколько духовных драм или мистерий, из которых лучшей считается драма «Рождественская». Она построена по образцу юго-западных мистерий. Собрание сочинений святителя Димитрия вышло в Москве в 1786 году. Последнее издание, в пяти томах, — в Киеве.

 

Тропарь, глас 8

Православия ревнителю, и раскола искоренителю, Российский целебниче, и новый к Богу молитвенниче, списаньми твоими буих уцеломудрил еси, цевнице духовная, Димитрие блажение, моли Христа Бога, спастися всему наследию и державе нашей.

Благоверный царевич ДИМИТРИЙ
(15 мая)

Святой благоверный царевич Димитрий — сын царя Иоанна Васильевича Грозного и его седьмой (пятой венчанной) жены Марии Федоровны Нагой. Он был, таким образом, братом и наследником последнего царя из рода Рюриковичей — Феодора Иоанновича [107]. Родился 19 октября 1581 года.

Детей у царя Феодора не было. Молитвенник, погруженный в духовную жизнь, царь Феодор Иоаннович поручил правление государством своему шурину, боярину Борису Годунову.

Малолетний наследник престола, царевич Димитрий, невольно мешал честолюбивому правителю, и он постарался от него избавиться. Он удалил его с матерью, царицей Марией, и братьями, боярами Нагими в его удельный город Углич, и старался доказать, что у него нет прав на престол.

Имя царевича он запретил возносить за литургией и, наконец, после безуспешных попыток его отравить, стал искать более надежный способ от него избавиться. Убийц он нашел в лице Михаила Битяговского с сыном Данилой и племянником Никитой Качаловым. Подкупили также мамку царевича, Василису Волохову и ее сына Осипа.

Утром 15 мая 1591 года мамка повела царевича гулять. Кормилица, движимая каким-то смутным предчувствием, не хотела его отпускать, но мамка решительно взяла за руку и вывела царевича на крыльцо. Там его уже ждали убийцы. Осип Волохов взял его за руку и спросил:

— Государь, у тебя новое ожерелье?

И ударил его ножом, но неудачно. Тогда Качалов и Битяговский бросились на него, зарезали и сбросили тело его с крыльца. В эту минуту на крыльце показалась ничего не подозревавшая царица Мария. Через минуту ударили в колокол. Возмущенный народ буквально разорвал убийц на части.

Следствие, производить которое были назначены окольничий Андрей Клешнин и боярин князь Василий Иванович Шуйский, представило смерть Димитрия в необычном свете: будто он, играя «в тычку», был захвачен припадком падучей и во время его сам случайно наткнулся на нож.

Такой результат «следствия» привел к суровому наказанию Нагих и угличан, как виновных в «мятеже и самоуправстве»: первых разослали в заточение по дальним городам, из вторых многих казнили, а большую часть сослали в Сибирь, в г. Пелым.

Многочисленные противоречия и явная тенденциозность следственного дела заставляют с большим недоверием относиться к его показаниям. Среди историков и по настоящее время существуют разные взгляды на смерть Димитрия.

Прошло несколько лет, со смертью царя Феодора Иоанновича династия Московских князей Даниловичей прекратилась, а по русской земле разнеслась злополучная молва, будто царевич Димитрий жив, что он будто бы спасся от убийц, подосланных Годуновым, и находится в польских пределах.

К этой молве, колебавшей русский трон, присоединилось народное бедствие — ужасный голод, доводивший кое-кого до людоедства. Как на беду, относительно благополучное до этого времени правление Годунова было нарушено многими несчастьями.

Вот в такое время в русских землях Польши, при дворе князя Адама Вишневецкого и появился неизвестный, объявивший себя чудесно спасшимся царевичем Димитрием. В 1604 году самозванец выявился открыто. С 4.000 войска он перешел русскую границу. Северские русские города в Черниговской области легко предались самозванцу. [108] Открылась тяжелейшая страница русской истории под названием Смутного времени.

Чтобы утихомирить народные страсти и показать самозванство первого Лжедмитрия, вступивший на престол Василий Шуйский приказал перенести тело Димитрия из Углича в Москву. При вскрытии гроба его тело было найдено нетленным, что и дало основание для его последующего церковного прославления.

31 июня 1606 года мощи святого благоверного царевича Димитрия, невинной жертвы придворных интриг, были перенесены в Москву и положены в церкви Иоанна Предтечи, самой древней в городе. При них была помещена икона святого мученика Уара, написанная по обету царицы Марии, в рост новорожденного царевича.

По обычаю того времени, царевичу было дано два имени: Уара [109], по имени святого, празднуемого в день рождения, и Димитрия, по дню его крещения.

В 1812 году церковь святого Иоанна была разорена, и на месте ее была воздвигнута часовня, а мощи мученика Царевича Димитрия были перенесены при Императоре Николае I в Архангельский Кремлевский собор, где почивали нетленными в открытой раке до недавнего времени. При них сохранялись его вещи: окровавленная рубашка, платок, нож, которым он был убит, кошелек с 14 копейками, очевидно, предназначенными для нищих.

Икона святого мученика Уара была помещена в приделе его имени в Архангельском соборе. Перед мощами святого царевича Димитрия особенно молились об исцелении детей. Но в Москве знали много случаев исцеления, по его молитвам, и взрослых.

Преподобный ЕВГЕНИЙ
(19 февраля)

В годы царствования в Римской империи императора Юлиана все христиане скрывались из-за того, что по его повелению везде приносились жертвы языческим богам, и язычники, в угоду своему государю, силой принуждали исповедников Христа принимать участие в этих идольских жертвоприношениях.

В это время были схвачены и приведены на суд к Юлиану два пресвитера Антиохийской Церкви, Евгений и Макарий. На суде они исповедали Христа истинным Богом и Судией живых и мертвых и обличили императора-отступника, как нечестивца и убийцу, нарушителя заповедей Божиих, язычника и служителя идолов. При этом они сказали:

— Горе тебе, нечестивец и наследник вечного нескончаемого огня! Горе твоей суетности! Как ты решился вместо света снискать себе тьму?

От этих слов Юлиан пришел в ярость и велел сперва связать святых тонкими ремнями, повесить вниз головами и окуривать ядовитым зловонным калом, а потом сильно раскалить железный лист и, обнажив, разложить их на нем.

Подвергнутые таким мучениям, святые Евгений и Макарий, сохраняемые силой Божией, оставались невредимыми. Более того, лица их сияли радостью и тем обличали мучителя.

После этого Юлиан приказал заключить их в оковы и сослать в Оасим аравийский [110]. По пути на место ссылки, святые радовались, что терпят изгнание за Христа, и пели: блаженны непорочнии в путь, ходящий в законе Господни [111]. В радостном настроении они прибыли во Оасим, взошли на одну гору и стали жить на ней. Правители страны сказали им:

— Братья, уйдите из этого места, потому что неподалеку отсюда обитает свирепый змей, который пожирает всех, кто близко подходит к нему.

На это святые отвечали:

— Покажите нам пещеру, где обитает этот змей. Их привели к месту обитания змея и издали показали пещеру где он находился. Тогда святые, преклонив колени, помолились Богу, и внезапно последовал с неба удар грома и поразил змея. Убитый змей был объят пламенем и тотчас же сгорел, причем, над пещерой бурным зловонным вихрем поднялась пыль. Увидев такое чудо, правители страны, бывшие язычниками, уверовали во Христа.

Между тем, святые Евгений и Макарий вошли в пещеру где обитал змей, и тридцать дней провели в молитве, не имея при себе ни пищи, ни питья. Наконец, они услышали голос, сказавший им:

— Рабы истинного Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, подойдите к камню, который находится вблизи вас.

Святые исполнили повеление и, когда подошли к камню, то сперва увидели в нем свет, а затем камень распался на две части, и из него в изобилии потекла вода. Взяв этой воды, они досыта напились ее и тем утолили и голод свой, и жажду.

Находясь в пещере, святые молились о том, чтобы Господь сподобил их умереть в одно время. Господь принял их молитву, и они оба отошли ко Господу в одно время [112].

Святитель ИГНАТИЙ
(28 мая)

Святой Игнатий, епископ Ростовский, был воспитан родителями в традициях христианских ценностей и добродетелей. Убедившись в суете этого мира, он отрекся от него и принял пострижение в монашество.

Так как он проводил жизнь весьма добродетельную, то был поставлен вначале архимандритом, а затем, 19 сентября 1262 года, — епископом на Ростовскую кафедру.

Приняв под свое попечение Ростовскую епархию, он с великим вниманием окормлял свое духовное стадо. 26 лет неустанно трудился он на своем посту, благоустраивая церковную жизнь вверенных ему людей, и преставился 28 мая 1288 года, в пятницу, после вечерни. Честные мощи его почивали в Ростовском Успенском соборе.

Узнав о кончине святителя, весь город Ростов собрался к его гробу: рыдали о любимом пастыре и учителе, помощнике и заступнике в бедах и скорбях, ходатае о вдовицах и сиротах, заботливом отце для нищих и убогих, учителе священнослужителей и монашествующих, советнике и примирителе русских князей.

Народа было так много, что гроб с его телом не могли внести внутрь церкви, а поставили вне ее. Во время отпевания среди народа молились две благочестивые монахини, одна из них — Феодосия, была супругой протодиакона Павла, но вскоре после вступления в брак они решили вести девственный образ жизни. Так они и жили. Многие могли засвидетельствовать чистоту их подвига. После смерти Павла супруга приняла пострижение. Узнав о кончине святителя Игнатия, она поспешила на отпевание.

Вместе с ней на молитву пришла другая инокиня, Ксения, проводившая такую же добродетельную и богоугодную жизнь. Эти две инокини и некоторые другие благочестивые люди сподобились видеть во время молитвы такое чудо.

Когда честные мощи святителя Игнатия переносились к церкви, то праведник встал из гроба в своем архиерейском облачении, поднялся высоко в воздух и благословил народ и весь город. Затем вошел в пещеру, выкопанную около жертвенника, в место своего погребения, где ему был приготовлен гроб-усыпальница.

Приблизительно в то же время случилось и другое чудо. Некий архимандрит Стефан имел со дня рождения своего один палец пригнутым к ладони. Когда он прикоснулся к честному телу святителя, тотчас скрюченный палец его выпрямился, стал здоровым, как и прочие.

Когда тело святителя положили во гроб и хотели вложить в его руку свитки с именами всех, кого святитель рукоположил в священнический или диаконский сан, то он, как живой, протянул свою руку и сам принял списки.

Существует известие, что святой Игнатий в 1269 году основал обитель при устье реки Шексны, на берегу Белого озера, во имя Святой Троицы. Иноки этой обители много потрудились над обращением в христианство племен чуди и карелов. В 1274 году святой Игнатий присутствовал на Поместном Владимирском Соборе.

Два раза святителю приходилось предпринимать тяжелое путешествие в Орду с ходатайством за свою епархию. Святой Игнатий известен, как примиритель князей Димитрия и Константина Борисовичей.

В память о примирении ими основана в Ростове Борисо-Глебская церковь.

 

Тропарь, глас 4

Благоверия просвещься учении святительства прием паству, и апостолом наследник быв, тем приял еси от Бога дар чудес, святителю отче Игнатие. Моли Христа Бога, да спасет души наша.

Преподобный ИЛАРИОН
(21 октября)

Преподобный Иларион, ученик преподобного Евфросина Псковского, основал в Гдовском уезде Покровский монастырь, был там настоятелем и много боролся с пограничными жителями — немцами, шведами и эстонцами, защищая православную веру.

Скончался он 26 марта 1474 года. Святые мощи его покоились под спудом в церкви упраздненного его монастыря, в недавнем прошлом бывшей приходской.

Пророк ИЛИЯ
(20 июля)

Святой пророк Илия — Боговидец и славный ревнитель по Боге, обличитель беззаконных царей, дивный чудотворец, которому повиновались стихии, слушалось небо, великий угодник Божий, до сих пор пребывающий во плоти и должный придти на землю перед вторым пришествием.

По достоверным сказаниям, родиной пророка Илии была страна Галаадская, по сторону Иордана [113], пограничной Аравяи. Город же, в котором родился он, назывался Фесвит, отчего Илия и прозван Фесвитянином [114].

Происходил Илия из рода Ааронова, от отца по имени Саваха. Рождение Илии было ознаменовано видением его отцу. В то самое время, когда мать Илии рожала его, Савах увидел белообразных мужей, которые разговаривали с младенцем, пеленали его огнем и кормили его, влагая в уста его пламень огненный. Устрашенный таким видением, Савах пошел в Иерусалим и рассказал о видении священникам. Тогда один из них, муж прозорливый, сказал Саваху:

— Не бойся видения относительно твоего сына, но знай, что младенец этот будет сосудом благодати Божией. Слово его будет, как огонь, сильно и действенно, будет велика и ревность его по Господе, и жизнь его будет благоугодна Богу, и будет судить он Израиль оружием и огнем.

Воспитание и обучение свое Илия, как происходивший из священнического рода, получил от священников. С самых юных лет предав себя Богу, возлюбил он девственную чистоту, в которой пребывал, как ангел Божий, непорочный перед Богом, чистый душой и телом. Любя же размышлять о Боге, он часто удалялся для безмолвия в пустынные места, где подолгу беседовал наедине с Богом в теплой к Нему молитве.

Илия сподобился милостивой беседы с Богом и, вследствие своей равноангельской жизни, приобрел к Нему великое дерзновение: все, что просил Илия у Бога, он получал.

Его деятельность относится к царствованию Ахава, когда гордая и властолюбивая жена слабохарактерного царя, финикиянка Иезавель, решила водворить сладострастный культ Ваала [115] и Астарты.

Истинные ревнители благочестия были изгнаны из страны, и при дворе был учрежден штат жрецов Ваала.

Ахав же построил для него в Самарии капище и поставил там жертвенник ему, сам покланялся Ваалу, как богу, и всех израильтян принуждал кланяться этому идолу. Он до крайности развил в своем царстве идолопоклонство, чем более всех царей, царствовавших до него над Израилем, прогневал Бога.

Грозным мстителем за попрание святыни явился пророк Илия, который совершал много чудес, долженствовавших вразумить нечестивого царя.

История его жизни и деятельности излагается в 3 и 4 книгах Царств [116]. Когда нечестие царя достигло крайней степени, пророк — босой, в грубом плаще из верблюжьего волоса, с кожаным поясом на чреслах и посохом в руках — явился в Самарию [117], направился к царскому дворцу и возвестил Ахаву, что за его нечестие страну постигнет трехлетний голод.

— Жив Господь Бог всемогущий, — сказал Илия, — Бог Израилев, перед которым я стою [118]. Если в эти годы будет на землю роса или дождь, то не иначе, как по моему слову [119].

Сказав это, Илия ушел от Ахаава, и, по слову пророка, небо заключилось и настала засуха. Ни одна капля дождя или росы не упала на землю.

Вследствие засухи был полный неурожай хлебов и наступил голод.

Когда согрешает царь, на всех подданных гнев Божий приходит [120]. Но Ахав не раскаялся.

Засуха продолжалась следующий и третий год. Воздух был всегда зноен, стояла сильная жара, все деревья, цветы и трава завяли, плоды погибли, сады, нивы, поля сделались совершенно пусты. Вода в источниках иссякла, малые реки и потоки совсем высохли, а в больших реках количество воды резко уменьшилось. Вся земля сделалась безводной и сухой, и умирали от голода люди, скот и птицы. Такое наказание постигло не только израильское царство, но и окрестные его страны [121].

Чтобы сохранить своего пророка Господь посылает его в некоторое уединенное место, далекое от жилищ человеческих:

— Иди на восток и скройся у потока Хорафа , что против Иордана. Из этого потока ты будешь пить, а воронам Я повелел кормить тебя там.

Господь сделал это и для того, чтобы избавить Илию от расправы со стороны Иезавели, и чтобы Илия не погиб от голода, и чтобы посредством заботливого поведения воронов [122] возбудить в Илии сострадание к людям, страдающим и погибающим от голода и жажды. Илия крепился и требовал у Бога продолжения наказания неверных, пока они не покаются.

Тогда Господь послал его в Сарепту Сидонскую [123], находившуюся не под властью царя Израильского, к бедной вдове чтобы он задумался в сердце своем, какое бедствие нанес он не только людям богатым, но и бедным вдовам, которые не только во время голода, но и в годы урожаев часто не имеют дневного пропитания.

Придя к воротам этого города, пророк Илия увидел вдову, несшую два полена дров. Илия, мучимый голодом, попросил у нее кусок хлеба. Вдова сказала, что у нее в кадке осталась только одна горсть муки и немного масла в кувшине. Она поведала о своей крайней бедности и о своем намерении из оставшейся горсти муки сделать последний раз обед для себя и своего сына: Далее они должны были умереть от голода. Илия и после этого не изменил своего настроения, но, имея дар чудотворения, сотворил так, что мука и масло в доме вдовицы оставались неистощимы, и он питался у нее в доме до тех пор, пока не прекратился голод.

Во время пребывания Илии в доме вдовицы он совершил чудо воскрешения ее сына. Об этом чуде существует сказание, согласно которому имя сыну было Иона, и что это именно он, придя в возраст, сподобился пророческого дара, был послан в Ниневию проповедовать покаяние. Будучи же поглощен в море китом и выброшен им после трехдневного пребывания во чреве, он прообразовал собой тридневное воскресение Христово.

По прошествии трех бездождливых и голодных лет Господь умилосердился над страдающим народом и повелел Илии пойти к Ахааву и сообщить ему, что Он посылает дождь на высохшую землю. Ахаав уже склонялся к покаянию, сам искал Илию и готов был послушаться его во всех его требованиях.

Придя из Сарепты в Самарию, стольный город Израильского царства, пророк Илия приказал Ахааву немедленно собрать на горе Кармил [124] все десять колен Израилевых, четыреста пятьдесят языческих пророков Вааловых и столько же других лжепророков, служившим другим языческим богам [125].  Эти лжепророки были под особым покровительством Иезавели и питались от ее стола.

Царь тотчас разослал гонцов по всей земле Израильской, собрал бесчисленное множество народа и всех нечестивых пророков и жрецов на горе Кармил. Сам тоже пришел туда.

Пророк Илия обратился к царю и всем собравшимся со следующими словами:

— Долго ли вы будете хромать на оба колена ваши? Если Господь Бог, выведший вас рукой крепкой из Египта, есть Бог, то почему не следуете Ему? Если же Ваал есть бог ваш, то идите за ним.

...Чтобы вам ныне познать истинного Бога, делайте то, что я буду приказывать вам. Вы видите, что я только один во всем Израиле остался пророком Господним. Всех же других пророков вы убили..

Видите также, сколь много здесь пророков Вааловых. Итак, дайте нам двух тельцов для жертвоприношения, одного мне, а другого — жрецам Вааловым, но огня не надо нам. На чью жертву с неба спадет огонь и попалит ее. Бог того и есть истинный Бог, и все должны поклониться Ему, а не признающие Его, пусть будут преданы смерти.

Народ одобрил это предложение пророка. Бросив жребий, пророки Вааловы взяли тельца, построили жертвенник, положили на него достаточное количество дров, закололи тельца, разделили его на части, положили их на жертвенник поверх дров, и начали молиться Ваалу, чтобы он послал огонь на их жертву. Их молитвы и пляски вокруг жертвы продолжалась с утра до полудня.

В полдень пророк Божий посмеялся над ними:

— Кричите громче, чтобы бог ваш услышал вас. Должно быть, он сейчас не свободен: или занят чем-нибудь, или с кем-либо беседует, или пирует, или уснул [126]. Кричите как можно громче, чтобы разбудить его.

Лжепророки громким голосом звали Ваала и, по обычаю своему, кололи себя ножами, а другие били себя бичами до крови. Перед наступлением вечера святой Илия сказал им:

— Замолчите и престаньте. Уже время быть моей жертве. Он взял двенадцать камней по числу колен Израилевых, построил из них жертвенник Господу, затем, положив на них дрова, разделил тельца на части и положил их на дрова. Вокруг жертвенника он выкопал ров и приказал людям, чтобы они, взяв ведра, лили воду на жертву и на дрова. Вода полилась вокруг жертвенника, и ров наполнился водой. Затем Илия обратился к Богу с молитвой:

— Господи Боже Авраамов, Исааков и Иаковлев! Услыши ныне меня, раба Твоего, и пошли с неба огонь на жертву, чтобы все эти люди ныне познали, что Ты един Бог Израилев, а я — раб Твой, и Тебе принес жертву эту! Услышь меня, Господи, ответь мне огнем, чтобы сердца людей этих обратились к Тебе!

И упал с неба огонь [127] от Господа и уничтожил все жертвенное вместе с дровами, камнями и даже водой, которая была во рву. При виде этого весь народ пал лицом на землю [128] и воскликнул:

— Воистину Господь есть Бог един, и нет другого Бога, кроме Него!

Илия после этого приказал народу задержать пророков Вааловых, чтобы ни один из них не убежал. Затем он отвел всех их к потоку Киссону, впадающему в Великое море [129]. Здесь он своими руками заколол их [130], а нечестивые трупы бросил в воду, чтобы земля не осквернилась ими и чтобы воздух не заражался смрадом от них.

После этого Илия вновь взошел на гору Кармил и усиленно молился о ниспослании дождя на землю. После его молитвы отверзлось небо, как бы ключом, и выпал обильный дождь, который омочил всех и напоил жаждущую землю. Ахаав, осознав свое заблуждение, на пути в Самарию оплакивал свои грехи.

Святой же Илия, шедший пеше впереди народа, радовался о славе Истинного Единого Бога.

Чудом посрамления и наказания лжепророков, низведением дождя, святой пророк еще более разъярил Иезавель, которая поклялась уничтожить Илию на следующий день в тот же час, в который он уничтожил почитаемых ею жрецов.

Перед угрозой смерти пророк удалился в Вирсавию [131] в царство Иудейское, а затем — в пустыню. Здесь он, терзаемый печалью, преследуемый злобой человеческой, просил у Господа смерти себе, но Бог уготовал ему другую судьбу. Сорок дней и сорок ночей шел он по пустыне к горе Хорив [132], где поселился в пещере.

И здесь же он удостоился быть собеседником Самого Господа в виде легкого дуновения ветра. Который утешал Илию в его скорби. Одновременно Господь предсказал скорую погибель Ахаава и Иезавели и всего их дома и повелел Илии предназначить на Израильское царство достойного мужа по имени Ииуя, который и должен был истребить весь род Ахаавов, а Елиссея — помазать во пророка [133].

По пути в Израильское царство Илия встретил Елиссея, сына Сафатова, пашущего землю двенадцатью парами волов. Возложив на него свой плащ, святой Илия объявил ему волю Господню, нарек его пророком и приказал ему идти за собой. С этого времени Елиссей всюду следовал за ним, будучи для него слугой и учеником.

А между тем, царь Ахаав, под влиянием своей нечестивой жены Иезавели, совершил новое беззаконие. У одного израильтянина по имени Навуфея, был виноградник близ владения царя Ахаава в Самарии. Ахаав предложил Навуфею:

— Уступи мне твой виноградник, чтобы он служил для меня садом, ибо он находится близ моего дворца. Тебе же я дам другой, много лучше этого. А если тебе это не угодно будет, то деньгами заплачу тебе за твой виноградник.

Навуфей ответил:

—  Сохрани меня Господь, чтобы я отдал тебе наследие моих предков [134].

Ахаав был до того раздосадован отказом, что, возвратившись домой, не мог ни есть, ни пить. Иезавель же, узнав причину его печали, посмеялась над ним:

— Неужели такова твоя, царь Израилев, власть, что даже на одном человеке ты не силен проявить свою волю? Но перестань печалиться, ешь хлеб и подожди немного времени. Я сама отдам тебе в руки виноградник Навуфея.

От имени царя, с его печатью, она написала письмо старейшим израильским гражданам с приказом возвести на Навуфея ложное обвинение, будто он злословил Бога и царя, и, представив лжесвидетелей, побить его камнями. Приказ был выполнен в точности.

Ахаав, узнав об убийстве Навуфея, вначале немного опечалился, но корысть изгнала печаль из его души. Он пошел в виноградник, чтобы принять его в свое владение [135]. На пути встретил его святой пророк Илия и сказал ему:

— Так как ты несправедливо убил невинного Навуфея и незаконно завладел его виноградником, то посему говорит Господь: «На том самом месте, где псы лизали кровь Навуфея, псы полижут и твою кровь. Так же и жену твою Иезавель съедят псы, и весь дом твой будет истреблен».

Ахаав, услыхав эти слова, заплакал, снял с себя царские одежды, оделся во вретище и наложил на себя пост [136].

Это покаяние было принято Господом, и Он отложил исполнение наказания всему его дому на время после смерти Ахаава.

Ахаав после этого прожил еще три года и был убит в сражении [137]. С места битвы он был отвезен на колеснице в Самарию, и его кровь, текущую с колесницы, лизали псы, как и предсказал пророк Божий. Также и все, что было им предсказано об Иезавели и всем Ахаавовом доме, исполнилось потом в свое время, уже после взятия святого Илии на небо [138].

По смерти Ахаава вместо него воцарился его сын Охозия который оказался наследником не только престола, но и отцовского нечестия. Под влиянием своей матери Иезавели, он поклонялся и приносил жертвы Ваалу. Однажды, после того, как он по неосторожности упал из окна своего дома и сильно заболел, он послал послов к идолу Ваалову с вопросом, выздоровеет ли он. По пути послы встретили пророка Илию, который сказал им:

— Разве нет Бога в Израиле, что вы идете спрашивать у Ваала? Возвратитесь и скажите пославшему вас царю — так говорит Господь: «С постели, на которую ты слег, не встанешь, но умрешь на ней».

Послы возвратились к царю и передали ему слова пророка. Тот спросил, как выглядел сказавший эти слова. Ему описали внешность святого, и он понял, что это пророк Илия. Он послал старейшего пятидесятоначальника и с ним пятьдесят человек, чтобы они взяли Илию и привели к нему. Воины пошли и нашли его на горе Кармиле, куда любил уединяться для молитвы пророк.

— Человек Божий, — сказал ему военачальник, — сойди сюда. Царь приказывает тебе идти к нему.

— Если я человек Божий, — ответил Илия, — то пусть сойдет огонь с неба и попалит тебя и пятьдесят мужей твоих.

И тотчас упал с неба огонь и сжег их. Царь послал другого военачальника с таким же числом воинов, и вновь событие повторилось.

Третий же, посланный царем, зная судьбу предыдущих двух отрядов, обратился к Илии с такими словами:

— Человек Божий! Вот я и эти рабы твои, пришедшие со мной, стоим перед тобой. Помилуй нас. Мы не по своей воле пришли, а посланы к тебе. Не погуби нас огнем, как погубил ты посланных прежде нас.

Пророк пощадил пришедших за их смирение. Прежние приходили с гордостью и властью, хотели взять его, как пленника и вести его с бесчестием. Он пошел с военачальником и его людьми. Царю же сказал:

— Так говорит Господь: так как ты посылал спрашивать Ваала о жизни твоей, как будто в Израиле нет Бога, Которого ты мог бы спросить, то за это ты не встанешь с одра, на котором лежишь, но умрешь.

Так и случилось. После смерти Охозии, вступил на царство брат его Иорам, потому что Охозия не имел сыновей. На этом Иораме и прекратился род Ахаавов во дни святого пророка Елиссея, как о том пишется в его житии [139].

Когда же приблизилось время, которое Господь определил, чтобы взять к Себе Илию живым, во плоти, Илия и Елиссей шли из города Галгала в город Вефиль.

Зная, по откровению Божию, о приблизившемся взятии своем на небо, Илия хотел оставить Елиссея в Галгале, смиренно скрыв от него предстоящее свое прославление. Но Елиссей отказался исполнить повеление Илии, и они пошли в Вефиль. Сыны пророческие [140], жившие в Вефиле, спросили, наедине, Елиссея, знает ли он, что Господь возьмет от него его учителя. Елиссей ответил:

— Знаю и я, но молчите.

Затем они пошли в Иерихон. Здесь сыны пророческие также задали Елиссею вопрос, знает ли он, что в этот день Господь возьмет его господина на небо. Он ответил, что знает, но запретил им говорить об этом. Илия, сказав, что Господь направляет его к Иордану, опять запретил Елиссею сопровождать его, но ученик вновь отказался исполнить его волю. И они пошли вместе. Их сопровождали, в отдалении, пятьдесят человек из числа сынов пророческих.

Подойдя к Иордану, Илия взял свой плащ, свернул его и ударил им по воде. Вода расступилась на обе стороны, и они прошли оба через Иордан посуху. На другом берегу Илия сказал Елиссею:

— Проси у меня, что бы я мог для тебя сделать, прежде, нежели я буду взят от тебя. Елиссей отвечал:

— Прошу, чтобы духа, который в тебе, было во мне вдвое больше, чем в тебе [141]. Илия сказал:

— Трудного ты решился просить, но. впрочем, если увидишь, как я буду от тебя взят, то будет по-твоему. Если же не увидишь — то не получишь.

Во время этого разговора внезапно явилась колесница и кони огненные и разлучили их друг от друга, причем, Илия в вихре был взят на небо. Елиссей, в скорби, разодрал одежды свои. Но вскоре к его ногам упала с неба милоть (верхняя одежда, плащ) Илии.

Он поднял ее и, подойдя к Иордану, разделил его подобно тому, как это сделал его учитель.

У иудеев сложилось убеждение, что Илия до сих пор живет в селениях райских и должен вновь явиться на землю перед пришествием Мессии. Христиане же веруют, что смертные люди вновь увидят Илию перед вторым пришествием Господа на землю.

Согласно своему убеждению старейшины и народ иудейский спрашивали Иоанна Предтечу, когда он проповедовал на берегах Иордана в духе и силе Илии и даже по внешности походил на него, не он ли Илия?

Во время преображения Иисуса Христа Илия являлся, вместе с Моисеем, одним из свидетелей Его Божества.

Согласно вере христиан, избежавший смерти от меча Иезавели пророк Илия перед вторым пришествием пострадает от меча антихристова [142], и удостоится небесной чести уже не только как пророк, но и как мученик.

Предания об Илие сохраняются и у мусульман, и ему воздается высокая хвала в Коране. Православная Церковь чтит память его 20 июля. Среди русского народа святой пророк Илия пользуется особенным уважением и почитанием.

 

Тропарь, глас 4

Во плоти ангел, пророков основание, вторый предтеча пришествия Христова, Илия славный, свыше пославый Елисееви благодать недуги отгоняти и прокаженным очищати. Темже и почитающим его точит исцеления.

Преподобный ИЛИЯ
(19 декабря)

Преподобный Илия Муромец почивал нетленно в Ближней Антониевой пещере. Путешественники XVI, XVII и XVIII веков видели его нетленные мощи. Левая его рука была пробита копьем, а правая изображала трехперстное крестное знамение.

Путешественники утверждали, что он был былинный богатырь, жил он не при святом равноапостольном князе Владимире, а гораздо позже, и считают, что он скончался около 1188 года.

Одна из народных былин говорит о нем, как о святом:

«Прилетала невидима сила ангельска и взимала то его с добра коня и заносила в пещеры во Киевски, и тут старый преставился, и по ныне его мощи нетленныя».

Мученик ИОАНН
(14 апреля)

Святой мученик Иоанн [143] Литовский был родом из литовского города Вильны [144] и, по тогдашнему обычаю, был огнепоклонником [145]. Однажды в Литву прибыл некий пресвитер по имени Нестор.

Иоанн, вместе со своим братом, принял от него крещение. Имя Иоанн он получил уже в крещении. Младший брат был наречен Антонием.

После крещения братья полностью изменили свою жизнь проводили ее в соответствии с истинными христианскими нормами

Находясь на службе у литовского князя Ольгерда [146], Иоанн с братом старались скрыть от него свою принадлежность к христианству, но не могли достигнуть этого, потому что они слишком заметно отличались от язычников своими христианскими обычаями и поступками.

Так, они не желали, подобно другим, ни стричь волос на голове и бороде так, как стригли язычники, ни есть по постным дням скоромной пищи, не исполняли они и других нечестивых обычаев, противных христианству. И когда однажды князь спросил их, почему они не следуют древним литовским обычаям, святые безбоязненно исповедали себя христианами.

Князь стал принуждать их отказаться от христианской веры и вкусить предложенных за трапезой мясных блюд. Но они, твердо сохраняя христианские традиции, не хотели вкусить мясного в постный день. Тогда князь приказал посадить их в мрачную темницу.

После пребывания святых в темнице в течение года, Иоанн, истомленный темничным заключением, убоявшись мучений, послал к князю просьбу освободить его из заключения, обещая исполнять все княжеские приказания. Обрадованный князь повелел выпустить обоих братьев и поставил их в числе первых лиц при своем дворе.

Иоанн внешне был подобен нечестивым, исполняя все их обычаи и поступая по воле князя. В сердце же своем он сохранял христианскую веру, которую не дерзал исповедовать открыто, боясь мучений.

Антоний же нисколько не изменил христианским обычаям, но открыто поступал так, как подобает поступать истин. ному христианину. Брата своего Иоанна он укорял за его малодушие и страх и всячески увещевал его покаяться и, не страшась мучений, снова открыто исповедать Христа. Язычники же, видя, что старший брат Иоанн во всем повинуется князю, не обращали внимания на младшего брата Антония.

Однажды, когда по обыкновению оба брата были у князя, Иоанн вкусил от поданных ему мясных блюд, хотя и был постный день. Блаженный Антоний отказался вкусить этой пищи, открыто исповедуя себя христианином. По повелению князя Антоний снова был заключен в темницу. Иоанн потерял уважение и со стороны христиан, как вероотступник, и со стороны язычников — как человек непостоянный, который не сохранял ни старой, языческой веры, ни новой, христианской, в которую перешел, оставив язычество.

Осознав свой великий грех, Иоанн начал со слезами каяться в своем падении и, придя к упоминавшемуся выше пресвитеру Нестору, стал молить его, чтобы он был ходатаем за него перед братом, чтобы тот простил его грех и принял его в общение с собой. Выслушав через пресвитера просьбу брата, Антоний ответил:

— У меня может быть общение с братом только в том случае, если он открыто исповедует Христа и христианскую веру. Когда он сделает это, тогда и будет у нас все общее.

Иоанн с любовью принял слова брата и раскаялся. С этого времени он стал искать удобного случая, чтобы открыто исповедать свою христианскую веру.

Однажды, когда князь мылся в бане, Иоанн прислуживал ему. Увидав, что настало удобное время, Иоанн смело и безбоязненно исповедал себя перед князем христианином. Князь не показал сразу своего гнева и ничего не предпринял, потому что кроме них в бане никого не было.

Тогда Иоанн, спустя некоторое время, в присутствии многочисленных вельмож князя, громогласно объявил себя христианином.

Тотчас, по повелению князя, он был схвачен и без пощады бит всеми присутствовавшими. Избиение это продолжалось весьма долгое время. Затем святого заточили в темницу.

Оба брата снова были вместе и прославляли Бога. Здесь все в темнице, они сподобились приобщиться Святых Животворящих Тайн из рук пресвитера Нестора.

Через несколько лет, в 1347 году, святой Антоний был осужден на позорную смерть, какой предавали тяжких преступников — к повешению на дереве. Когда накануне казни ему объявили об этом, он всю ночь перед смертью провел без сна, прославляя Бога в молитве и укрепляя брата к безбоязненному перенесению страданий за Христа. Он умолял брата не отступить вновь от веры и пророчески предсказал ему тоже скорую смерть:

— После моей кончины, — сказал он, — и ты, брат, спустя немного времени через таковую же смерть отойдешь ко Христу.

Около полудня следующего дня мученика Антония вывели из темницы и, по повелению князя, повесили на дереве [147].

Святой же мученик Иоанн был оставлен в темнице. У князя сохранялась надежда вновь отвратить его от христианской веры. Но когда все увидели, что он твердо хранит святую веру и безбоязненно исповедует Христа и в темнице, его также осудили на такую же смерть, какой умер его брат. Его вначале удавили, а затем повесили тело на том же дереве, на котором был умерщвлен Антоний [148].

Святые тела мучеников верующие с честью погребли в одном месте.

Несколько лет спустя, когда в том городе умножилось число христиан и христианская вера со дня на день росла и крепла, верующие пришли к князю и просили его отдать в их Распоряжение участок земли, где приняли мученическую кончину святые Антоний, Иоанн и, впоследствии, Евстафий.

Князь согласился на просьбу христиан. Верующие срубили дерево, на котором они закончили свою земную жизнь, и на его месте построили церковь во имя Пресвятой Троицу, причем, престол поставили на том самом месте, где раньше росло дерево. В эту церковь и были перенесены мощи святых мучеников. В 1826 году их мощи были помещены в Виленском Свято-Духовом монастыре.

Праведный ИОАНН Кронштадтский
(20 декабря)

19 октября 1829 года в семье бедного, но глубоко верующего причетника села Суры, Пинежского уезда Архангельской губернии, родился довольно слабенький мальчик, названный в честь празднуемого в этот день преподобного Иоанна Рыльского, — Иоанном.

Окреп он после крещения. Рос тихим, любвеобильным, любившим богослужение и природу. Шести лет он стал посещать сельскую школу и, проходя мимо старенькой церкви, всегда останавливался, чтобы помолиться. Уже тогда крестьяне обращались к нему с просьбой его молитв в своих бедах. В этом возрасте ему явился его ангел Хранитель и сказал, что ему поручено Господом охранять в течение всей его жизни.

Девяти лет он поступил в Архангельское приходское училище, но учение давалось ему, к его большому огорчению, с трудом. Но однажды, после ночной горячей молитвы, точно завеса спала с его очей, по его собственному выражению, и с тех пор он начал учиться успешно. Школу он окончил хорошо, перешел в Семинарию и, в числе лучших учеников, поступил в Петербургскую Духовную Академию.

В это время умер его отец. и мать его осталась без средств к существованию. Тогда он стал по ночам заниматься перепиской и заработанные им девять рублей в месяц посылать ей.

Одно время у него была мысль принять монашество и отправиться миссионером в Китай.

Но скоро он понял, что Петербург не менее нуждается в духовном просвещении, чем далекие языческие страны.

В 1855 году, когда он окончил курс Духовной Академии, открылось священническое место в Кронштадтском Андреевском соборе. Он женился на дочери ушедшего на покой священника этого собора Елисавете Константиновне Несвицкой и занял его место.

Став священником, отец Иоанн начал особенно внимательно читать Священное Писание и вести дневник о своей внутренней жизни и духовной борьбе. Литургию он служил ежедневно и ежедневно читал каноны дневным святым, продолжая так делать до конца своей жизни. Проповеди он произносил каждое воскресенье и праздники. Внутренне он молился каждую свободную минуту.

В это время в Кронштадте было много бедноты, потому что туда высылались пьяницы и бродяги из Петербурга. Отец Иоанн жалел их и их семьи, посещал их, помогал им, чем мог, постоянно раздавая им свое жалованье, ходил для них за доктором, в лавку и аптеку, так что жалованье в конце концов стали выдавать не ему, а его жене.

Эти несчастные люди, огрубелые и ожесточенные, сначала относившиеся к нему недоверчиво, в итоге бесконечно полюбили его.

Одновременно он был законоучителем местного реального училища. Жалованье по этому месту работы он считал своим и полностью раздавал его беднякам. Законоучителем он был особенным. Дети любили его за его доброту и ласковость и радостно ждали его уроков. Впрочем, это не были обыкновенные уроки, а увлекательные беседы. Он умел пробуждать в Детях живую веру, и уроки его запоминались на всю жизнь. Неуспевающих у него не было. На педагогических советах он всегда заступался за детей.

В таких трудах прошли пятнадцать лет. К этому времени стало ясно, что благословение Божие обильно почивает на нем и его трудах помощи бедным. Ради усиления этой работы он решился основать в Кронштадте Дом Трудолюбия.

Многие откликнулись на его призыв помочь ему в этом великом деле.

В 1882 году Дом Трудолюбия был открыт. В нем была собственная церковь, школа, детский сад и приют, воскресная школа для взрослых, разные мастерские, бесплатная амбулатория, призрение бедных женщин, ночлежный приют, классы ручного труда, народные чтения, дешевая столовая, где по праздникам выдавалось до 800 бесплатных обедов.

В этом же году был основан Странноприимный Дом, куда стали стекаться со всех сторон богомольцы с просьбой молитв и помощи. На берегу залива была устроена по инициативе и поддержке батюшки спасательная станция.

К этому времени через его руки проходили уже сотни тысяч рублей, а он сам как жил, так и умер бедняком, ничего для себя не оставив. Своей святой жизнью он достиг дара исцелений и прозорливости. Сам он говорил об этом так: «Я не решался бы на такое святое дело, если бы не был призван к нему свыше».

Помогал отец Иоанн с одинаковой любовью и знатным, и убогим, и бедным. Он неотступно находился при умирающем Императоре Александре III, держа все время на его голове свою руку по просьбе самого умирающего: «Когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете — очень страдаю: не отнимайте их».

По его молитве чудеса совершались во множестве. К нему стали прибегать не только из Кронштадта и Петербурга (письменно, и, особенно, по телеграфу), но из всей России и даже из-за границы, из Англии и Америки. И не только православные, но и инославные, и даже не христиане. Письма и телеграммы ежедневно сотнями приходили к нему в Кронштадт. К больному он ехал немедленно по первому вызову даже ночью. Молился, служил молебен, и безнадежно больной, к изумлению врачей, выздоравливал.

В 1884 году молодая княгиня З.М. Юсупова заболела заражением крови в тяжелой форме. Спасения не было. Пригласили отца Иоанна.

Когда он вошел, лечивший больную знаменитый профессор С.П. Боткин, слывший свободомыслящим, встретил его взволнованно словами: «Помогите нам!».

Батюшка положил ей на голову руку, от чего она успокоилась, а затем стал на колени вместе с ее мужем и стал горячо молиться. Потом он пришел вторично со Святыми Дарами и причастил больную. После этого она заснула и проснулась через шесть часов совершенно здоровой. Профессор Боткин долго молча смотрел на нее. Слезы текли из его глаз. «Уже это не мы сделали», — сказал он.

Подобных случаев было такое множество, что перечислить их невозможно. Слепые прозревали, как только отец Иоанн промывал им глаза святой водой. Паралитики вставали и ходили. Бесноватые и буйно-помешанные успокаивались и исцелялись от одного крестного знамения или благословения, совершаемого им. Умирающие и безнадежно больные получали облегчение именно в тот момент, когда отец Иоанн, получив телеграмму, молился о них. Обо всем этом свидетельствуют записанные материалы. Не записанных несравненно больше.

День свой батюшка начинал чтением канона дневному святому за утреней. Потом он ежедневно служил литургию. За проскомидией приносили ему большую корзину с просфорами. Сослужившее ему духовенство подавало ему просфоры и он быстро вынимал частицы и, поминая, опускал просфоры в пустую корзину, громко молясь: «Помяни, Господи, всех заповедавших мне молиться о них». Лицо его светилось молитвой. И этого было достаточно для исцеления просителей.

После ежедневной литургии он шел в Дом Трудолюбия, а оттуда ехал в Петербург посещать больных. Вернувшись вечером, он разбирал с помощью секретаря письма и телеграммы до поздней ночи. Справиться одному с этой обильной корреспонденцией ему было невозможно.

Прозорливость его была необычайна. Однажды молодой офицер вошел в алтарь церкви кадетского корпуса, где служил отец Иоанн.

Он в это время переносил Святые Дары с престола на жертвенник. Поставив Чашу, он подошел к офицеру и поцеловал ему руку. Офицер страшно смутился. Начали говорить что он будет священником, хотя стать священником ему и в голову не приходило. В будущем он стал не только священником, но известным старцем Оптиной Пустыни, отцом Варсонофием.

В благодарность за творимые им исцеления ему постоянно давали деньги в запечатанных конвертах. Эти конверты он часто тут же раздавал нуждающимся, причем, всегда конверт оказывался с нужной для нуждающегося суммой. Был такой случай. Один грузинский священник приехал в Петербург с сыном, поступившим в Технологический Институт. Из запертого чемодана у них выкрали 500 рублей, необходимых для проживания студента в столице и для возвращения отца домой. Они остались без средств, а в Петербурге они никого не знали.

Грузинский священник бросился с просьбой о помощи в Синод, в Консисторию. В Синоде один чиновник сказал ему:

«Помочь вам может только отец Иоанн Кронштадтский».

— Кто он? — спросил священник.

— Настоятель Андреевского собора в Кронштадте. Он поехал туда утром к ранней обедне. Там сторож позвал его от имени отца настоятеля в алтарь.

— Сослужи со мной, отец Ражден, — ласково приветствовал его отец Иоанн.

Первая неожиданность: имя «Ражден» грузинское, в России неизвестное. После литургии отец Иоанн повел его в Дом Трудолюбия. Там обступили его люди и поговорить не удалось. Когда они оттуда выходили, отцу Иоанну в ноги бросился какой-то человек, по-видимому, купец, со словами:

— Спасибо тебе, отец родной, выздоровела дочь моя, профессора диву дались, — и сует ему конверт:

— Вот вам, батюшка, на добрые дела. Отец Иоанн тут же передал отцу Раждену конверт со словами:

—  Это, я думаю, отцу Раждену сейчас нужнее, чем мне. —  Батюшка, — воскликнул купец, — что вы делаете, ведь там 500 рублей на добрые дела!

Отец Иоанн строго посмотрел на него и твердо ответил:

—  Ну да, на добрые дела. Почему ты думаешь, что они даны не на доброе дело?

Отец Ражден был поражен провидением отца Иоанна. И таких случаев невозможно перечесть.

Исповедовать отдельно всех желавших у него отец Иоанн возможности не имел. Их бывало до 2000 человек, и для них устраивалась общая исповедь. Все говорили свои грехи громко как бы желая, чтобы он их слышал. Слезы покаяния и умиления были у всех на глазах. Нередко плакал и он сам. Потом он поднимал епитрахиль и читал общую для всех разрешительную молитву.

Великий прозорливец святой Иоанн грозно пророчествовал незадолго до своей кончины о будущих судьбах России. В то время большая часть русской интеллигенции отходила от веры и Православной Церкви, стараясь увлечь за собой и весь русский народ.

— Кайтесь, кайтесь, — взывал он с амвона, — приближается ужасное время, столь опасное, что вы и представить себе не можете.

Он говорил, что если не будет покаяния. Господь отнимет у России Царя и попустит ей столь жестоких правителей, которые всю землю Русскую зальют кровью.

Он говорил, что хранитель России после Бога есть Царь, а враги наши без него постараются уничтожить и самое имя России.

За три года до кончины отец Иоанн тяжело заболел, но не лечился, а только пил воду несколько раз в день из источника преподобного Серафима. За несколько дней до кончины он велел надписать и послать конверты с деньгами на имена тех телеграфистов, почтальонов и сторожей, которые ему служили, и сказал:

— А то еще и совсем не получат.

Последнюю литургию он служил 9 декабря почти шепотом. Паства сочувствовала, видела, что батюшка умирает, покидает ее. Поднялся плач. Сидя в кресле на амвоне, батюшка прощался с каждым, благословляя их, заповедал молиться и любить Бога.

17 декабря он простудился и сильно ослабел. На следующий день он лежал с закрытыми глазами. Но вдруг спросил:

— Которое сегодня число?

— Восемнадцатое, батюшка, — ответили ему.

— Восемнадцатое, значит еще два дня, — сказал он.

Присутствовавшие не поняли, что он указывает на день своей кончины. Девятнадцатого он причастился и в этот же день благословил, по просьбе игумений Иоанновского монастыря, матери Ангелины, освятить в монастыре усыпальницу храма во имя святого пророка Илии и царицы Феодоры, родителей отца Иоанна.

Последний вздох — и великий праведник скончался. В полуоткрытых глазах у него показались слезы. Это произошло 20 декабря 1908 года в 7 часов 40 минут утра, на 80 году его жизни.

От Государя Императора была получена телеграмма:

«Скорблю и оплакиваю кончину отца Иоанна со всеми почитавшими его».

После панихиды гроб перенесли в Андреевский собор, где его приняло духовенство во главе с епископом Гдовским Кириллом [149], которому батюшка завещал проводить его в последний путь.

21 декабря народ хлынул из Петербурга. Войска еле сдерживали толпу. Не только улицы, но крыши, деревья были усеяны народом.

В соборе, после литургии, начались непрерывные панихиды, а за ними, до 11 часов вечера, парастас. Народ непрерывно шел прощаться со своим пастырем.

Погребальное шествие двинулось в Ораниенбаум и шло вслед за колесницей три часа при перезвоне колоколов. В Ораниенбауме гроб поставили в траурный вагон. На Балтийском вокзале собрались крестные ходы изо всех столичных церквей и все духовенство в белых облачениях.

Шествие двинулось к Иоанновскому монастырю на Карповке. Шедший за гробом народ образовал несколько хоров. Пели «Святый Боже» и «Вечную память». Но плач народа заглушал пение. По повелению Государя Императора шествие прошло мимо Зимнего Дворца, где на балконе стояла Императорская Семья с придворными. При входе в монастырь стояла матушка Ангелина с сестрами. На руках духовенства и сестер, певших канон «Помощник и Покровитель», гроб внесли в монастырский собор.

В 12 часов ночи закончился парастас, и народ начали пропускать для прощания. Всю ночь у гроба читали Евангелие. Далеко не все успели проститься.

В 9.30 утра начался благовест к поздней литургии. Первым прибыл епископ Гдовский Кирилл. В 12 часов началось отпевание, на которое вышло 60 священников и 20 диаконов. Присутствовало огромное количество богомольцев.

23 декабря в 2 часа 15 минут гроб с останками батюшки Иоанна был опущен в гробницу в нижнем храме-усыпальнице святых пророка Илии и царицы Феодоры. К лику святых праведный Иоанн Кронштадтский был причислен Русской Зарубежной Церковью 19 октября 1964 года.

Священномученик ИОСИФ
(11 мая)

Когда казаки Степана Разина, взяв Астрахань, окружили собор, они потребовали, чтобы архиепископ вышел к ним. Он велел звонить в большой колокол, чтобы собралось все Духовенство.

Сам он облачился и в сопровождении духовенства пошел  в казачий круг. Казаки сказали:

— Почему ты не пришел с крестом? Мы тоже христиане, а ты приходишь, будто мы еретики!

Его обвинили в сношениях с казаками, отошедшими от Разина, но он отвечал, что это ложь. Они потребовали, чтобы он разоблачился. Он же понял, что его ждет, и сказал протодиакону с полным спокойствием:

— Отчего ты не разоблачаешь меня? Уже пришел час моей кончины.

И когда его разоблачили, казаки взяли его, повели на пытку и бросили на раскаленные угли. Ряса его загорелась. Казаки сорвали ее и стали его пытать. Архиепископ же молчал и молился.

Потом его повели на крышу собора (на скат) и поставили на край и столкнули. Он упал и разбился. Когда он был уже на земле, раздался страшный шум и стук, и великий страх напал на всех, и долгое время, минут 20, разбойники стояли, понурив головы, не смея взглянуть один на другого.

Когда сбежалось в слезах духовенство, казаки разогнали его. Через час все же отдали им тело священномученика. Священники перенесли его в собор, омыли раны и облачили в святительские одежды. Все было сделано по уставу и церковным правилам.

В 6 часов начался погребальный звон, а в 10 часов святитель уже был погребен внутри собора. С кончиной святителя связано чудо, засвидетельствованное в исторических документах. Отставной стрелец Иван Глухой показал, что у него была больна нога.

В ночь, когда архиепископа сбросили с крыши, он почувствовал, что его тянут за ногу. Он встал и увидел, что на крыше собора горят три большие свечи, а посередине — огромное пламя с искрами поднимается к небу. Он в эту ночь вставал девять раз и всякий раз видел это чудо. К утру же нога его исцелилась. И многие другие люди видели в эту ночь то же чудо.

Святитель КИРИЛЛ
(28 апреля)

Святитель Кирилл был сыном богатых родителей, родился я получил воспитание в городе Турове [150]. Не любя богатства и мирской славы, он с особенным усердием занимался изучением божественных книг и в совершенстве изучил Священное Писание.

Когда наступило время, он пришел в Туровский Борисо-Глебский монастырь [151]. Приняв иноческое пострижение, он стал служить Богу, постом и бодрствованием изнуряя свое тело. В это время он многим принес пользу тем, что учил и примером своим поощрял монахов пребывать в повиновении и послушании игумену, почитать его и во всем слушаться его.

Он говорил, что тот монах, который не имеет послушания своему игумену согласно данному обету, не может спастись. Стремясь затем к более совершенным подвигам, блаженный Кирилл заключил себя в столпе, где некоторое время и пребывал, подвизаясь в посте и молитве. В этом же монастыре он принял схиму и составил много благочестивых сочинений, чем приобрел известность во всей окрестной стране. Многие иноки и миряне пользовались его духовными трудами.

По усердной просьбе князя [152] и граждан города митрополит возвел его в епископский сан и поставил епископом города Турова [153].

Подвизался в управлении Церковью Божией. Он, на основании Священного Писания, обличил ересь Феодорца [154] и предал его проклятию [155]. Много посланий, основанных на словах Евангелия и пророческих книг, он написал и князю Андрею Боголюбскому. Он посылал ему также поучения, составленные им на Господские праздники, и многие другие душеполезные свои сочинения.

Блаженный Кирилл распространял свои труды среди своей паствы. Плодами его церковной литературной деятельно. ста до сих пор пользуются православные русские люди.

Его творения, поражающие своей духовной красотой и силой, показывают его знакомство с греческим языком и святоотеческой литературой. Они составляли излюбленное чтение наших предков и были широко известны в других славянских странах. Особенно любил их великий князь Андрей Боголюбский.

До нас дошли его 24 молитвы, покаянный канон и 9 проповедей, посвященных главнейшим праздникам и сказанных в храме перед народом, 3 статьи, изложенные в форме посланий или наставлений о монашеской жизни. Древнее житие называет его «русским Златоустом, златословесным учителем, светлым учением Богоразумия своего просветившим русские концы». Вот несколько отрывков из его творений.

Из «Слова на Пасху»:

«Видев Воскресение Христово, поклонимся Ему и воскликнем: Ты еси Бог наш и разве Тебе иного не знаем. Человече видимый и Бог разумеваемый!

Вся земля да поклонится Тебе, помилуй нас. Господи, верующих в Тя. Тебе молимся: очисти грехи наши, отпусти долги душ наших... Вчера с разбойником мы распинали Тебя, а ныне совоскресли с Тобою. Вчера с Лонгином взывали; воистину Божий Сын Ты еси, а ныне со ангелы говорим: воистину, Христос воскресе! Вчера с Никодимом с креста снимали Тебя, ныне с Магдалиною видим Тебя воскресшаго...».

Из слова «В неделю Мироносиц»:

«Иосиф, приступив к снятию со Креста пречистаго Тела, взывает: Солнце незаходимое, Христе, Творче всех и Господи тварей! Как я прикоснусь пречистому телу Твоему, когда Тебя не прикасаются сами силы небесныя, со страхом служащия Тебе? Какими плащаницами обвию Тебя, Покрывающаго землю мглою и небо облаками? Или какое благовоние возлию на Твое святое тело, когда цари персидские, принесшие Тебе дары с благовониями, поклонялись Тебе, как Богу, прообразуя Твое за весь мир умерщвление...»?

Из «Слова на Вознесение»:

«...Братие, приидите, возрадуемся Господу, вознесшемуся на небеса, поклонимся Сидящему одесную Отца, помолимся приявшему всякую власть на небеси и на земли, принесем веру Царствующему со Отцем, не явимся пред Ним тщи в день праздника, да приимем Божию благодать, ибо ныне Христос всем раздает Свои дары: Отцу дает принесенную Им в жертву плоть, апостолам посылает Святаго Духа, души святой покров вводит в Небесное Царство, угодникам Своим разделяет обители горнего града, праведникам отверзает рай, страдавших за Него мучеников венчает, святителям дает душеполезным прошения, благоверным князьям нашим посылает здравие телесное и душевное и одоление на враги... Приидем и мы, братие, во святую церковь. Возвеличим Христа, Бога нашего, вознесем Имя Его вкупе, да ниспошлет и нам Своего Пресвятаго Духа».

За год до кончины он вернулся на покой в свою обитель и в 1183 году окончил свою жизнь в прежних строгих иноческих подвигах.

В стиле самого святителя Кирилла неизвестный почитатель его и всем православным предлагает прославить его такими словами:

«Радуйся, славный святитель и учитель, больше всех других стяжавший себе славу второго Златоуста в России. Радуйся ты, который своим блестящим словом наставил все страны земли русской в духовной мудрости».

Митрополит КОНСТАНТИН
(5 июня)

Когда великим князем Киевским стал Изяслав II Мстиславович, он потребовал, чтобы митрополитом Киевским был поставлен схимник Климент, что было незаконно: во-первых, потому, что Русская Церковь в то время зависела от патриарха Константинопольского, а во-вторых потому, что схимник не может быть епископом.

Но схимник Климент все же был хиротонисан по требованию великого князя «главою святого Климента, папы Римского», принесенной в Киев святым равноапостольным князем Владимиром.

Вселенский патриарх, в свою очередь, прислал в Россию в 1155 году блаженного митрополита Константина, грека. И на Руси возникло довольно нездоровое положение: одни хотели Климента, другие — Константина. Для прекращения смуты митрополит Константин в 1158 году удалился в Чернигов и там скончался в 1159 году, а патриарх прислал в Киев нового митрополита, Феодора.

Перед своей кончиной блаженный Константин вручил епископу Черниговскому Антонию запечатанную грамоту, взяв с него клятву, что он точно исполнит все, что в ней написано. Когда же он скончался, грамоту вскрыли при всех и то, что в ней прочитали, повергло всех в страх и ужас. Вот что в ней было написано:

«После моей смерти не предавайте погребению тело мое, но, привязав вервии к ногам моим, извлеките меня из города и бросьте на съедение псам. Я согрешил, из-за меня произошел мятеж, пусть будет за то на мне рука Господня, пусть я пострадаю, да отвратит Господь несогласие и раздоры от народа Своего».

Князь сказал епископу:

— Поступи так, как найдешь нужным.

Епископ же не дерзнул ослушаться воли почившего и преступить клятву свою. Тело блаженного Константина лежало три дня выброшенным за город и не погребенным. А по ночам над ним ярко сияли три столпа огненные, доходившие до неба.

На третий день князь Черниговский, Святослав Ольгович, все эти дни бывший в ужасе от этого чудесного обстоятельства, повелел похоронить тело святителя со всеми подобающими ему почестями в черниговской церкви Спаса, где был уже погребен святой страстотерпец великий князь Игорь Ольгович, убитый киевлянами в 1147 году.

А в Киеве в эти страшные дни померкло солнце и поднялась столь великая гроза и буря, что земля тряслась и молния убила четырех клириков и четырех мирян. Близ шатра великого князя Ростислава Мстиславовича был снесен другой шатер, и он сказал:

— Это наказание Господь послал на нас по причине грехов наших!

Ибо он уже знал о черниговских событиях. В Чернигове же в эти дни ярко сияло солнце и никаких природных отклонений не было.

По погребении же блаженного митрополита Константина повсюду наступило полное спокойствие.

Благочестивые люди начали почитать его память, как святого, со времени его кончины. Святые мощи его были положены в башне, пристроенной к собору с западной стороны.

Благоверный КОНСТАНТИН
(21 мая)

Светой благоверный великий князь Константин Святославич [156] происходил из рода великого князя Владимира, крестившего святым крещением землю Русскую.

Вместе с сыновьями своими, князьями Михаилом и Феодором, из Киева он пришел в рязанскую землю к Мурому, в этом городе жили в то время язычники, еще не просвещенные верой в истинного Бога .

Задолго до святого князя Константина родственник его, сын великого князя Владимира, благоверный князь Глеб, которому назначен был во владение город Муром [157], употребил много усилий, чтобы овладеть им и склонить его жителей к принятию святого крещения, но не смог этого сделать и два года жил вдали от него на расстоянии двух поприщ [158], а потом Святополк обманом вызвал его к отцу, и на пути убил его [159].

Благоверный князь Константин с сыновьями и бывшим при нем войском вступил в битву с муромцами под самым городом. Произошло большое сражение, в котором был убит благоверный князь Михаил. После этого он снова вступил в битву с жителями города и после одержанной над ними победы взял Муром себе во владение и стал в нем княжить.

Прежде всего он построил в городе, в старой горной части его, первую церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы и похоронил здесь убитого сына, благоверного князя Михаила, а потом обратил горожан-язычников в христианскую веру и крестил их святым крещением.

Возблагодарив Бога за успех в этом деле, святой князь построил впоследствии много других церквей [160] и учредил в своем городе епископскую кафедру. Проводя жизнь свою в истинной вере и непорочности, являясь всегда защитником бедных и сирот, он вскоре отошел ко Господу. Его кончина причинила великую скорбь народу. Все оплакивали его, как отца, и похоронили у построенной им церкви Благовещения, вблизи его сыновей, благоверных князей Михаила и Феодора.

Впоследствии родственник святого князя Константина, благоверный князь Георгий Ярославич, возобновил первоначальную церковь Благовещения [161], и с того времени прославил Господь святых князей Константина и сыновей его, так как у гробов их стали совершаться чудеса.

Спустя много лет после этого, в 1553 году великий князь Иоанн Васильевич, идя в поход против татар к Казани, зашел в Муром и пробыл здесь две недели. Совершив молебствие у гробов святых чудотворцев, он дал обещание построить монастырь, если возвратится из похода с победой.

Он взял Казань и, возвратившись в Москву, повелел у гробов святых чудотворцев построить каменную церковь.

И когда стали копать рвы для этой церкви, то нашли мощи святых князей целыми и нисколько не поврежденными.

По окончании постройки церкви в нише церковной стены было устроено особое место, где и положены были их святые мощи. Царь Иоанн Васильевич повелел тогда Рязанскому епископу Гурию освятить новопостроенный храм и прислал к освящению его различную церковную утварь. Храм был освящен, при нем устроен монастырь, и с торжеством было отпраздновано это событие. В то время у гробов святых князей совершилось много чудес.

 

Тропарь, глас 4

Константин днесь весело ликовствует [162], предстоя престолу Святыя Троицы, видя отечествие свое, мастию духовною сияющее [163], емуже последоваша Михаил и Феодор, синеве его: и молятся вси трие вкупе о душах наших.

Мученик ЛАВР
(18 августа)

Имя, подвиг и память святого мученика Лавра неразрывно связано с именем его брата, мученика Флора. Они были братьями не только по плоти, но и по духу, оба веровали во Христа и вели добродетельную жизнь.

Их учителями были благочестивые Прокд и Максим, которые вместе с ремеслом научили братьев и правилам христианской веры. Сами учители приняли мученическую смерть от правителя Иллирии Ликиона.

Судьба же святых братьев сложилась следующим образом

Некий правитель соседней области обратился к правителю Иллирии [164] с просьбой прислать ему искусных каменщиков для постройки великолепного каменного храма языческим богам. Так как самыми большими специалистами в этом деле были как раз Лавр и Флор, то выбор и пал на них. Они прибыли на место и приступили к сооружению храма. Все средства, получаемые за свою работу, братья раздавали бедным и при этом учили их основам христианской веры.

Сами они проводили время в посте, молитве и трудах. Ночью молились, а днем трудились на строительстве. Пищу принимали в минимальном количестве, зато обильно кормили голодных и бедных. Своей добротой и любовью они обратили к христианской вере не только окормляемых ими бедных, но и одного языческого жреца вместе с его сыном. Случилось это таким образом.

Однажды, когда братья тесали камень, к ним подошел сын жреца, молодой юноша, и, став поблизости, смотрел на их работу. Неожиданно от камня отскочил осколок, ударил юношу в глаз и выбил его. От боли юноша закричал. На его крик прибежал отец, языческий жрец.

Видя окровавленное лицо сына, он разорвал на себе одежды и набросился на братьев с явным намерением побить их. Братья пытались оправдаться, уверяя жреца, что вины их здесь нет, что юноша сам не принял никаких мер предосторожности, подошел слишком близко к рабочему месту, и в конце концов пообещали исцелить глаз его сына и сделать его таким же зрячим, как и прежде.

После этого они взяли юношу на ночь к себе в дом и стали учить его христианским истинам, уверяя его:

— Если будешь всем сердцем веровать в Истинного Бога, о Котором мы возвещаем тебе, то глаз твой скоро будет здоров.

— Если мой глаз станет таким же, как был прежде, — ответил юноша, то я уверую в вашего Бога и буду чтить Его. Без сомнения, больше надлежит веровать в Того Бога, Который исцеляет больных и возвращает зрение слепым, нежели в тех богов, которые не только больных не исцеляют, но и здоровых делают больными.

При этом юноша рассказал святым о таком случае.

— Есть, — сказал он, — среди наших жрецов один жрец по имени Ерм. Когда за несколько лет перед этим хотели поставить его в жреческое звание, то привели к идолу Зевса чтобы возложить руку идола на его голову. Такой существует у нас обряд при поставлении в жречество. Он состоит в том, что руку идола, приделанную к плечам и движущуюся в суставе, жрецы при помощи серебряной цепи поднимают кверху, а потом опускают на голову поставляемого. Когда эту руку опускали на голову Ерма, то серебряная цепь случайно выскользнула из рук державших ее, и рука идола, упав на лицо Ерма, ободрала его ногтями вплоть до костей, так что до сего дня издалека видны зубы его. И ни один бог не оказал ему помощи, напротив, ему делается все хуже.

Святые Лавр и Флор со слезами молились Богу о том, чтобы Он исцелил юношу и просветил не только его телесный глаз, но и душевные его очи. После усердной молитвы они осенили больной глаз юноши крестным знамением и глаз тотчас зажил, сделался совершенно здоровым и так же хорошо видел, как и прежде.

После этого чуда во Христа уверовал не только сам юноша, но и его отец, языческий жрец, которого звали Мемертин. А святые братья с помощью ангела Божия в короткое время окончили постройку храма и тут же освятили его для прославления имени Иисуса Христа. Они поставили в нем на восточной стороне крест и, собрав до трехсот человек бедняков, братьев по вере, совершили всенощную молитву.

Во время молитвы свыше сошел неизреченной небесной славы свет и наполнил храм дивным сиянием. По окончании молитвы все отправились к стоявшему неподалеку зданию, в котором находились приготовленные для нового храма идолы и уничтожили их, раздробив на мелкие части.

Узнав обо всем этом, правитель области велел схватить Лавра и Флора и всех тех, кто был с ними, и в числе их — Мамертина и его сына.

Всех бывших с братьями единоверцев он приговорил к сожжению, а их самих, связав, отправил к правителю Иллирии Ликиону. Ликион обстоятельно расспросил их обо всем и, узнав, что они — христиане и остаются непоколебимыми в свое вере, велел бросить их в глубокий колодец и засыпать землей.

Спустя много лет были обретены их святые и чудодейственные мощи. Их с честью перенесли и погребли в Константинополе.

 

Тропарь, глас 4

Преудобренную [165] и богомудрую двоицу пресветлую восхвалим вернии по достоянию, Флора блаженного, и Лавра мечестиаго, иже усердно Троицу несозданную ясно проповедаста всем. Темже пострадавшие до крове, и венцы пресветлими увязостеся [166]. Молитеся Христу Богу, да спасет души наша.

Святитель ЛЕВ
(20 февраля)

Угодник Божий Лев, епископ Катанский, был сыном благородных и благочестивых родителей, происходил из Равенской области [167].

За свою чистую жизнь и мудрость он был удостоен всех по порядку священных степеней, а по преставлении блаженного Савина, епископа Катанского [168], был возведен на епископский престол.

Приняв престол епископский, святой Лев особенно стал заботиться о сиротах, нищих, вдовицах, больных, странных питая и одевая их за счет церковных имений. Их недуги он врачевал своими молитвами. Он был милостивым отцом своим чадам и верным пастырем.

В его дни в Катано был некий волхв по имени Илиодор. Он был сыном верующих благочестивых христиан и сам был в свое время крещен, но впоследствии тайно отрекся от Христа и стал служить бесам, научившись волхвованию. Таким образом, он одновременно считался христианином, а на самом деле был язычником и искусным волхвом.

Когда правитель тех мест Луций сделал донесение о нем царям Льву и его сыну Константину Багрянородному [169], то цари издали распоряжение взять его. Но Илиодор сам отдался в руки людей, искавших его. Он сел с ними на корабль в Катане и в тот же день пристал к Царьграду, проплыв в один час такое расстояние, о котором имеют понятие только люди, переплывающие с Запада — от Сицилии на Восток — до Фракии.

Явившись перед царями, он был осужден ими к смерти, но тотчас же на царских глазах стал невидим и опять появился в Катане. Будучи вторично призван в Царьград и осужден на усечение мечом, волхв снова стал невидим в то самое время, когда воин уже поднял меч над его головой. И опять чародей очутился в Катане.

Святитель Лев часто убеждал волхва оставить бесовские дела и, раскаявшись, обратиться к Богу, но никакие увещания не помогали. Более того. Нечестивец задумал еще большее зло. Он распространил свое волхвование на самого архиерея, желая своими чарами насмеяться над ним.

Однажды в торжественный праздничный день святитель в присутствии множества народа совершал со своим причтом в церкви Божественную службу. Илиодор вошел в храм, лицемерно притворившись христианином, и начал тайно совершать свои магические действия. Под влиянием этих действий некоторые из присутствовавших начали топать ногами и рычать, подобно зверям, другие стали неудержимо хохотать, а иные стали гневаться.

Илиодор же, войдя в бесовский раж, хвастался сделать так, что сам епископ со всеми клириками, прекратив служение, будет тут же скакать и плясать, как будто под звуки музыки и органов.

Святитель Божий, поняв замысел Илиодора, преклонил колени перед престолом и, усердно помолившись, вышел из алтаря, связал своим омофором волшебника, вывел его в город и повелел народу принести побольше дров. Развели большой костер, святитель допросил Илиодора о всех его волхвованиях и чародеяниях, после чего, держа его по-прежнему связанным омофором, вошел с ним в огонь и находился в пламени до тех пор, пока волхв не сгорел.

После этого святитель возвратился в церковь и закончил богослужение. Это чудо всех привело в ужас, поскольку будучи в пламени, которое сожгло волхва, святитель не только не опалился, но огонь даже не коснулся его архиерейских облачений.

Слух об этом прошел по всем окрестностям. Цари, узнав о таком чуде, призвали святого с великой честью к себе в Царьград и имели с ним душеполезную беседу. Много и других чудес совершил святитель Лев при своей жизни: он подавал прозрение слепым, исцеление больным, изгонял из людей бесов, сокрушал своей молитвой идольские капища и одним словом своим ниспровергал идолов.

Чудеса от святителя Льва проистекали и по его кончине. Так, одна женщина из Сиракузской области [170], сенаторского рода, пришла в город Катану к святому. Долгое время она страдала недугом кровотечения. Врачи отказались лечить ее.

Услышав, что святитель Лев своей молитвой подает исцеление от болезней, она пришла просить святого помолиться о ней.

В тот момент, когда она входила в городские ворота, она услышала звон по умершем. Она спросила, кто это скончался и ей ответили, что это святитель Лев. Огорченная, она пошла ко гробу, и лишь только прикоснулась его одра, тотчас исцелилась от своего недуга.

Святое тело епископа Льва было положено в церкви святой мученицы Лукии. Этот храм был построен самим блаженным Львом. От его святых мощей истекло благовонное миро, которое исцеляло верующих от многих недугов.

 

Кондак, глас 8

Якомсе светильника превелика Церковь имать всеблаженне, тебе паче солнца сияюща, юже твоими молитвами сохрани блаженне, непобедиму и непоколебиму от ереси всяким, и нескверну, яко приснопамятный.

Преподобный ЛЕОНИД
(17 июля)

В одной деревне, в Вологодской земле, жил благочестивый крестьянин. Пятидесяти лет он решил поступить в монастырь.

В это время ему было велено в видении самому основать монастырь на ближайшей Туринской горе и перенести туда из одного монастыря икону Пресвятой Богородицы Одигитрии.

Не доверяя своему видению, он сам поступил в этот монастырь и постригся там с именем Леонида. Но видение повторилось, и монастырские старцы признали его истинным. Они дали ему эту икону и благословили созидать новый монастырь.

Но нашлись злобные люди, которые изгнали его с Туринской горы, и ему пришлось переселиться в непроходимые болота.

Чтобы осушить их, он выкопал три канала. Во время этих трудов однажды его ужалила змея. Преподобный положился на волю Божию и настроил себя не думать обо всем этом. Он даже не стал лечиться, тем не менее, никогда не заболел и не пострадал.

Бог помогал ему во всем. Свой последний канал он назвал «Недумой», и монастырь его стали называть Усть-Недумским монастырем Пресвятой Богородицы.

Край тот, где подвизался преподобный, являлся частью дикой страны пермяков, и преподобного Леонида справедливо почитают просветителем пермского края.

Скончался преподобный Леонид Усть-Недумский 105 лет от роду, 17 июля 1654 года. В церкви упраздненного монастыря, ставшей приходской, до революции хранилась часть его власяницы.

Преподобный МАКСИМ
(21 января, 13 августа)

Святой Максим Исповедник, знаменитый деятель и церковный учитель, родился в 582 году в Константинополе. Это самый сильный после Оригена философский ум на христианском Востоке, глубокий знаток Платона, Аристотеля и неоплатоников.

Он прославился в истории Церкви своей неустанной и энергичной борьбой против монофелитской ереси Константинопольского патриарха Сергия и императора Ираклия, поддерживаемой их преемниками, а также всей тогдашней иерархией на Востоке (за исключением Иерусалимского патриарха Софрония).

Максим Исповедник происходил от знатных родителей, получил превосходное образование и был секретарем императора Ираклия, но, когда тот издал благоприятный для новой ереси указ, удалился от двора, постригся в монахи в Хрисо, польском монастыре и вскоре был избран его игуменом.

Для борьбы с распространившимся монофелитством он ездил в Египет, северную Африку и долгое время провел в Риме [171]. После того, как папа святой Мартин за исповедание Православия был взят под стражу, увезен в Константинополь и замучен в ссылке, Максим Исповедник также подвергся гонению. Несколько раз его посылали в ссылку и опять возвращали в Константинополь. От увещаний и обольщений пере. ходили к угрозам, поруганию и побоям. Он был судим за государственную измену, подвергся вместе с двумя своими учениками урезанию языка и отсечению правой руки [172], затем был сослан в страну лазов (в Мингрелии, на Кавказе), где и скончался 13 августа 622 года в крепости Шемари.

В общем своем мировоззрении святой Максим Исповедник примыкал к идеям Дионисия Ареопагита, но с большим равновесием между мистическим и рациональным направлениями. Комментариями Максима Исповедника воспользовался впоследствии Иоанн Скот Эриугена, так что Максим Исповедник представляет собой посредствующее звено между греко-христианской теософией и средневековой философией Запада.

Главные сочинения Максима Исповедника: «Недоуменные вопросы к Фалассию о Священном Писании», «Спор с Пирром», «Главы о любви», «Диалоги о Святой Троице», «Мистагогия» и др. Лучшие из трудов преподобного Максима Исповедника — те, которые касаются проблем духовной жизни и духовного совершенствования.

 

Кондак, глас 8

Троицы рачителя и великого Максима, научающаясно вере божественней, еже славити Христа во дву естествах, волях же и действах суща, в песнех достойных вернии почтим, взывающе: радуйся проповедниче веры.

 

Праведный МАКСИМ
(16 января)

Праведный Максим был священником в городе Тотьме [173] в первой половине XVII века. Он именовался Максим Макарьев, сын Попов. Поставленный в иереи, в течение сорока пяти лет он проходил добровольный подвиг юродства Христа ради, и пребывал в непрестанной молитве, в посте, наготе, совершенно пренебрегал заботами о своем теле.

Уже при жизни своей иерей Максим отличался благодатными дарами от Бога. Он почил в глубокой старости 16 января 1650 года и был погребен при Воскресенской Варницкой церкви города Тотьмы.

Труженическая и святая жизнь его и чудесные исцеления, истекавшие от его гроба, послужили основанием к составлению письменного сказания о нем, но сказание это сгорело во время пожара Воскресенской церкви в 1676 году.

Позднее было утрачено и составленное в 1680 году новое сказание. Между тем, чудеса у гроба праведника продолжались. В 1715 году священник Воскресенской церкви Иоанн Рохлецов с приходскими людьми обратились к архиепископу Велико-Устюжскому Иосифу [174] с просьбой разрешить им поставить гробницу над мощами святого Максима в Параскевовской церкви, построенной над ними, и положить на гробнице образ святого. Владыка дал свое разрешение и благословил служить молебны, как прочим угодникам Божиим.

В то время были еще памятны чудеса, совершившиеся у места погребения праведного Максима, и чудеса эти были изображены на клеймах, украшающих гробницу угодника Божия.

В 1680 году житель Тотьмы Борис Тимофеев Тарунин заболел лихорадкой и лежал полгода расслабленным. Когда он позвал на помощь праведного Максима, тотчас получил исцеление.

В 1691 году крестьянин Арефа Малевинский девять недель не вставал с постели от лихорадки. Когда же стал призывать на помощь святого Максима, болезнь его совсем прошла. Крестьянин Феодор Васильев Мамошов девять лет был нездоров и находился в расслаблении. Ночью, на 5 ноября 1703 года, он увидел во сне, будто старый человек в одной рубашке подошел к его постели и сказал ему:

— Феодор, перестань скорбеть.

И, взяв его за плечо, повел в церковь и велел приложиться к надгробию праведного Максима. Пробудившись, Феодор почувствовал себя настолько здоровым, что мог пешком отправиться к Воскресенской церкви для поклонения гробу святого целителя.

Анна Яковлева Татаурова, в 1705 году, в течение месяца была в исступлении ума. Ночью во сне явился ей праведный Максим и велел отслужить две панихиды над его гробом, обещая ей за то выздоровление. Пробудившись, больная пришла в сознание и стала просить, чтобы ее свезли к гробу праведного, где она, по совершении панихид, тотчас же почувствовала себя совершенно здоровой.

 

Тропарь, глас 4

Непорочным, священством Богови послужив, посреде мирского мятежа юродство избрал еси, взем бо крест последовал еси Христу, невозвратным помыслом и с любовию к Нему приближался, земная оставив, небесная восприял еси, блаженне Максиме отче наш. Моли Христа Бога сохранитися граду Тотьме невредиму и спастися думам нашим.

Преподобный МАРК
(29 декабря)

Мы не знаем, в какие годы жил преподобный Марк, знаем лишь, что при нем были перенесены из пещеры в Великую церковь мощи преподобного Феодосия [175]. По принятии монашеского чина, блаженный Марк поселился в пещере и жил в ней, занимаясь тем, что копал руками своими пещеры, и не только для молитвы [176], но и для погребения усопших братии. Вырытую землю он выносил на своих плечах.

Если кто-либо за его труды давал какую-либо вещь, он тут же отдавал ее бедным. Кроме того, под одеждой своей он носил вериги — железный пояс. Воду пил мерой, сколько мог вместить в себе его полый крест, и то лишь тогда, когда жажда чрезвычайно сильно томила его.

Со временем он получил такую силу чудотворения, что и мертвые слушались его, и это засвидетельствовано многократно.

Однажды, ослабев, он не успел докопать могилу, она оставалась тесной и недостаточно расширенной. Случилось же так, что в это время умер инок и не было места для погребения, кроме этой неоконченной могилы. Мертвого принесли в пещеру и с трудом смогли уложить в нее тело усопшего. Братия стали роптать на Марка: из-за тесноты они не могли как должно положить покойника и возлить на него елей. Пещерник же со смирением кланялся им и говорил:

— Простите меня, отцы, по немощи моей не докончил я могилу.

Но они еще сильнее укоряли его. Тогда Марк сказал покойнику:

— Брат, так как место тесно, то сам подвинься и, принявши елей, возлей на себя!

Усопший протянул руку и, немного приподнявшись, принял елей, возлил его себе крестообразно на лицо и грудь, и снова возвратил сосуд, а сам, на глазах у всех, оправил одежды и почил.

В другой раз случилось так, что один брат скончался после долгой болезни. Один из его друзей пошел посмотреть на место его погребения. И опять не было готовой могилы. Блаженный Марк сказал пришедшему:

— Пойди, скажи брату, чтобы он подождал до утра следующего дня, пока я выкопаю для него могилу, и тогда он отойдет в покой вечной жизни.

— Отче, — ответил пещернику брат, — я уже обтер губкой его мертвое тело. Кому же ты велишь мне сказать это?

— Ты видишь, что место еще не готово, — снова сказал ему Марк, — и я говорю тебе: пойди, скажи умершему: брат, побудь здесь еще этот день, пока я приготовлю для тебя могилу, и тогда возвещу тебе, и завтра ты отойдешь к желанному тобой Христу.

Брат повиновался и, придя в монастырь, застал всю братию совершающей обычное пение над умершим. Он сказал покойнику:

— Брат! Марк говорит, что могила еще не готова для тебя. Подожди поэтому здесь до завтра.

Едва он произнес эти слова к удивлению всех, как мертвый открыл глаза и душа его вернулась к нему.

И прожил он тот день и наступившую ночь, не говоря ни с кем ни слова, лишь взирая открытыми глазами. Наутро он предал дух свой и был погребен в пещере, приготовленной к этому времени святым Марком.

И много других, подобных этим, чудес совершал святой Марк впоследствии.

С кончиной преподобного Марка связано еще одно не менее чудесное событие. Жили в монастыре два родных брата, связанных узами духовной любви, Феофил и Иоанн. Они попросили Марка ископать им одну могилу, чтобы быть погребенными вместе. Но Феофил однажды отлучился из монастыря, а Иоанн в это время умер. Марк его похоронил. Когда же Феофил вернулся и увидел, что брат его, младший годами, был погребен в их общей могиле на верхнем месте, он пришел в негодование и стал роптать на Марка:

— Зачем ты положил брата на моем месте, ибо я старше его?

Смиренный пещерник поклонился ему и сказал:

— Прости меня, брат, я согрешил.

И обратившись к умершему, сказал:

— Брат, встань и уступи это место твоему старшему брату, сам же ляг на нижнем.

И тотчас, по слову блаженного, мертвый встал и лег на нижнем месте. Все, пришедшие с Феофилом, видели это чудо и пришли в сильный страх и ужас. Феофил же упал к ногам его, прося у него прощения. В назидание старшему брату Марк сказал:

— Надлежало тебе уже больше не выйти из пещеры, чтобы немедленно наследовать свое старшинство и сейчас же быть положенным здесь. Но так как ты еще не готов для исхода, то пойди позаботься о спасении твоей души и, спустя несколько дней, будешь принесен сюда.

Феофил вернулся в монастырь и предался неутешному плачу. Он раздал все свои вещи, оставив себе только рубашку и мантию. Каждый день он ожидал своего смертного часа. Так, в непрестанном плаче, посте и молитве, каждый день ожидая своей кончины, он провел несколько лет. Он в такой степени изнурил свою плоть, что можно было сосчитать все его кости, а от многих слез он лишился зрения.

Преподобный же Марк, предвидя час своей кончины, призвал Феофила и сказал ему:

— Прости мне, брат, что я причинил тебе такую тяжкую печаль, и моли Бога о мне, ибо вот я уже ухожу из сего мира. Если же буду иметь дерзновение, не забуду молить о тебе Господа, чтобы Он сподобил нас обоих узреть Его пресвятое Лицо, увидеть там друг друга и пребывать вместе с преподобными отцами нашими, Антонием и Феодосием Печерским.

Феофил же, зная силу молитвы преподобного, со слезами просил Марка или взять его с собой сразу или даровать ему зрение. Но преподобный не согласился сделать ни то, ни другое, объяснив ему. что отсутствие телесного зрения усиливает зрение духовное.

— Я предрек тебе смерть, желая полезного для души твоей, и желая привести в смирение твое плотское высокоумие, ибо сердца сокрушенна и смиренна (а не хвалящегося старшинством) Бог не уничижит [177]. Поэтому нет тебе нужды видеть сей кратковременный свет, но проси у Господа, чтобы узреть тебе славу Его в присносущном свете. И не желай смерти: она наступит, хотя бы и против твоего желания. Но да будет тебе сие знамением твоего отшествия: за три дня до твоей кончины исцелится твоя слепота, и ты зрячим отойдешь ко Господу и узришь там нескончаемый свет и неизреченную славу.

Высказав такое пророчество о кончине Феофила, преподобный Марк скончался. Чудотворные мощи его были положены в пещере, где он сам ископал себе могилу. Тут же были положены и железные вериги, и медный крест, из которого он пил воду.

Блаженный же Феофил усилил рыдания о грехах своих, и за несколько лет такого сокрушения он наполнил своими слезами целый сосуд. И однажды действительно вернулось к нему зрение. Он понял, что близка его кончина. Он усердно просил Бога, чтобы он принял его слезы покаяния и не подверг наказанию в будущей жизни. Неожиданно ангел Господень явился ему в образе юноши и сказал ему:

— Хорошо молишься ты, Феофил, но зачем превозносишься количеством собранных тобою слез? — И, показав ему свой сосуд, гораздо больший, исполненный благоухания как бы от многоценного мира, продолжал. — Вот слезы твои, которые ты излил от сердца в молитвах к Богу и отер рукой или полотенцем, или одеждой, или же которые упали из глаз твоих на землю. Я собрал их все в этот сосуд и сохранил по повелению Владыки и Творца моего. И ныне я послан возвестить тебе радость, дабы ты с веселием отошел к Сказавшему: блажении плачущий, яко тии утешатся [178].

Оставив преподобному этот сосуд, юноша стал невидим. Блаженный Феофил рассказал игумену о явлении ангела и о словах его, а также показал оба сосуда, наполненные слезами: один свой, а другой ангельский, издававший благоухание лучше всех ароматов земных, и просил по преставлении своем излить их на его тело. На третий день по прозрении он отошел ко Господу.

Он был похоронен в пещере рядом со своим братом Иоанном, которую ископал преподобный Марк и который чудесным образом смирил Феофила в его гордыне и наставил на путь покаяния.

Святитель МИТРОФАН
(23 ноября)

Святитель Митрофан, во святом крещении Михаил, происходил из духовной семьи. Родом он был из Владимирской области. Родился в 1627 (или 1623) году, был женат и имея сына Ивана.

Овдовев, в 1663 году он поступил в Злотников монастырь, Владимирской епархии, принял постриг с именем Митрофана, был возведен в иерейский сан и пробыл здесь до 1666 года. Затем он был настоятелем в Космо-Яхромском монастыре Владимирской епархии и Макарьево-Желтоводском монастыре — Костромской епархии. Его попечению поручались и другие обители.

2 апреля 1682 года он был по желанию царя Феодора Алексеевича рукоположен во епископа Воронежского. При вступлении Петра I на престол он был в Москве и принимал участие в противораскольничьем Соборе.

Воронежская епархия была только что учреждена и требовала благоустроения, заботливости и самоотверженного управления.

Все это святитель Митрофан ей дал. Он воздвиг в городе Благовещенский собор, где впоследствии и был погребен и при котором затем был устроен монастырь. Он устраивал монастыри, боролся с суевериями и расколом, заботился о благоустроении семейной жизни своих пасомых и был ревностным проповедником. При нем архиерейский дом был прибежищем всех больных, странников и обездоленных. Он непрестанно навещал больных и заключенных в тюрьмах.

Он был крайне прост в своей внешней жизни, живя летом на архиерейской даче, любил трудиться в поле и никогда не оставался без дела. Известно, что он носил власяницу. В завещании своем [179] он писал иереям: «Подавайте пример доброй жизни, учите людей и молитесь о них, укрепляя их Святыми Тайнами».

Людям всех состояний он писал: «Для всякого человека таково правило мудрых людей: употреби труд, храни мерность — богат будеши; воздержно пей, мало яждь — здрав будеши; твори благо, бегай злато — спасен будеши».

В те годы молодой царь Петр завел в Воронеже верфи для постройки адмиралтейства и флота.

Большая дружба соединяла его с престарелым епископом. Святитель объяснял в проповедях пастве необходимость петровских реформ, помогал ему неоднократно денежно, ободрил его после Невского поражения. Заботился о трудившихся на верфи рабочих, среди которых царило полное духовное одичание.

Он помогал иностранцам и учил народ милосердию к ним, но в то же время предупреждал против близкого общения с ними из-за порчи нравов, которую они приносили, хотя и понимал пользу и необходимость их знаний.

Только однажды, в 1700 году, произошло недоразумение между святителем Митрофаном и царем. Царь пригласил его во дворец. Святитель пришел туда пешком, но, увидя перед входом статуи языческих богов, отказался войти и возвратился домой.

Когда царь узнал об этом, он вспылил и стал грозить епископу, как ослушнику царской воли, смертью. «Мне бо еже жити, Христос, и еже умерети, приобретение», — спокойно ответил посланцу святитель. В тот же день он приказал ударить в колокол ко всенощному бдению, чтобы достойно приготовиться к смерти.

Узнав об этом, царь приказал немедленно убрать статуи и послать успокоить святителя, который на другой же день пришел во дворец. Надо знать характер Петра Великого, чтобы понять то уважение к святителю Митрофану, которое проявилось в этом случае. В последний раз они виделись 2 февраля 1702 года.

Незадолго до кончины смертельно больной святитель 2 августа 1703 года принял схиму с именем Макария и, причастившись Святых Тайн, тихо скончался 23 ноября.

Узнав о болезни святителя, царь Петр запланировал поездку в Воронеж.

Прибыл он в самый день кончины, застал его отходящим в вечность.

Царь припал к его одру, целовал десницу святителя и оставался при нем неотлучно до самого последнего его вздоха. Он сам нес гроб с телом праведника до могилы, а потом сказал окружающим: «Не осталось у меня более такого святого старца».

Мощи святителя Митрофана были обретены нетленными в 1717 году, а в 1832 году он был причислен к лику святых. Икону святителя написал архитектор Швецов, согласно бывшему ему явлению. Во время одного из своих явлений святитель Митрофан велел молиться об упокоении души Императора Петра Великого.

Блаженный МИХАИЛ
(11 января)

Во время утрени на Рождество святого Иоанна Предтечи (24 июня) в 1412 году служащий иеромонах Клопского монастыря [180], окадив церковь, пошел окадить и свою келию, которая находилась рядом. Он оставил ее запертой. К его изумлению, она оказалась открытой и в ней сидел у стола неизвестный инок и при свете свечи переписывал послания Апостольские.

После утрени настоятель со всей братией пошел в эту келию. На этот раз она оказалась запертой на ключ, но в окно они увидели, что тот же незнакомец сидит и пишет. Игумен вслух сотворил молитву. Незнакомец повторил ее, не трогаясь с места.

Взломали дверь и вошли. Незнакомец только повторял те вопросы, которые ему задавали. Тогда настоятель приказал окадить его фимиамом. Он крестился, но от каждения уклонялся. Держал себя с благоговением, но, видимо, юродствовал.

Во время Божественной литургии он вошел в церковь, принял благословение от игумена, прочитал Апостол и пел на клиросе. После трапезы игумен Феодосии, муж опытный в духовной жизни, сам водворил его в ту келию, в которой его нашли, и здесь он прожил всю свою оставшуюся жизнь в суровых подвигах и в строгом послушании. Спал он на полу, и лишь в воскресенье вкушал немного хлеба и воды, проводя остальные дни недели в строжайшем воздержании. Ни имени его, ни рода никто не знал.

В 1419 году в монастырь приехал на праздник Преображения Господня князь Константин Димитриевич, младший брат великого князя Московского Василия I. Перед тем он был в Новгороде наместником великого князя и народ его очень любил.

Во время трапезы таинственный пришелец читал житие дневного святого. Услышав его голос, князь всмотрелся в него и тихо сказал игумену:

— Берегите его! Это Михаил, сын Максимов, наш родственник.

— Отчего ты не скажешь твое имя? — спросил блаженного игумен после трапезы.

— Мое имя Михаил, — подтвердил блаженный. Князь Константин был изгнан братом из Москвы и сильно тосковал по этому поводу. Сочувствуя Константину, блаженный велел ему воздвигнуть в монастыре каменный собор. В день освящения его великий князь позвал брата в Москву и дал ему удел. Через несколько лет князь Константин стал иноком и скончался в ангельском чине.

В один год в местах подвига преподобного Михаила наступила засуха. Жители однажды увидели, что Михаил сидит на берегу Вережи и что-то пишет на песке.

— Что это значит? — спросил игумен.

— Помолимся, — сказал блаженный. И тотчас открылся источник чудотворной воды. После засухи наступил голод. В монастырь стекались множество неимущих. По совету блаженного, им раздали все запасы, но монастырские закрома в течение всего голодного времени не оскудевали.

Игумен монастыря ничего не делал без совета с блаженным. Однажды Михаил сказал ему с улыбкой:

— Гости хотят придти к нам.

Пошли посмотреть, и за храмом нашли трех незнакомых людей.

— Позови их в трапезную, — сказал Михаил. Позвали.

— За монастырем наши товарищи, — заметили гости. Позвали и их. Пришли тридцать вооруженных разбойников.

— Отчего вы не едите? — спросил Михаил. — Дурной замысел ваш, будьте уверены, не будет выполнен.

В это время двум из них стало дурно. Остальные перепугались, вскочили со своих мест и поспешно ушли из монастыря. Тем временем их товарищи пришли в себя. Младший из них тотчас попросил пострига, и блаженный посоветовал не отказывать ему. Новопостриженный инок тут же скончался. А другой разбойник, прощаясь с насельниками, обещал найти своих товарищей и направить их на путь добродетельной жизни.

Когда в Новгороде избрали на архиепископскую кафедру святителя Евфимия II, Москва, враждовавшая с Новгородом, возражала против его рукоположения. Но блаженный Михаил сказал ему:

— Смоленска достигнешь и там архиепископство приимешь.

И действительно, святителя Евфимия рукоположил в Смоленске митрополит Киевский Герасим.

Святитель Евфимий был близким другом блаженного Михаила. Однажды, когда святитель был в Клопове, блаженный стал звонить во все колокола. Его спросили, что это значит. Он ответил, что на Москве великая радость: у великого князя родился сын, который покорит Новгород, лишит его свободы и изменит все его обычаи. И что это наказание постигнет вольный город за постоянную вражду с Москвой и их непокорность великому князю.

В великом смущении слушали его бояре. Действительно, в это время родился будущий великий князь Иоанн Ш Васильевич, покоритель Новгорода.

Еще один поучительный случай из жизни блаженного. Приехал в Клопов князь Димитрий Шемяка, постоянно враждовавший против великого князя Василия II Васильевича, которого он в конце концов ослепил.

Он просил блаженного Михаила помолиться об успехе его дела. Блаженный ответил ему:

— Довольно бед натворил ты, если еще примешься за то же, со стыдом воротишься сюда, где гроб ждет тебя.

Шемяка не послушался и был вновь побежден. Не дошла еще эта весть до Новгорода, как блаженный сказал:

— Наши потеряли дорогу и бегут от врагов. Опять приехал Шемяка.

— Земля зовет тебя, князь, — сказал блаженный, погладив его по голове.

Вскоре после этого Димитрий Шемяка был отравлен своими боярами.

В 1452 году умер игумен Феодосии II, друг блаженного Михаила, также почитавший его. В тот же день блаженный исчез из монастыря. Исчез и монастырский прирученный олень. Но когда тело почившего выносили для погребения, вдруг все увидели: навстречу погребальному шествию идет блаженный Михаил, а в руках у него мох. За ним идет олень и тянется за мхом.

С тех пор блаженный оставил свое обычное место в церкви и слушал литургию, стоя у могилы игумена Феодосия. Когда его спросили, почему он не входит в церковь, он ответил:

— Здесь мое место, здесь я буду лежать,

Заболел он 5 декабря 1455 года и больше уже не вставал. Ясно было, что он угасает, но настроением своим он напоминал путника, возвращающегося домой.

10 января 1456 года он в последний раз был в церкви и причастился Святых Тайн. Потом ушел в свою келию, унося с собой кадило.

На другой день ему настоятель послал обед из трапезной. Но нашли его уже скончавшимся. Руки его были скрещены и вся келия наполнена благоуханием.

Архиепископ Новгородский Евфимий специально приехал его отпевать. Стечение народа было огромное. Но выкопать могилу было невозможно: земля слишком сильно промерзла. Лишь в том месте, которое указал блаженный для себя, она оказалась мягкой и рыхлой. Там его и похоронили.

По кончине своей блаженный Михаил явился на море новгородскому купцу, возвращавшемуся из «латинских стран», и спас его от гибели. Также спас он и князя Белозерского во время бури на Ильменском озере. Спас и обитель свою от пожара.

Преподобный Михаил Клопский был тот самый юродивый, который еще до появления своего в Клопове предсказал на улице Новгорода святительство мальчику Иоанну, впоследствии архиепископу Ионе Новгородскому.

Благоверный князь МИХАИЛ
(22 ноября)

Святой благоверный князь-мученик Михаил Ярославич Тверской был сыном князя Ярослава Ярославича, брата святого Александра Невского, и родился в 1272 году, когда отец его уже умер. Воспитывала его мать, княгиня Ксения, принявшая впоследствии иноческое пострижение.

Образ жизни его в юности был почти монашеский: заветным его желанием было стать когда-нибудь иноком или мучеником. Последнее как раз сбылось.

В 1285 году он наследовал своему старшему брату, князю Святославу, и начал свое княжение с закладки в Твери Спасо-Преображенского собора. В 1294 году он женился на княжне Анне Дмитриевне Ростовской [181] и имел от нее четырех сыновей и дочь.

Князь Михаил был высокого роста и отличался красотой, силой и мужеством. Народ любил его.

В 1304 году настала его очередь, как старшего в роде, стать великим князем Владимирским. Но в это время великокняжеский престол зависел от произвола татарского хана, и князь Георгий Данилович Московский, сын младшего сына святого Александра Невского, женатый на сестре хана Узбека Кончаке-Агафьи, своими происками добился того, что великое княжение было предоставлено ему.

Михаил Ярославич готов был уступить, чтобы избежать пролития русской крови, но Московский князь вторгся в Тверскую землю с большим войском и стал ее опустошать.

В 40 верстах от Твери, при деревне Бортенево, великий князь Михаил разбил его, причем, взял множество пленных, среди которых была княгиня Агафья, посол хана Кавгадый и брат князя Георгия, Борис. Великий князь принял знатных пленников с почетом и готов был их отпустить, но, к несчастью, княгиня Агафья в Твери скоропостижно скончалась, и князь Георгий обвинил Тверского князя перед ханом в том, что тот ее отравил. Возвели на него и другие клеветы и напраслины, и хан Узбек вызвал великого князя Михаила в Орду на суд.

Близкие его и сыновья умоляли его не ездить туда самому, а послать одного из них, но великий князь отвечал им:

— Дети мои, знайте, что не вас зовет хан, а меня. И если я к нему не поеду, родина будет разорена и много христиан погибнет. Не лучше ли мне отдать жизнь мою за них?

Клевета князя Георгия и личного врага князя Михаила, свирепого Кавгадыя, кончилась тем, что хан выдал его им, и они велели его заковать, наложили на его шею тяжелую колоду и прогнали от него духовника его и приближенных.

В это время хан отправился со всем двором своим охотиться на Терек, и узника повлекли вслед за ним. Утешением ему было только то, что к нему допустили его 12-летнего сына Константина, жившего в Орде заложником, и духовенство. Целые дни проводил страдалец в чтении Псалтири.

Так как руки его были закованы, отрок держал перед ним книги, переворачивал страницы. Иногда Кавгадый приказывал выводить его в колоде на площадь и в присутствии любопытной и равнодушной толпы всячески издевался над ним.

Один раз князь, измученный этими пытками, хотел сесть и отдохнуть, но сын его предложил вернуться в палатку, чтобы избегнуть нескромного любопытства посторонних. Князь ответил ему: и аз бых поношение им: видеша мя, покиваша главами своими (Пс. 108, 25) и, встав, пошел в палатку. С этого дня слезы были непрестанно на его глазах.

Он предвидел свой близкий конец. Надзора за ним почти не было, бежать было возможно, но тогда пострадали бы приближенные, и он решил остаться. В ночь с 21 на 22 ноября ему было откровение о его близкой кончине. Он прослушал в последний раз Божественную литургию, исповедался и причастился Святых Христовых Тайн.

Обнял все духовенство и приближенных своих, потом велел позвать сына своего Константина, сделал ему последнее наставление, благословил его и отослал под покровительство ханши.

— Дайте мне Псалтирь, — попросил он, — сердце мое смущается.

Ему дали книгу и псалтирь открылась на словах: «Сердце мое смятеся во мне, и боязнь смерти нападе на мя (Пс. 54, 5).

— Скажите мне, что значат эти слова? — спросил он находившихся рядом священников.

— Государь, пусть сердце твое не смущается, — ответили они. — Дальше в том же псалме сказано: Возверзи на Господа печаль твою и Той тя пропитает, не даст в век молвы праведнику (Пс. 54, 23).

Ободренный страдалец продолжал чтение. Вдруг в палатку вбежал отрок, бледный и взволнованный.

— Государь, — сказал он, — Георгий и Кавгадый едут с большой толпой к твоей палатке!

— Знаю, зачем едут: хотят убить меня, — кротко отвечал страстотерпец.

В это время Георгий и Кавгадый остановились и послали вперед убийц, а сами остались ждать. Убийцы сначала разогнали всех окружающих, а в это время святой князь, стоя неподвижно, молился в последний раз на земле.

Потом они набросились на него, как звери, схватили его за колоду и бросили о стену палатки с такой силой, что он упал, а стена проломилась. Князь все же встал, но они опять бросили его на землю, топтали ногами, осыпали ударами. Наконец, один из убийц вонзил ему в бок нож и, перевернув его несколько раз, вырезал ему сердце.

Это произошло 22 ноября 1318 года, между двумя и тремя часами по полудни. Палатка была ограблена, княжеские одежды со страдальца сорваны.

Те из его приближенных, кто успел уйти с князем Константином к ханше, были спасены, а остальные были избиты, ограблены и закованы в цепи. После этого убийцы пошли сказать Георгию и Кавгадыю, что приказание их исполнено. Они приблизились к палатке. Кавгадый казался смущенным и сказал Георгию:

— Не старший ли он тебе брат, не должен ли он быть тебе вместо отца? Зачем же тело его обнажено, на поругание всех? Отвези его в твою землю и погреби по обычаю вашему!

Тогда Георгий приказал прикрыть тело мученика плащом. Затем тело его повезли на телеге в Москву. Жители тех городов и деревень, через которые его провозили, хотели накрыть его драгоценными тканями и поставить на ночь в церковь.

Стража Георгия им в этом отказывала, но однажды на нее напал такой страх, что она вся разбежалась.

Великие знамения сопровождали святые мощи: над ними видели облако светлее солнечного света, радугу, огненный столп, таинственную толпу со свечами и кадилами — светозарные всадники летели по воздуху, охраняя их.

В Твери узнали об убиении святого князя лишь тогда, вернулся князь Георгий и привез с собой князя Константана и тверских бояр.

6 сентября 1320 года святые мощи князя-мученика были перевезены из Москвы в Тверь и положены с честью в Спасо-Преображенском соборе. Тление совершенно не коснулось их. Чудеса и исцеления начались тотчас, и в Твери великого князя Михаила сразу же стали почитать святым, но Церковью причислен к лику святых он был только в 1549 году.

Во время польско-литовского нашествия неприятели видели святого князя на коне; вооруженным, выезжавшим из города. Они узнали его по его изображению на святой иконе.

В 1655 году, после молебна благоверному князю, прекратился мор. В память об этом событии в Твери ежегодно совершался крестный ход.

Святые мощи благоверного князя-мученика до революции почивали в открытой раке.

Святитель НИКИТА
(31 января)

Более других заслуживают уважения те воины, кто ведет борьбу с врагом не в общем строю, но поодиночке. Их Господь никогда не оставляет без благодатной помощи, но укрепляет их и делает непобедимыми.

Один из таких храбрых воинов Христовых был блаженный Никита. Он приобрел особенную известность после преподобного Исаакия затворника.

Сведения о его жизни сохранил преподобный Поликарп со слов святого Симона.

Преподобного Никона, в бытность его игуменом, один брат Печерского монастыря, по имени Никита, начал просить, чтобы он благословил ему подвизаться в одиночестве и уединиться в затворе.

— Сын мой! Не будет тебе пользы, при твоей юности, сидеть праздно, — ответил игумен. — Будет гораздо лучше, если ты останешься с братией и, работая вместе, не потеряешь награды. Ты сам видел, как брат наш Исаакий пещерник был соблазнен в затворе бесами и погиб бы, если бы его не спасла великая благодать Божия по молитвам преподобных отцов наших Антония и Феодосия.

Никита, тем не менее, настаивал:

— Никогда, отец мой, я не соблазнюсь при каком-либо искушении. Я имею намерение твердо противостоять бесовским искушениям и буду молить Человеколюбца Бога, чтобы Он и мне подал дар чудотворения, как некогда Исаакию затворнику, который и доселе творит многие чудеса.

Игумен еще более убедительно пытался отвести Никиту от столь тяжелого пути:

— Твое желание выше твоих сил. Берегись, сын мой, чтобы ты не пал за свое превозношение. Я повелеваю тебе служить лучше братии, и за послушание свое ты будешь увенчан от Бога.

Однако Никита не слушал наставлений игумена. Он не мог победить в себе сильной ревности к затворнической жизни. И он выполнил то, к чему стремился: заключился в пещеру, крепко загородил вход и пребывал в молитве один, никуда не выходя.

Тем не менее, спустя всего лишь несколько дней, он не избежал козней диавола. Во время молитвенного пения он услышал голос, молившийся вместе с ним, и ощутил несказанное благоухание. Соблазнившись этим, он так размышлял сам в себе: если бы это был не ангел, то не молился бы со мной, и не было бы здесь благоухания Святого Духа.

Он начал еще прилежнее молиться, говоря:

— Господи! Явись мне Сам осязательно, чтобы я видел Тебя!

На это последовал голос:

— Не явлюсь я тебе, потому что ты юн, иначе ты возгордишься и можешь пасть.

Затворник продолжал слезно просить:

— Никогда, Господи, я не соблазнюсь. Меня научил игумен не внимать бесовским искушениям. Но я исполню все, что Ты повелишь.

Тогда диавол, получив власть над ним, сказал Никите:

— Человеку, облеченному плотью, невозможно видеть меня. Поэтому я посылаю ангела моего, чтобы он пребывал с тобою, а ты твори его волю.

И тотчас предстал перед ним бес в образе ангела. Никита пал на землю и поклонился ему, как ангелу. Бес сказал ему:

— С этого времени ты уже не молись, но читай книги. Этим путем ты будешь беседовать с Богом и будешь подавать полезные наставления приходящим к тебе, а я всегда буду молить Творца всех о твоем спасении.

Затворник поверил этим словам и, обольщенный, уже больше не молился, но стал ревностно читать книги. При этом он видел беса постоянно молящимся о нем и радовался, думая, что это ангел творит за него молитву. С приходящими же к нему он много беседовал на основании Священного Писания о пользе души. Он начал даже пророчествовать. О нем повсеместно распространилась слава, и все удивлялись исполнению его предсказаний.

Однажды Никита послал к князю Изяславу [182] с извещением: «Сегодня убит князь Глеб Святославич [183]. Пошли немедленно сына своего Святополка [184] на княжеский престол в Новгород». Как он сказал, так и исполнилось. Действительно, спустя несколько дней пришло известие об убиении князя Глеба.

С этого времени еще больше стали говорить о затворнике, как о пророке, и вполне верили ему и князья, и бояре. На самом деле, бес, конечно, не знает будущего, но что он сам делал, то и возвещал. Точно так же, когда приходили к затворнику искавшие у него слова утешения, то бес, почитавшийся им ангелом, сообщал ему все, случившееся с ними. Никита «пророчествовал», и все предсказанное им сбывалось.

При этом никто не мог сравниться с Никитой в знании книг Ветхого Завета, все он знал наизусть: книгу Бытия, Исход, Левит, Чисел, Судей, Царств, все пророчества по порядку. Вообще все книги ветхозаветные он знал очень хорошо, а святых евангельских и апостольских книг он не хотел ни видеть, ни слышать, не говоря уже о том, чтобы почитать. О Новом Завете он вообще ни с кем не хотел беседовать. Именно это обстоятельство говорило о том, что с ним происходит что-то неладное, что он соблазнен диаволом.

Обеспокоенные этим, преподобные отцы пришли к затворнику: игумен Никон, Иоанн, который был после него игуменом, Пимен постник, Исаия, бывший впоследствии епископом Ростовским, Матфей прозорливец, Исаакий затворник, Агапит врач, Григорий чудотворец, Николай, бывший епископом Тмутараканским, Нестор летописец, Григорий, составитель канонов, Феоктист, бывший епископом Черниговским, Онисифор прозорливец.

Все они, прославленные добродетелями, придя, вознесли молитвы Богу о Никите и отогнали от него беса, так что Никита уже не видел его. Затем, выведя его из пещеры, они просили, чтобы он сказал им что-либо из Ветхого Завета. Он же стал клясться, что никогда даже не читал тех книг, которые совсем недавно знал наизусть. Теперь он не мог вспомнить ни одного слова из этих книг. И вообще ему пришлось учиться грамоте заново.

Постепенно, придя в сознание, он исповедал свой грех перед преподобными отцами и горько раскаивался в нем. Он наложил на себя особенное воздержание и подвиги, начал вести строгую и смиренную жизнь и превзошел других во многих добродетелях. Господь, видя такие труды блаженного Никиты, принял его покаяние, и в 1096 году он был посвящен во епископа на Новгородскую кафедру.

Здесь он прославился благодатным даром чудотворения. Так, однажды во время бездождия святой помолился Богу и низвел дождь с неба. В другой раз он своими молитвами угас пожар города.

И многие другие чудеса по его молитвам были засвидетельствованы еще при его жизни.

После тринадцатилетнего благоуспешного управления епархией, святитель Никита скончался 30 января 1108 года. Он был с почетом погребен в приделе великой церкви святых Богоотец Иоакима и Анны. Тело блаженного оставалось сокровенным во гробе в продолжение четырехсот пятидесяти лет, а затем, в 1558 году, в царствование благочестивого государя Иоанна Васильевича, при митрополите Макарии и при архиепископе Новгородском Феодосии, его мощи были найдены нетленными.

Память блаженного Никиты почиталась с давних времен. Во всяком случае, есть свидетельства, что его почитали, как святого, уже в XIII веке. До революции 1917 года его святые останки почивали в Софийском Новгородском соборе.

 

Тропарь, глас 4

Насладився богомудре воздержания, и желание плоти твоея обуздав, на престоле святетельства сел еси, и яко звезда многосветлая, просвещая верных сердца зорями чудес твоих, отче наш святителю Никита. И ныне моли Христа Бога, да спасет души наша.

Преподобный НИКИТА
(24 мая)

Преподобный Никита Столпник, Переяславский чудотворец, родился и получил воспитание в городе Переяславле Залесском [185].

С молодых лет он отличался жестоким и обидчивым характером, устраивал скандалы и причинял людям много зла. привлекая их к суду и производя грабежи. Подобные ему были и его друзья.

Однажды, окончив свои занятия, он во время вечернего богослужения вошел в церковь и услышал следующие слова пророка Исаии: «Тако глаголет Господь: измыйтеся и чисти будете. Отымите лукавства от душ ваших» [186] и пр.

От этих слов он пришел в ужас и, возвратившись домой, всю ночь провел без сна, размышляя о них. На другой день, по своей привычке, он отправился к своим друзьям, повеселился в их обществе и пригласил к себе на обед. После этого он пошел на рынок купить продуктов и, принеся их домой, велел жене приготовить обед.

Когда жена стала мыть мясо, то заметила, что из него необычно течет кровь, а потом, когда она положила его в горшок и стала варить, то увидела, что в горшке кровь пенится и выплывает на поверхность то человечья голова, то рука, то ступни ног.

Она пришла в ужас и рассказала об этом мужу. Когда он пришел и сам увидел то, о чем рассказала ему жена, его также охватил ужас. Придя в себя, он с глубоким сердечным сокрушением сказал:

— Увы мне! Много я согрешил.

После этих слов, молясь и заливаясь слезами, он вышел из дома, пошел в расположенный на значительном расстоянии монастырь, упал к ногам игумена и сказал:

— Отче, спаси погибающую душу.

Изумленный такой необыкновенной переменой настроения Никиты, игумен сказал ему:

— Испытай себя. Пробудь три дня у монастырских ворот, плачь и исповедуй грехи свои перед всеми, кто будет входить в монастырь и выходить из него.

Никита так и сделал.

Три дня он плакал и молился, исповедуя перед всеми свои грехи. После этого он увидел вблизи монастыря болотистое место, поросшее тростником, и множество летающих над ним мошек и комаров.

Он пришел на это место, снял с себя одежду и, войдя совершенно нагим в болото, сел в тростник и стал молиться.

По прошествии трех дней игумен послал инока посмотреть, что делает Никита. Инок пришел и, не найдя его у монастырских ворот, после недолгих поисков нашел его лежащим в тростнике. Мошки и комары огромным облаком кружились над ним.

Вернувшись в монастырь, инок рассказал об этом игумену. Тогда игумен вместе с братией монастыря пришел к Никите и, увидев его в таком положении, что и тела его нельзя было разглядеть (так обильно текла из него кровь), сказал ему:

— Сын мой! Что это ты делаешь с собой?

Никита ничего не объяснял игумену и лишь повторял:

— Отец! Спаси погибающую душу.

Игумен ввел его в монастырь, постриг в иноческий чин и поместил в тесную келию, где он стал пребывать в постоянных молитвах и посте, проводя без сна дни и ночи. Много искушений пришлось в это время перенести подвижнику. Спасала неустанная молитва великомученику Никите. О его подвигах не знал никто.

Затем Никита устроил себе близ церкви столп [187] и выкопал узкую тропинку под церковную стену, по которой и приходил в церковь на молитву.

За такие подвиги он получил от Бога дар чудотворения: многие, страдавшие различными недугами, приходя к нему, получали исцеление по его молитвам.

Благоверный князь Черниговский Михаил [188] заболел расслаблением тела. Услышав о святом Никите, он велел своим боярам свезти себя в город Переяславль к преподобному. Когда он был уже в пути, его встретил демон в образе монаха и представился иноком монастыря, где подвизался Никита. Князь спросил его о святом. Демон сказал, что тот — обманщик. Сильно опечалило это князя, но он продолжал путь.

Через некоторое время тот же демон, уже в другом образе снова встретил его и сказал, что напрасно он утруждает себя, совершая такой длинный путь. Но и это не изменило настроение князя. Когда же он подошел к монастырю, где пребывал преподобный, на достаточно близкое расстояние, он велел поставить себе шатер, чтобы снять дорожную усталость, а одного из своих бояр послал в монастырь известить преподобного о своем прибытии.

Прежний демон явился теперь уже посланнику в образе слепого на один глаз монаха, с лопатой в руке, и сообщил ему, что преподобный умер и что он уже похоронил его. Боярин чистой душой своей понял обман и именем святого Никиты оградил себя от бесовских козней. Демон сделался неподвижным.

Боярин пришел к столпу святого Никиты и сообщил ему о прибытии князя и о тяжелом его недуге. Святой послал ему свой жезл. Благоверный Михаил взял этот жезл в руку и встал на ноги совершенно здоровым, так что без посторонней помощи пришел пешком к столпу святого. Князь принял от него благословение и рассказал ему о всех демонских искушениях, случившихся с ним во время путешествия.

Преподобный Никита запретил демону именем Божиим делать зло людям и заставил его в течение трех часов стоять неподвижно у своего столпа.

Получив исцеление, благоверный князь Михаил усердно благодарил Бога и святого старца.

Кончина преподобного Никиты одновременно и трагична и поучительна. Однажды ночью к нему пришли некоторые из его родственников с просьбой о молитвенной помощи. Они увидели на теле святого тяжелые вериги, которые от длительного трения о тело отполировались и так блестели, что они подумали, будто они серебряные. Омраченные жаждой наживы, они разобрали крышу столпа и убили его. [189]

Перед утренним богослужением параекклесиарх [190] по обычаю пришел к столпу святого, чтобы получить от него благословение. Он увидел, что покров столпа разобран, пришел к игумену и сообщил ему об этом. Когда монахи пришли к столпу, то нашли тело святого еще теплым, причем, от него исходило необыкновенное благоухание.

Благоговейно сняв его из столпа, с каждением и пением псалмов, иноки торжественно похоронили его у церкви святого мученика Никиты, с правой стороны, вблизи алтаря. При этом, опять же, совершались многие исцеления.

Нечестивые убийцы в страхе убежали. На берегу Волги они развернули холстину, чтобы убедиться, какое сокровище они приобрели ценой крови праведника. Они легко убедились, что блестящие три креста и тяжелые вериги — железные и бросили их в реку у города Ярославля, близ монастыря святого апостола Петра.

В первую же ночь после этого инок этого монастыря [191] Симеон увидел недалеко от того места, где были брошены вещи преподобного Никиты, три ярко светящиеся столпа. Они поднимались от земли к небу и испускали лучи света. Он рассказал об этом архимандриту монастыря, а тот сообщил главе города.

Сопровождаемые множеством народа, они отправились к тому месту и нашли честные вериги преподобного, которые, подобно сухому дереву, чудесно плавали на поверхности воды. Благоговейно взяв их, с пением псалмов, их понесли в город. На пути они встретили хромого, который ползал по земле осенили его крестами, бывшими на веригах, и хромой тотчас встал на ноги совершенно здоровым.

Это — далеко не единственный случай чудесных исцелений от честных вериг преподобного. Через некоторое время преподобный Никита явился упомянутому иноку Симеону и сказал ему:

— Пусть сей честный знак моих подвигов в скором времени перенесен будет отсюда и положен на гробе моем.

С почестями вериги были перенесены из Ярославля в Переяславль и положены, как повелел преподобный, в его честном гробе.

 

Тропарь, глас 4

Православным смыслом юношская возжеления возненавидев, и доблественныя нравы восприим, врага победил еси, и во благоразумии Богу угодил еси. И свыше от Него прием дар чудес, бесы прогоняти, недуги исцеляти, Никито преславне, моли Христа Бога да спасет души наша.

Блаженный НИКОЛАЙ
(27 июля)

Блаженный Николай Кочанов, юродивый Христа ради [192], родился в Новгороде от почетных и богатых родителей, известных своим благочестием Максима и Иулиании. Его мать уже при жизни почиталась за праведницу [193].

Сами будучи благочестивы и добродетельны, родители Николая заботились, чтобы сын отличался теми же свойствами души, и потому все свое старание прилагали к тому, чтобы с ранних лет развить в нем любовь к Богу и всему святому, и презрение ко всему греховному. Их старания не остались бесплодными. Блаженный Николай еще в детском возрасте утешал их благочестивой, богоугодной жизнью.

«Весьма бо из млада, — говорится в исторических источниках о блаженном, — сердце его явися горящим к Богу. Всегда сей блаженный пребывал в помышлении о Боге».

Он усердно посещал храм Божий, раздавал милостыню, «любил пост, коленное преклонение». Он рано созрел духом. В то время, когда его сверстники нуждались в усиленном надзоре и руководстве родителей, он своей добродетельной жизнью и благочестием обращал на себя общее внимание. «Его стали и знатные, и незнатные ублажать и славить». Но чтобы избежать славы человеческой, он принял на себя чрезвычайно тяжелый подвиг юродства Христа ради.

Блаженный Николай оставил ради Бога все: села, имение, множество рабов, покинул родительский дом с его великими богатствами и ходил по улицам Новгорода в ветхой одежде, босой, с непокрытой головой.

«Пребывая вне отеческого дома, он ничего не имел своего, а питался тем, что благоговейные люди давали ему».

С удивительным терпением и мужеством переносил блаженный на открытом воздухе, в своем ветхом рубище, и трескучие морозы, и палящие лучи солнца, и вообще все стихийные невзгоды. Умерщвлял плоть, но более заботился о смирении духа, нередко представлялся простецом, смешным и даже безумным, делая неприличия и неистовства, чтобы казаться грешником, в сердце же будучи в постоянной молитве. В «Сказании» о блаженном Николае так описывается его жизнь на улицах Новгорода:

«Глаголюща тамо словеса неуместная, обаче некиим предстоящим весьма учительная и полезная. Являше иногда движения странная, обаче ни единому соблазн дающая, паче же многих вразумляющая. Являшеся иногда земным гонящ, в уме же бе имея помощь неимущих и нищенствующих, из них же многих спасе от великия нужды и греха. Себе же всегда бе желающ в сердце своем — точию небесных и Божиих» [194].

Очень немногие понимали истинное значение подвига блаженного Николая, но и от них он старался уклониться, избегая славы человеческой. Большинство же вообще не понимали его. Они презирали этого полунагого скитальца, смеялись над ним, иногда даже бранили и били.

Блаженный не только все это переносил молча и терпеливо, но покрывал любовью и втайне молился за тех, которые незаслуженно оскорбляли его. Более того, он даже радовался, что переносил столько вольного унижения, столько встречал и переносил незаслуженных страданий. Господь за такой трудный подвиг прославил блаженного необычайными благодатными дарами. Но из многих чудес, сотворенных святым Николаем, осталось письменное свидетельство только об одном.

Жил в Новгороде один богатый вельможа. Однажды он устроил пир, на который созвал многих именитых новгородцев.

Незадолго до этого он встретил на улице блаженного Николая. Глубоко уважая его за святую жизнь, вельможа смиренно пригласил блаженного на обед. Он пришел, но случи. лось так, что именно в тот момент хозяина не оказалось дома.

Слуги, не зная, что он также приглашен на обед, стали издеваться над ним. Одни толкали его, другие даже били иные насмехались и говорили в его адрес неприличные слова' Блаженный безропотно переносил все эти оскорбления и, выгнанный из дома, «поскакал» по улицам города, как обыкновенно делал.

Вельможа возвратился и настало время угощения. Он приказал слугам подать вино, мед и всякие напитки. Слуги пошли в погреб, к бочкам, но с изумлением обнаружили, что бочки совершенно пусты. В страхе сообщили они об этом вельможе. Тот проверил сам и убедился в правдивости слов слуг. Сложилась весьма щекотливая ситуация: гости ждут, вина нет.

Но тут вельможа вспомнил о блаженном Николае и спросил о нем рабов. Они признались, что поступили с блаженным весьма скверно.

Тогда хозяин послал наиболее благочестивых слуг с наказом разыскать блаженного и со всем смирением уговорить его почтить своим присутствием его обед.

Всегда незлобивый, блаженный опять пришел в дом вельможи. Хозяин с радостью встретил его на крыльце («на всходе»), поклонился ему до земли, посадил вместе со знатными гостями и во всеуслышание попросил прощения за обиду, нанесенную ему его слугами.

Затем попросил блаженного благословить внести вино и напитки. Бочки тотчас оказались наполненными напитками, лучше прежних. Но говорить об этом блаженный запретил.

Одновременно с Николаем в Новгороде жил еще один юродивый, блаженный Феодор. Николай жил на Софийской стороне, а Феодор — на Торговой.

Создавая впечатление у горожан, что они непримиримые враги, блаженные постоянно стерегли друг друга на Волховском мосту, и когда кому-нибудь из них случалось переходить мост, то другой не допускал его на свою сторону.

Вполне понимая друг друга, блаженные Николай и Феодор этой мнимой борьбой обличали междоусобия современных им новгородцев, которые (распри) и совершались главным образом на Волховском мосту [195].

Однажды их видимая вражда вылилась в весьма чудесный случай. Один боярин пригласил Феодора к себе в дом. Но блаженный долго отказывался, поскольку боярин жил на Софийской стороне, как бы во владениях блаженного Николая. Но в конце концов он уступил настойчивым и усердным просьбам и решился посетить боярина.

Но лишь только он появился на «вражеской» стороне, как Николай оказался рядом и начал бить его, упрекая Феодора в том, что тот появился в чужой части города. Блаженный бросился бежать, Николай — за ним из улицы в улицу, затем по прибрежным огородам. Так они достигли Волхова. Блаженный Феодор бросился в воду и побежал по ней, как по суше.

Николай, чтобы не упустить противника без «отмщения», схватил попавшийся ему под руку качан капусты и тоже кинулся в воду, и также побежал по ней, как по суху. На середине реки, где проходила «граница» между «владениями» двух блаженных, Николаю оставалось только бросить в «противника» этим качаном. Многие люди видели это чудо и прозвали блаженного Николая Кочановым.

Блаженный Николай преставился 27 июля 1392 года, вероятно, в старческом возрасте. Еще при жизни он выбрал место для своего упокоения, и благочестивые его почитатели в точности исполнили его завещание. Он был погребен на Софийской стороне, на краю кладбища Яковлевского собора, на проезжей дороге [196].

Память о подвигах блаженного Николая во славу Божию перешла в потомство. 162 года спустя после смерти блаженного, в 1554 году, архиепископ Новгородский Пимен, почитая блаженного, построил над могилой его храм во имя святой) великомученика Пантелеймона, празднуемого в день кончины блаженного, то есть, 27 июля.

Блаженный Николай на иконах изображается в двух, несколько различных видах. Так, на одной древней иконе он изображен в боярском платье, состоящем из пунцовой шубы и круглым лежачим воротником в виде малого капюшона. Лицо бледно, длинные волосы и борода с проседью, под верхней одеждой — хитон голубого цвета, в левой руке — сверток, на ногах — обувь.

На другой иконе блаженный изображен в одном голубом хитоне и босым, без свертка, лицо, борода и волосы такого же вида, как и на первой [197].

Святитель ПАВЕЛ
(4 ноября)

Святитель Павел Тобольский, в миру Петр Конюскевич, родился в 1705 году в городе Самборе в Червонной Руси. Он учился в местном училище, в Киево-Братской Академии и, по окончании ее, был в ней преподавателем.

Он отличался кротким, но, вместе с тем, твердым характером и был очень настойчив в труде. Он очень любил богослужение и церковное пение. В 28 лет он принял монашество и сопровождал настоятеля Лавры в Петербург в качестве эконома.

Затем он был проповедником Московской Славяно-Греко-Латинской Академии и в течение 15 лет — архимандритом Новгородского Юрьева монастыря.

В 1758 году архимандрит Павел был возведен в сан митрополита Тобольского и Сибирского. Приехав на свою кафедру в самый канун праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, он уже на другой день служил в городском соборе литургию.

Новый митрополит прежде всего обратил внимание на Семинарию: оказалось, что в ней не преподавали богословие. Он ввел его и сам непосредственно следил за его преподаванием. Из Киева он вызвал трех ученых монахов-преподавателей. Церкви в епархии, по большей части деревянные, чаще горели, и святитель воздвиг около 20 каменных храмов и открыл много новых приходов. Строгий в управлении, он был сострадателен к бедным, сиротам, вдовицам.

При нем в 1764 году были открыты нетленные мощи святителя Иннокентия Иркутского [198]. Но в том же году были отобраны у монастырей земли и назначено им казенное содержание, весьма недостаточное для того, чтобы вести просвещение инородцев, которым они занимались.

Святитель Павел заявил об этом в своем весьма резком докладе Святейшему Синоду. Вследствие этого состоялось заседание Синода, и митрополита Павла вызвали в Москву. Есть предание, что накануне святитель Павел явился во сне председателю митрополиту Димитрию Сеченову и сказал ему на латинском языке следующее:

«Некогда отцы наши, и в числе их некоторые святые, даровали Церкви разные земные удобства, и неприкосновенность тех пожертвований утвердили заклятиями. И я, человек грешный, недостойный епископ Церкви Христовой, не своими поистине устами, но устами отцов моих, проклинаю тебя, предателя церковных имуществ и предрекаю тебе неожиданную смерть».

Ни в Петербург, ни в Москву святитель Павел не поехал, несмотря ни на какие указы, так что было даже предписано выслать его из Тобольска. Но еще этот указ не был получен, как он приехал в Москву и подал прошение об увольнении его на покой с отбытием в Киево-Печерскую Лавру.

Синод осудил его на лишение сана. Императрица этого не утвердила и требовала его к себе. Он поехал в Петербург, но к ней не явился, говоря:

— Я никуда не поеду, а только в Синод, которому обязан послушанием

Ему предложили вернуться к управлению Тобольской епархией, но он не согласился на это.

— Я лишен епархии, — говорил он, — по приговору Синода и потому не могу возвратиться в нее. Пусть отошлют меня в Киево-Печерскую Лавру, в которой я дал обет послушания настоятелю.

Ему в этом не препятствовали. В Лавру Императрица прислала ему 10 тысяч рублей. Он их не принял. Эти деньги оставляли в его келии, но он их выбрасывал, говоря, что это огонь. Тогда эти деньги были переданы настоятелю Лавры, как бы от митрополита Павла. Настоятель уговаривал святителя принять этот дар.

— А что ты устроишь, отче, на сей огнь? — спросил его митрополит.

— Да вот, хотя бы через огнь церковные главы вызолотить.

— Се добре, — сказал тогда святитель. И деньги пошли на позолоту глав Великой Лаврской церкви.

Два года святитель провел в Лавре спокойно, в строгих иноческих подвигах, окруженный всеобщим уважением, как бесстрашный борец за права Церкви, и, невзирая на свою болезненность, служил, как в Лавре, так и в городе.

4 ноября 1770 года он после долгой болезни скончался. Тело его было поставлено в простом деревянном гробе в склепе под Великой Лаврской церковью и, по-видимому, не было погребено. Со временем даже забыли, кто именно здесь покоится.

В 1827 году митрополит Киевский Евгений (Болоховитинов) велел перенести тела погребенных в склепе архиереев в новый склеп. Когда дошли до неизвестного архиерея, митрополит решил осмотреть этот гроб, но сделать не успел. В ближайшую же ночь ему представилось во сне, что буря колеблет его дом. Он проснулся и услышал, что кто-то твердыми мерными шагами идет к нему.

Двери спальной отворились, и к нему вошел, стуча посохом и сияя светом, величественный и грозный архиерей в полном облачении.

Митрополит встал и хотел поклониться ему, но не мог, Пришелец сказал ему по-малоросски:

— Чи ты даси нам почивати, чи ни? Не даси нам почивати, не дам тоби и я николы почивати!

Когда утром открыли крышку гроба, митрополит Евгений увидел спящего во полном нетлении того самого архиерея, который явился ему ночью, в том же самом облачении. Митрополит стал со слезами благоговейно класть поклоны, целовать его руки...

Наконец, выяснилось, что это и есть митрополит Тобольский Павел, погребенный там 57 лет назад. У него были русые волосы и борода. Он лежал с закрытыми, несколько впавшими глазами. Руки были сложены на груди. Митрополит Евгений отслужил по нем панихиду и велел оставить гроб на прежнем месте.

К лику святых святитель Тобольский Павел был причислен Всероссийским Собором 1917-1918 гг. Судьба мощей его после взрыва Великой Лаврской церкви в 1942 году оказалась неизвестна.

Преподобный ПАВЕЛ
(10 января)

Преподобный Павел Комельский родился в 1317 году в Москве и по рождению принадлежал к благородной и благочестивой семье. Молодые годы он проводил под руководством богобоязненных родителей, крепко державшихся в жизни обычаев и порядков, освященных православной Церковью.

С детства он отличался кротостью и смирением. Шумные детские игры, резвый смех, сладкие кушанья никогда не были ему привлекательны. Постоянное посещение церковных служб и внимательное слушание церковных молитвословии рано приучили Павла к сосредоточенности. Пост, бдение, молитва с отроческих лет вошли в его жизненные привычки и наклонности.

Юный подвижник был очень милосерд и подавал обильную милостыню нищим.

Когда Павел достиг двадцати двух лет, родители настаивали, чтобы он вступил в брак. Но природные наклонности, благочестивые упражнения и глубокие размышления влекли его на иной путь. И вот, тайно от родителей Павел уходит в обитель Рождества Христова на Прилуке [199] и принимает иноческое пострижение.

Новопостриженный инок предается усиленному посту и труду. Хлеб, соль и вода служили ему для питания тела. Бдение, молитва и неослабное соблюдение правил иноческой жизни питали его дух. Свободное от церковной молитвы время он отдавал на исполнение монастырских послушаний, служа братии, как слуга.

Приступая к высшим подвигам, преподобный пожелал иметь себе опытного наставника на пути добродетели. В то время сиял своими чудесами преподобный Сергий Радонежский, и Павел, слыша о великом подвижнике, отправился в обитель Живоначальной Троицы. Преподобный принял его с любовью. Прилежно испытав пришельца, преподобный убедился, что он исполнен страха Божия и имеет великое стремление совершенствоваться в добродетелях, а потому и взял его под свое духовное руководство.

Преподобный Павел отказался от своей воли и отдал всего себя в волю наставника, полагая в этом первую обязанность инока. В обители преподобного Сергия Павел с полным усердием нес послушания по кухне и хлебопекарне. С усердием и благоговением посещал подвижник храм Божий, с неослабным вниманием выслушивал слова церковных молитв и песнопений. Воздерживался от праздных разговоров, от излишества в пище. По смирению своему считал себя последним из братии. Своими подвигами преподобный Павел достиг дара умиления и обильного источника слез.

Так прожил преподобный в Радонежской обители немало времени и заслужил себе от братии общее почтение и славу. Но честь и слава от людей не привлекали к себе подвижника. Он стал просить у преподобного благословения на уединение и, получив разрешение, провел в отходной или уединенной келии, пятнадцать лет.

Здесь труды телесные и непрестанная молитва наполняли все его время. Беседы с людьми он заменил, и с великой пользой для себя, углублением в духовную литературу. Напоенный же священными словами Писания, преподобный безмолвник возрастил в себе благодатный дар слова. Слово его было растворено божественной солью. И братия устремилась за поучением к отшельнику, прерывая подвиги его уединения. Возрастала молва о проникновенных поучениях блаженного, но он находил, что для него самого полезнее бежать от братии. Он помнил слова, обращенные от Бога к великому Арсению: «Бежи, молчи, безмолвствуй, и в сем корень несогрешения. Бегай от людей и спасешься».

Размышляя об этих словах и полагая, что общение с людьми принесет ему смущение и оторвет от богомыслия, преподобный Павел упросил своего наставника благословить его на пустынножительство.

Преподобный Сергий, зная духовную зрелость Павла, благословил его на отшествие в пустыню и, отпуская с молитвой, вручил ему непобедимое оружие — крест Господень. Этот медный крест до последнего времени хранился на гробе преподобного Павла в устроенной им обители.

Выйдя из Троице-Сергиева монастыря, преподобный Павел направился на север, за Волгу, в лесную пустыню, и переходил с одного места на другое. Жил некоторое время в уединенной келии недалеко от Успенского Аврамиева монастыря [200] потом подвизался вблизи Городецкого Феодоровского монастыря [201]. Жил и в других уединенных местах. Потом ушел он в отдаленный Комельский лес и остановился на речке Гразовице, избрав себе для жительства дупло липы, в котором -довел три года в полном уединении, в подвигах молитвы и поста, в созерцании, освобождавшем ум преподобного от пристрастия ко всему земному.

Но Господу было угодно, чтобы преподобный Павел послужил спасению других, наставляя их и своим словом и примером подвижнической жизни. Преподобный оставляет дупло липы и еще раз меняет место подвигов, переходит к речке Нурме в том же Комельском лесу, где впоследствии он основал свою обитель. Здесь преподобный Павел построил себе малую хижину и выкопал колодец.

На новом месте он предался обычным своим подвигам поста и молитвы. Подвижник был уже престарелый возрастом: к тому времени он прожил около 70 лет. Но немощи старости не ослабили его ревности. Наоборот, молитвы и славословие Бога становились еще продолжительнее, пост суровее прежнего. Пять дней в неделю пребывал преподобный совсем без пищи и только в субботу и воскресенье принимал немного хлеба и воды. Блаженная жизнь его была подобна жизни первого человека до грехопадения. И действительно, птицы и звери, даже хищные, мирно паслись возле жилища праведника, утешая его незлобием.

К нему приходили заяц вместе с лисицей и принимали пищу из рук святого старца. Вились птицы. Являлся медведь и смирно ждал себе пищи. Правда, здесь испытал преподобный и сильные искушения от врага человеческого рода, но укрепившись ранее в добродетели, он победил все искушения и досаждения демонов. Еще менее могли вредить ему злые люди, пытавшиеся овладеть имуществом в хижине преподобного, который сам тяготился земными вещами.

О подвигах отшельника узнали в окрестности. Стали приходить к нему в уединение ради поучения, ибо слову его дана была премудрость, разум и утешение. И слышавшие наставления, и видевшие жизнь преподобного почитали его уже не как человека, а как ангела Божия. Многие просили его разрешения поселиться с ним в пустыне и пользоваться его руководительством на пути спасения. Преподобный долго отказывал им, называя себя недостойным быть учителем, но уступил настойчивым просьбам и стал принимать братию и устанавливать правила общей жизни.

Однако, он действовал не как старейшина или начальник, но как самый последний из братии — тихо и кротко. Он не послаблял нисколько требований иноческого устава, но умел заставить сподвижников выполнять его добровольно и охотно. Своей кротостью, долготерпением в обхождении, своим примером и попечением о каждом преподобный Павел объединял всю братию. Его поучения были исполнены удивительной простоты, мягкости и ясности.

Собравшееся возле преподобного Павла братство не имело сначала своей церкви. Построение церкви и с ней образование монастыря сопровождалось особыми знамениями. Как-то ночью, на молитве, преподобный слышал звон на том месте, где впоследствии будет устроен его монастырь. И это повторялось не раз и не два, а многократно, причем, звон в праздники отличался от звона в будни. Преподобный долго считал слышимый им звон за мечтание. Но вот случилось, что он услышал звон в пасхальную светоносную ночь, звон сильный.

Он открыл оконце своей кельи и увидел свет, сияющий на месте, где ныне стоит церковь Живоначальной Троицы.

Слышание звона и видение света исполнили сердце его великой радостью и убедили, что благоволение Божие к месту этому несомнительно и что здесь прославится имя Божие. Он поведал обо всем братии.

Взяв одного из них, Павел отправился в Москву испросить благословения у митрополита Фотия [202] на построение церкви во имя Живоначальной Троицы. Митрополит сперва не только не исполнил просьбу преподобного, но и обошелся с ним сурово, говорил немилостиво и отказал ему в просьбе построить церковь и открыть монастырь, вероятно, принимая подвижника за тех людей, которые строили монастыри не по искреннему влечению к монашеству, а ради телесного покоя, чтобы получать доходы и управлять братией в сане игумена.

Уверенный в правоте своего прошения, Павел скромно заметил, что храм будет устроен, если то угодно Богу, и удалился. В следующую ночь владыка Фотий по особому внушению уразумел, что несправедливо был суров к человеку Божию и немедленно послал за ним. Не без труда нашли преподобного в одном из московских монастырей и привели к митрополиту, Фотий встретил его с честью в дверях своего дома и стал подробно обо всем расспрашивать, испросил прощение за вчерашний прием.

Павел поведал владыке откровенно, в чем нуждался. И речи преподобного, и кроткий нрав его расположили к нему святителя.

Он не только дал просителю благословение на построение церкви и монастыря, но и вошел в это дело личным участием, преподал Павлу наставления, вручил ему богатую милостыню и, между прочим, даже свою одежду. Эту одежду смиренный отшельник едва согласился принять.

Отклонил от себя преподобный и честь священства, так что поставлен был на эту степень его ученик Алексий.

По возвращении Павла из Москвы на место его обитания, храм во имя Живоначальной Троицы и при нем монастырь были воздвигнуты. К этому приложили свое усердие и вся братия, число которых все возрастало и возрастало. Обращаясь к новому виду жития, от отшельнического к общежительному, преподобный Павел сразу указал для своей обители и правила, выработанные на основе древних преданий святых отцов.

Всем вместе и каждому отдельно он неустанно повторял наиболее важные из этих правил: в келиях ничего не иметь и своим не называть, но все иметь общее, серебро и подобные не необходимые ценности держать в монастырской казне, откуда и брать по мере действительной нужды, по правилам Великого Василия и прочих святых отцов.

Кто одержим жаждой, должен идти в трапезу и там утолять жажду. Хлеба и ничего съестного в келиях не держать, ни воды, разве для мытья рук. В келиях братии должны быть только иконы и книги. Одно попечение должно быть у каждого — превосходить других смирением, нестяжательностью и любовью.

В церковь приходить каждый должен, не опаздывая, стоять тихо, не разговаривая друг с другом. Также и в трапезе должно быть общее молчание. Преподобный усиленно настаивал на безмолвии: лучше с высоты упасть, чем повредить себе языком. И за общими монастырскими работами не должно быть празднословия: работая, каждый да хранит свое любомудрие молитвой.

Кто знает рукоделие, пусть трудится и заработанное отнесет в казну, ибо надлежит братии не только кормиться трудами рук своих, но показывать любовь и к нищим. В утешение ослабевающим преподобный говорил, что от монастырской казны каждый получит и одежду, и обувь, и пищу, и что не следует иметь ничего своего, чтобы не сделаться рабами того, что называем своим.

Пусть никто не принимается за дело по своей воле, но да слушает во всем волю и желания отцов искусных. В праздности же никому отнюдь не оставаться: праздность бывает виной многих зол, в то время, как, наоборот, безмолвие есть мать многим добродетелям. А потому никто в праздности да не заходит к брату своему, но да пребывает за трудом и в безмолвии. Настоятельно запрещал преподобный приносить в монастырь алкогольные напитки:

«Пьянство, — говорил он, — всем злым делам корень. Не имейте пития пьянственного, да не прогневаете Бога. Предавая погибели свои души и многих соблазняя, навлечете на себя пьянством проклятие и горе».

Желая поддержать строгость общежития, преподобный Павел заповедал изгонять из монастыря нарушителей установленных правил, «да прочая братия страх имут». Впрочем, при жизни преподобного трудно было и представить себе появление таковых нарушителей, ибо все почитали наставника своего, как ангела Божия.

Устроение душ братии началось задолго до построения монастыря, и как только храм был готов и начались уставные службы, монастырь оказался духовно уже благоустроенным.

По устроении монастыря, поручив игумену управление, сам преподобный пребывал в отходной келии своей в безмолвии и молитве. Но это не значит, что он совершенно отделил себя от остального мира. Никто из приходящих не был лишен его утешения и назидания. На общую молитву с братией преподобный приходил два раза в неделю: по субботам и воскресным дням. Тогда он присутствовал и за общей трапезой. но вкушал только немного воды, хлеба и овощей. Ни рыбы, ни масла, ни молока он не ел никогда. Вся жизнь его была пост и воздержание.

И при такой суровой жизни он сохранил до конца своей жизни нрав мягкий, был светел лицом и весел душой. Доступен он был для каждого и днем, и ночью, всех встречал приветливо и отпускал с полезным наставлением. Приходил ли к нему одержимый страстью, получал врачевство; искал ли его беседы отягченный скорбью, находил у него утешение. Молитва, богомыслие и углубление в святоотеческие писания принесли ему дар проникновения, духовной прозорливости Он постигал и невысказанные, тайные помыслы собеседников и исцелял их благодатным своим словом.

Когда же преподобный оставался один, он углублялся в молитву или со славословием на устах занимался трудом внешним. При его престарелом возрасте братия почитали труды обременительными для него и просили, чтобы он дольше оставался в покое. Преподобный же не соглашался с ними и указывал самой братии в непрестанном труде искать врачевства от злых помыслов, искушающих монаха, предающегося праздности. Речи его о борьбе с злыми помыслами через молитву и труд были исполнены глубокой назидательности и настойчиво повторялись перед монастырской братией.

Все же, когда преподобный Павел достиг глубокой старости, тело его стало изнемогать. Бодрый духом, он терпеливо переносил свою болезнь, но уже безмолвствовал совершенно, в молитве и созерцании очищая ум свой, чистым сердцем созерцая славу Господню.

В день Богоявления, перед Божественной литургией, окруженный братией, преподобный глубоко вздохнул и прослезился. Братия приступили к нему с расспросами. Преподобный молчал, а потом, уступая просьбам, промолвил:

— В этот день и час нечестивые татары взяли город Кострому, предали его огню и мечу, а многих жителей увели в плен.

Потом все это и подтвердилось: город действительно был взят 6 января 1429 года татарами.

Несколько дней спустя, чувствуя приближение своей кончины, преподобный Павел созвал к себе всю братию и обратился к ней с последним наставлением: он призвал во свидетели Бога, что главное его желание — не разорять введенного общежития, а потом повторил то, что говорил им неоднократно прежде. Братия стояли вокруг отходящего праведника и плакали.

В самый час своего отхода преподобный сподобился причащения Святых Тайн. Благословив братию и перекрестившись, он, с молитвой на устах, предал душу свою Господу.

Преподобный скончался 112 лет от рождения 10 января 1429 года. 22-х лет он принял иноческое пострижение и жил по разным пустыням около 50 лет, а в Комельском лесу — около 40 лет. Итак, девяносто лет своей жизни он посвятил деннонощным иноческим трудам. Братия похоронили тело его возле храма Живоначальной Троицы с великой честью и благоговением.

По преставлении преподобного наставником братии остался ученик его Алексий, достойный называться игуменом по добродетельной жизни своей и обычаям, ревнивый поборник заветов своего наставника. От мощей преподобного Павла излились впоследствии многие чудеса.

Во время игуменства Илариона [203] воры задумали разграбить монастырь, льстясь более всего на церковные сосуды. Пришли ночью к монастырским воротам, надеясь легко проникнуть внутрь обители. Но совершенно неожиданно разверзается перед ними глубокая пропасть, а из нее поднимается пламя. Объятые страхом, воры бежали прочь. На другую ночь они встретили кругом монастыря множество людей: одни упражнялись в стрельбе, другие — в метании копий, третьи — в борьбе. В удивлении, откуда явилось здесь столько людей, воры опять отошли назад, не причинив зла обители.

На третью ночь они нашли весь монастырь освещенным, как бы стоящим в огне. До утра они простояли в раздумье о значении виденного. А как только рассвело, пошли к игумену и принесли ему покаяние.

В 1538 году на Вологодский край напали татары. Проникли они и в Комельский лес и начали жечь монастыри. Услышали об этом иноки Павловой обители, и большая часть их разбежалась.

В монастыре осталось всего десять дряхлых старцев, которые или не могли уже бежать, или же не хотели оставить святого места. Сошлись они в одной келии и всю ночь провели в молитве и слезах. Один из старцев, Ефрем, задремал от утомления и увидел во сне преподобного Павла. Преподобный подошел к старцу, взял его за руку и сказал:

— Брат Ефрем! Вас ждет тяжкая скорбь от нечестивых варваров: тебя изрубят и еще двух с тобой, один поболеет и выздоровеет. Не скорби: эта смерть будет в жизнь вечную, а монастырь ваш хотя будет сожжен и ограблен, но выстроится еще лучше и станет богат.

Ефрем пересказал слова чудотворца своим братиям. Все это точно исполнилось по предсказанию преподобного. Около полудня, когда старцы пели часы в трапезе, подъехали к монастырю конные татары. Объятые ужасом, старцы начали возлагать на себя схимы и прощаться. Одного старца, вышедшего из трапезы, татары раздели, изранили и умертвили, отрубив ему голову. Двое скрылись в трапезной — один под печью, другой — в трубе, а один инок прошел незамеченным среди врагов и спасся.

Несколько старцев бросились в церковь и начали молиться. Татары побежали за ними, сорвали с несчастных схимы и одежды, избили их, изранили и, оставив еле живыми, бросились грабить келии. Старец Ефрем был изранен и через 10 дней скончался. Скончался и другой старец, Митрофан, но келейник Ефрема, Мина, сверх всякой надежды, выздоровел после продолжительной болезни. Татары изрубили и изранили также и мирян, монастырских слуг, встретившихся им близ монастыря.

Как и предсказывал преподобный Павел, монастырь возродился в еще большей славе и великолепии. В 1546 году над гробом преподобного была поставлена каменная церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Другую церковь воздвигли во имя самого преподобного Павла. Кстати, при рытье траншей были обретены мощи шестерых подвижников, на которых ризы сохранились нетленными.

Это были, вероятно, мощи учеников преподобного Павла. Местное празднование преподобному Павлу началось неизвестно в какое время. На Московском Соборе 1547 года было постановлено праздновать ему повсеместно. Святые мощи угодника Божия почивают под спудом. В 1878 году над ними была поставлена массивная серебряная рака, но 26 августа 1909 года в соборе, где почивают мощи преподобного, возник пожар и рака полностью расплавилась. Мощи, лежащие под спудом, не пострадали.

К великому сожалению, погибли безвозвратно медный крест, которым преподобный Сергий благословил своего ученика на пустынные подвиги, и остатки липы, в дупле которой он подвизался. Из вещественных памятников, связанных с именем преподобного Павла, остался только колодец, ископанный его руками.

 

Тропарь, глас 1

Божественною любовию от юности распаляем, Павле преподобие, вся яже в мире красная возненавидев, Христа Единого возлюбил еси. И сего ради во внутреннюю пустыню вселился еси, со зверьми жити, весь Христу: отонудуже и Всевидящее Око твоя труды видев, даром чудес и по преставлении обогати тя, темже вопием ти: моли непрестанно о всех нас, честную память твою присно в песнех почитающих.

Святитель ПЕТР
(25 ноября)

Святой Петр, архиепископ Александрийский, был воспитан блаженным Феоной, архиепископом этого же города, и поставлен на его место после его смерти. Петр был сначала начальником александрийского огласительного училища. На этой должности он старался ослабить рационалистическое направление, господствовавшее в нем со времени Оригена, и установить направление строго церковное. В своих лекции он опровергал аллегории Оригена и его учение о предсуществовании душ. Он боролся также против антитринитариев и доказывал Божество Иисуса Христа.

Кроме того, это было время, когда Римскими императорами Диоклетианом и Максимианом были воздвигнуты жестокие гонения на христиан.

Мучениками Христовыми были переполнены тогда все темницы, и кровь их омывала улицы, города и окрестные поля. Вот в такое время святитель Петр своим учением и непреодолимой твердостью духа поддерживал малодушных и боязливых, многих удержал от отступления и падения, и большое количество верующих привел к мученическому венцу.

Изгнанный с кафедры, находясь в Тире, Финикии и Палестине, святой Петр поддерживал свою паству посланиями, Возвратившись снова в Александрию, Петр помогает заключенным в темнице, которых насчитывалось в те дни около семисот человек, причем, среди них было много клириков. Все они были умерщвлены после различных мучений.

Рядом с физическими гонениями в Александрии возникла опасность не менее серьезная: нечестивый Арий, еретик, начал распространять свои взгляды, извращать учение Церкви о Личности Иисуса Христа. Святитель Петр наставлял его всей силой своего убеждения и авторитета, но, как скоро. Арий не внимал голосу архипастыря, ему пришлось отсечь больной член от Церкви через отлучение.

Число же верующих во Христа в Александрии, несмотря ни на какие пытки, не только не уменьшалось, но даже возрастало. Люди не жалели ни своих имений, ни своей жизни, приходили к святителю и принимали крещение.

Император Максимиан, владевший восточными странами, узнав о том, что многие через наставления святого Петра по-прежнему обращаются в христианство, послал трибуна с воинами взять святого и связанного привести к нему [204].

Посланные нашли святого в храме со множеством верующих, совершающим Божественную службу в память всех святых.

Его заковали в тяжелые оковы. Среди народа в связи с чтим возникло большое волнение, многие плакали. Собралась вся Александрия, готовая пострадать за своего учителя. Ругали императора, трибуна и воинов. Трибун, видя сильное волнение и возмущение народа и стремясь выполнить волю царя, приказал скрыть святителя в темнице близ храма, а сам написал правителю обо всем случившемся.

Император, прочитав письмо, сильно разгневался и приказал отсечь непокорному святителю голову, а также казнить всех сопротивляющихся и защищающих своего пастыря. Трибун получил приказ императора и попытался исполнить его волю, вывести святителя для казни из тюрьмы, но толпа народа, которая день и ночь находилась у темницы, не позволила ему сделать это. Там было множество мужей, жен, старых и юных, иноков и инокинь, которые, будучи привязаны к архиерею Божию истинной любовью, не отходили от темницы. Воинов, пытавшимся вывести святителя, они единодушно умоляли:

— Сначала нас всех избейте, если имеете приказание от вашего царя, а потом уж возьмете и отца нашего. Не отступим от нашего пастыря и не допустим, чтобы пострадал учитель и врач душ наших.

Трибун, видя множество народа, слыша такие слова и не желая учинять такое безмерное кровопролитие, решился тайно обезглавить святителя Петра.

А в это время Арий, узнав, что архиепископ, отлучивший его от святой Церкви, сидит в оковах, в темнице и должен быть казнен за Христа, явился к нему с льстивым и лицемерным покаянием, надеясь после святителя занять его место на Александрийской кафедре.

Он даже умудрился подбить двух пресвитеров, Ахиллу и Александра, чтобы они просили Петра о его прощении. Но Господь явился святителю ночью, открыл ему все лукавство еретика и повелел не принимать его в Церковь. Ахилла и Александр явились в темницу и, припав к ногам святителя, просили его простить Ария и разрешить его от клятвы. Блаженный Петр, плача и вздыхая, ответил им:

— Возлюбленные, не знаете, о ком просите. Просите о том, кто терзает Церковь Христову. Вы знаете, что я люблю своих овец и не желал бы, чтобы какая-нибудь из них погибла... Только Ария я отвергаю, ибо он Самим Богом отвержен, и от святой Церкви отлучен не столько моим судом, сколько Божиим, так как он не перед человеком, но перед Богом согрешил, хуля Тайну Святой Троицы... Бесстыдный еретик своей хулой осмеливается делать разделение между Отцом и Сыном, и Святым Духом. Как можно ему простить, когда на него все созданное гневается за своего Создателя? Итак, да будет проклят Арий и в нынешнем веке, и в будущем!

После таких слов Ахилла и Александр уже не осмеливались быть ходатаями за еретика. А блаженный Петр, отведя их в сторону, продолжил:

— Я — человек грешный, но знаю, что Господь Бог призывает меня к мученическому венцу, и прежде, чем умру, объявляю вам, столпам Церкви, тайну Божию, которую открыл мне Господь в эту ночь. Ты, честной Ахилла, после меня взойдешь на архиепископский престол, а после тебя — достойный пресвитер Александр.

Что же касается Ария, то не думайте, что я несправедлив к нему и жесток по отношению к согрешающим, ибо грех, соделанный по немощи, хотя был бы и наибольшим, меньше злобы Ария... Как вы можете заставить меня снизойти к вашей просьбе и простить Ария? Если я и проклял его, то не сам, а по соизволению Христа Бога моего. Который явился мне в эту ночь...

Все эти слова пресвитеры передали народу. А святой Петр, видя, что народ пылает ревностью любви к нему и не позволяет царским слугам исполнить императорское приказание, и боясь, что произойдет большое кровопролитие вследствие столкновения народа и воинов, к тому же, и сам желая скорее отойти ко Господу, решил тайно отдать себя в руки мучителей. Он послал одного из приставленных к нему рабов к трибуну со словами:

— Если желаешь сделать угодное царю Максимиану, то тайно приходи ночью к темнице и, пробив стену, возьмешь меня и исполнишь повеление царя.

Трибун воспользовался этим предложением. Наступила ночь, народ во множестве толпился у дверей темницы, не пропуская в нее никого. Трибун явился с воинами и пробил стену с задней стороны. Никто из христиан не увидел это. Святой Петр, осенив себя крестным знамением, сказал:

— Лучше одному человеку умереть, нежели всем людям погибнуть, — и вышел из темницы через пробоину в стене.

Трибун с воинами удивились мужеству святого, шедшего на верную смерть, и, взяв его, привели на то место, где святой апостол Марк принял мученическую кончину, и там отсекли честную главу святителя Петра. Это произошло в 311 году.

Близ гроба святого Марка в ту ночь находилась одна девица-затворница. Во время молитвы она услышала голос с неба:

— Петр — начало апостолов, Петр — конец Александрийских мучеников.

С наступлением утра люди, узнав о том, что их пастырь был тайно усечен при гробе святого Марка, взяли его тело и внесли в храм для молитвы о его упокоении. Его посадили на Горнем месте [205], приложили его главу к туловищу.

— Моли о нас, святой угодник Божий, — восклицал при этом народ.

Известный церковный историк Евсевий Кесарийский, современник святителя Петра, называет его «священным украшением епископов и по святости, и по упражнению в священных глагола»). Из его паствы целые сонмы верующих увенчались мученическим венцом. Слабость некоторых, не выносивших жестоких мучений, побудила его в 306 году разослать правила покаяния, которые с древних времен были приняты в состав правил Вселенской Церкви. Они дышат христианской любовью и выработаны на основе Священного Писания. В этом же году он созвал Собор в Александрии против Мелетия, епископа Ликопольского, который отказывал кающимся падшим в принятии их обратно в Церковь, в то время, как сам был повинен в поклонении идолам.

При этом, святитель Петр более всего заботился о том, чтобы возвратить падших в недра Церкви, разделяя падших на категории, обращая внимание на обстоятельства падения, призывая всех к покаянию и объявляя только одно преступление непростительным — нераскаянность.

Кроме того, известно его сочинение о Пасхе и в извлечениях — книга «О Божестве», прекрасные места из которой, относящиеся к вопросу воплощения Сына Божия, были читаны на III (Ефесском) и IV (Халкидонском) Вселенских Соборах, сочинение «О пришествии Спасителя» и некоторые другие, философско-богословские произведения. До нас дошел еще один его труд — «О покаянии».

Митрополит ПЕТР
(21 декабря)

Святитель Петр, митрополит Всероссийский, родился около 1260 года в знатной боярской семье на Волыни. Перед его рождением мать его увидела во сне, что она держит на руках агнца, а между рогами его растет дерево, покрытое цветами плодами и горящими свечами.

Семи лет от роду ребенок начал учиться грамоте, но вначале безуспешно, пока, наконец, во сне неизвестный не коснулся его уст. После этого сна учение стало даваться ему легко и успешно.

По окончании книжного обучения, будучи 12-летним мальчиком, он поступил в монастырь, где обучился искусству иконописания в такой степени, что летопись назвала его «иконником чудным». В духовной жизни он руководствовался «Лествицей» преподобного Иоанна и особенно усердствовал в смирении и послушании.

Начало его иноческого пути было очень трудным: он исполнял тяжелые работы на кухне, обрабатывал землю, мыл братские власяницы.

После длительного испытания старец благословил ему поселиться в безмолвии на берегу реки Рати, где он и основал свой собственный Преображенский монастырь. В сане игумена он прославился своей жизнью и стал известен всей стране.

Монастырь этот однажды посетил митрополит Максим, и игумен Петр преподнес ему в дар икону Богоматери своего письма, именуемую Петровской, хранившуюся до революции в Успенском Кремлевском соборе в Москве. Сохранились и Другие иконы его письма.

После кончины митрополита Всероссийского Максима в 1308 году тогдашний великий князь Михаил Ярославич Тверской [206] отправил к патриарху Цареградскому в качестве нового кандидата на Всероссийский престол игумена Геронтия, я князь Галичский Юрий Львович, недовольный перенесением кафедры из Киева во Владимир, — игумена Петра — для поставления его в отдельные митрополиты Галицкие. Игумен Петр прибыл первым, а игумена Геронтия задержала буря. Одновременно Геронтию явилась Богородица и сказала, что митрополитом Российским должен быть Петр. То же самое было открыто и патриарху Афанасию.

Патриарх Афанасий поставил в митрополиты Петра, при. чем, не для Галиции только, а митрополитом. Киевским и всея Руси. Он полагал, видимо, что митрополит, выдвинутый Галицким князем, даже пребывая во Владимире [207], будет иметь достаточно попечения и о Галиче.

На обратном пути Петр посетил Галицкого князя Юрия в Киеве и в следующем году прибыл во Владимир. В это время здесь шла борьба за великокняжеское достоинство между Михаилом Тверским и Юрием Московским. Митрополит Петр принял сторону Юрия. Естественно, между князем Михаилом Тверским и митрополитом возникла вражда, и дело чуть не дошло до низложения митрополита.

Князь Михаил отправил с Тверским епископом Андреем в Константинополь жалобу. Патриарх немедленно прислал в Россию своего представителя для соборного расследования дела.

В 1311 году в Переяславле Залесском состоялся Собор. Присутствовали два епископа: обвинитель Андрей Тверской и Симеон Ростовский, лучшие из игуменов и монахов, множество священников. Из светских лиц было «довольно» князей и «множество» вельмож. Сам великий князь Михаил не присутствовал (он был в это время в Орде). Собор закончился полным оправданием митрополита Петра, и он приступил к управлению Церковью.

Однако его отношения с князем так и не нормализовались до самой смерти Михаила.

Митрополит Петр, ревностный архипастырь, постоянно совершал поездки по России с целью учения и исправления недостатков. В его житии говорится, что он был пастырь очень учительный.

Сохранились два поучения святителя к пастве, касающиеся семейной жизни. Одно из них — поучительное послание к священникам и мирянам, которым он устанавливал, что вдовые священники, если они желают сохранить священство, шли бы в монастыри, а если хотят оставаться в миру, то «не пели бы», т.е. слагали с себя священство.

В 1313 году святитель предпринял поездку в Орду и произвел на хана сильное благоприятное впечатление свой мудростью. Он был отпущен с большой честью. В выданном ему ярлыке, сохранившемся до нашего времени, расширялись прежние права митрополитов. Ему предоставлялось право судить принадлежащих ему людей по всем, даже уголовным, преступлениям, без изъятия: «и в разбои, и в поличном, и в татьбе, и во всяких делах».

Митрополит пресек намерения латинян и немцев иметь в Орде католического епископа. Правда, при митрополите Петре появляется независимый от Владимира митрополит литовский и тем самым нарушается единство Русской Церкви.

В конце правления митрополита Петра, в 1324 году, состоялось определение Константинопольского патриаршего Собора, согласно которому Киевская митрополия должна была отчислять Константинопольской патриархии часть денежных средств («константинопольский выход»).

Больше всего огорчали святителя раздоры между князьями. Он всячески старался умиротворить их. Однажды с этой Целью он даже специально предпринял поездку в Брянск, где чуть не был убит.

Тяжелее всего для митрополита была распря великого князя Михаила Ярославича Тверского с племянником его князем Георгием Даниловичем Московским, по проискам которого у великого князя был отнят его титул, а сам он был убит в Орде.

Неоценимым для судеб России было фактическое перенесение митрополитом Петром кафедры из Владимира в Москву [208]. Он предвидел, что, несмотря на междоусобицы, объединить Русь может только Москва. Он довольно часто приезжал сюда, в этот небольшой и незначительный тогда еще городок и завещал похоронить себя здесь.

Московский князь Георгий Данилович постоянно отлучался и на это время поручал правление своему брату князю Иоанну, прозванному в народе за его нищелюбие Калитой [209]. С этим князем митрополит очень сблизился, часто беседовал с ним о церковных делах, о будущем Москвы и предсказал ему грядущее величие города.

В августе 1326 года в Москве был заложен Успенский собор, где у основания жертвенника святитель приготовил себе каменный гроб, но скончался он 21 декабря 1326 года во время вечернего богослужения, до окончания постройки. Князя в это время не было в городе. Когда он вернулся, тело почившего было перенесено в Успенский собор и погребено при громадном стечении народа.

Перед смертью он раздал свое имение нищим, священникам и монахам. Чудеса при его мощах начали совершаться с минуты его погребения. Через год, в 1327 году, Успенский собор был закончен и освящен.

Новый митрополит Феогност был во всем верен памяти и заветам почившего святителя. Он остался жить в Москве, часто молясь у его гроба, и сам был свидетелем многих чудес. Обо всем этом он донес Цареградскому патриарху и получил повеление причислить новоявленного чудотворца к лику святых.

Спустя 13 лет после кончины святитель Петр был причислен к лику святых.

Святые мощи митрополита Петра трижды обретались нетленными: в 1382 году, во время нашествия хана Тохтамыша, когда гроб его обгорел, в 1477 году, когда обрушились стены добора, и в 1479 году, когда Успенский собор был вновь воздвигнут в настоящем виде итальянским зодчим Аристотелем Фиоравенти.

Житие святителя Петра было написано Преосвященным Прохором, епископом Ростовским, рукоположенным самим святителем, а также святым митрополитом Киприаном.

Благоверный князь РОМАН
(3 февраля)

Святой благоверный князь Роман Угличский родился 1 октября 1235 года в Угличе. Отец его, князь Владимир Константинович, был сыном князя Константина Всеволодовича и братом святого князя Василька Ростовского.

Князь Роман принимал участие в битве на реке Сити (1237 г.), но потом, чтобы спасти свой город Углич, он добровольно покорился татарам, а чтобы не идти на поклон к хану, оставил княжество, скитался с семейством по разным городам и умер изгнанником в 1249 году во Владимире.

Осиротелое семейство перенесло его тело в Углич.

В 1261 году, после кончины бездетного старшего брата Андрея, князем Угличским стал князь Роман.

Ни в личной жизни, ни в делах управления, князь ничего не делал без совета и благословения матери, княгини Фотинии. Тяжелое скитальческое детство наложило свой отпечаток на впечатлительную душу Романа. Он посвятил себя делам благотворительности, созидая храмы, больницы и странноприимницы.

Он также был основателем и города Романова. После кончины матери и жены, княгини Александры, он стал проводил» еще более уединенную жизнь в своем дворце.

Ежедневно видели его подолгу у родных гробниц. Внутренняя духовная жизнь его была глубоко сокровенна. Все князья чтили его, а подданные считали святым.

Скончался он в своем дворце в 1285 году и был погребен как и все княжеское семейство, в Угличском Преображенском соборе. В 1485 году были обретены его честные мощи, и от них стали истекать исцеления, которые особенно усилились после убиения святого царевича Димитрия (1591 г.).

К лику святых князь Роман был причислен в 1595 году, но описание его чудес имеется лишь с 1605 года (как и запись предыдущих чудес).

Святые мощи благоверного князя сгорели в Смутное время. Останки их собрали и поместили в раке в Преображенском соборе.

Благоверный князь РОСТИСЛАВ
(14 марта)

Святой благоверный великий князь Ростислав был третьим сыном святого Мстислава Великого [210], великого князя Киевского. В молодости он отличался своей доблестью, но только из послушания старшему брату, великому князю Изяславу II, принимал участие в невыносимых для него междоусобных войнах.

Когда он сам стал великим князем, то больше всего заботился о том, чтобы на земле Русской был мир и покой. Часто решал он дела из миролюбивых соображений против родных сыновей в пользу дальних родичей, и все князья чтили, любили и слушались его, потому что были уверены: он всегда судит по правде. И междоусобных войн не было при нем.

В Киеве народ принял его с великой радостью, а он приказал раздать бедным всю великокняжескую казну, себе же оставил только один крест.

В удел свой, Смоленск, он пригласил епископа и создал множество церквей.

В Киеве он каждую субботу приглашал к своему столу Печерского архимандрита преподобного Поликарпа и двенадцать старцев и беседовал с ними о душеспасительных вещах. Он сам жаждал иноческой жизни, но преподобный Поликарп отвечал ему:

—  Вам, князьям, Бог велит управлять, творить суд и блюсти крестное целование.

В конце концов, видя непреклонное желание великого князя, он согласился:

— Да будет воля Божия.

И великий князь велел приготовить себе в Печерском монастыре келию. Тяжело заболев в Смоленске, он велел везти себя в Киев, чтобы быть погребенным в Феодоровском монастыре, созданном его отцом, но доехать не успел, по дороге скончался. Перед смертью он сказал своему духовнику:

— Ты ответишь перед Богом за то, что не дал мне стать иноком в Печерском монастыре у того святого мужа. Я этого сильно желал, и да простит мне Господь, что я не исполнил обета моего.

Тело его привезли в Киев и погребли, согласно его завещанию, в Феодоровском монастыре.

Преподобный СЕРГИЙ
(28 июня)

Преподобный Сергий, Валаамский чудотворец, — основатель монастыря и монашества на острове Валааме. Сведения о нем очень скудны и разноречивы.

Древнее его житие, все монастырские летописи и книги погибли во время многочисленных войн и неприятельских нашествий, опустошавших Приладожский край вплоть до XVIII века включительно.

Валаамский монастырь расположен на одноименных островах, на огромном озере Ладоге, к северу от Петербурга, на финляндской границе. Монастырь этот существует с незапамятных времен, но он много раз разрушался до основания, а потом опять возобновлялся.

Согласно местному валаамскому преданию, сохраненному в рукописи, озаглавленной «Оповедь», бывшей в распоряжении составителя книги «Валаамский монастырь» [211], начало христианству на Валааме положено было еще святым апостолом Андреем, который, посетив Киев и Новгород, побывал на Валааме и водрузил здесь каменный крест.

Позже, но все таки довольно близко по времени к апостолу Андрею, упоминается в «Оповеди» Сергий, «преподобный» по жизни, который был не из местных обитателей, а пришлый «с восточных стран». Некоторые считают его греком, другие — новгородцем, даже — бывшим новгородским посадником.

Оставшись на Валааме, преподобный Сергий занялся строением бойниц для защиты от неприятелей, тесал камни правильных форм, чертил на них письмена и т.д.

«Оповедь» описывает его как «изобразителя», то есть, умеющего делать изображения на дереве и камне. Будучи монахом и пресвитером, преподобный Сергий стоял во главе и гражданского управления острова.

Он обратил ко Христу местного властителя Мунга, язычника, назвав его при крещении Куартом. Достоверность этого сказания, однако, ничем не подтверждена.

Согласно другому преданию, монашество на Валааме было начато греческими иноками Сергием и Германом во времена святой равноапостольной княгини Ольги.

Более близка христианской душе житийная версия преподобного Сергия, которую приводит в своей исследовательской работе Преосвященный Арсений [212], и согласно которой преподобный Сергий, вместе с Германом, положил основание Преображенской обители на Валааме в 1329 году.

Валаамский архимандрит Макарий в своем прошении к царям Иоанну и Петру в 1696 году называет преподобных Сергия и Германа «великими и преславными чудотворцами», говорит об их даре пророчества и о том, что они предсказали разорение их обители шведами в 1611 году.

Далее в том же прошении сказано: «Яже в житии их достоверно повествуется», что показывает, что еще в ХVII веке житие их было известно. Известно также, что на Валааме был храм, освященный в их честь, где хранились их святые мощи, и что они неоднократно переносились в Новгород. В память последнего возвращения их из Новгорода и был установлен им праздник 11 сентября и была написана их икона.

Мощи их почивали под спудом. Общецерковное их почитание было установлено в 1819 году. К тому времени было уже известно великое множество чудес, совершенных у их святых останков. Чудеса эти продолжали в изобилии истекать и в новейшие времена не только в Приладожском крае, но и по всей России, и даже за границей, при молитвенном обращении к валаамским чудотворцам.

Валаамский монастырь привлекал к себе не менее богомольцев, чем Троице-Сергиева и Киево-Печерская Лавры, Соловецкий и Саровский монастыри и иные русские святыни.

Преподобный СЕРГИЙ
(16 ноября)

Преподобный Сергий Малопинежский, в миру Симеон, родился в 1493 году. Отец его, Маркиан Стефанович Неклюд, из рода митрополичьих десятильничьих детей боярских, жил в Великом Новгороде в тяжелую пору подчинения вольного

Дети боярские при древних епископах были их светскими чиновниками. Должность десятильника или десятинника была установлена в глубокой древности для сбора десятины, жертвуемой богатыми людьми в пользу Церкви. В последующее время епископы стали поручать десятильникам, кроме сбора податей, и надзор за жизнью и деятельностью духовенства, а также и разбор некоторых судных дел.

города державной воле великого князя Московского Иоанна Ш. Многим новгородцам не нравилось это подчинение. Видимо, родителям Сергия — тоже. Маркиан покинул родину ц удалился «в страну Студеного [213] моря». Местом своего жительства он избрал волость Малую Пинежу по реке Пинеге [214].

Здесь Маркиан женился. А как скоро он был «навычен книжному учению и грамоте», то это открыло ему путь в духовное звание, и он с достоинством служил священником в Сурском Погосте. Как сам Маркиан, так и его жена Аполлинария, вели жизнь добродетельную и в старости, по взаимному согласию, приняли иноческий постриг: Маркиан — с именем Матфея, Аполлинария — с именем Пелагии. Матфей скончался игуменом Воскресенского монастыря в городе Кевроле, а Пелагия — схимницей.

От этой благочестивой четы и родился Симеон. До тридцатилетнего возраста Симеона никаких сведений о его жизни нет. В этом же возрасте, известно, он был уже иереем Малопинежского Погоста при только что устроенных в честь Преображения Господня и во имя великомученика Георгия храмах.

Шестьдесят два года Симеон самоотверженно нес нелегкие обязанности приходского пастыря, обращал ко Христу «некрещенную чудь», то есть, инородцев-финнов. Он «имел душу милостиву и чист помысл, сердце бодро, смирение и крепость молчаливую и любовь воистину нелицемерную». При этом, подвижник-пастырь имел внушительную и благолепную внешность.

Добродетели и достоинства его привлекали к нему не только прихожан, из которых многие и родились при нем, и состарились, но и окрестных жителей. Слава о Симеоне, как о человеке добродетельном и редком пастыре, далеко распространилась за пределы его прихода.

Чувствуя приближение кончины, блаженный Симеон принял сначала монашество, а затем — схиму с именем Сергия от игумена Воскресенского монастыря Иринарха, прибывши в село из города Кевролы для сбора пожертвований на церковные нужды.

Преподобный Сергий почил 16 ноября 1585 года, будучи глубоким 92-летним старцем. Тело преподобного, по его завещанию, было погребено близ алтаря церкви Преображения Господня. «Памяти ради», чтобы не забыть место погребения преподобного, поставили над его могилой «голбчик [215] деревянный», то есть, надгробный памятник в виде маленькой сени. Под эту сень вскоре стали стекаться немощные, потому что Господь прославил Своего угодника даром чудотворения.

В 1651 году было установлено по воскресным дням еженедельное молебное пение над могилой преподобного Сергия. Поводом для этого послужило явление угодника Божия одной женщине по имени Феодосия. Феодосия пришла в Малопинежскую волость с Двины и ранее ничего не слышала о преподобном Сергии. Женщину эту постигла болезнь, во время которой в сонном видении ей явился преподобный. Обещая исцеление, он велел ей идти в часовню на его могилу и сказать клирикам Преображенской церкви, чтобы они совершали впредь во все воскресные дни молебное пение Всемилостивому Спасу «по обычаю в часовне над его гробом, и память его творили бы, докамест Бог восхощет, неотложно»

После видения больная тотчас выздоровела, поспешила к могиле преподобного и рассказала малопинежским клирикам обо всем, что с ней произошло. Тогда же было установлено ежевоскресное молебное пение в часовне преподобного. Примечательно, что когда однажды по каким-то причинам не совершили молебен, преподобный явился во сне одному из местных жителей и подтвердил, чтобы правило это соблюдалось «неотложно и неизменно».

Новые чудотворения у гроба угодника Божия побудили жителей Малопинежья и церковные власти в 1655 году установить празднование памяти преподобного Сергия 16 ноября и написать «образ подобия его».

Преподобный СИМЕОН
(13 февраля)

Преподобный Симеон, в миру Стефан Немана, был царем Сербским (1159-1195). Точнее — жупаном (князем). Он объединил большую часть сербских земель и доставил им политическую независимость. Во время своего правления он много потрудился, защищая свой народ от влияния латинства, арианства и других ересей.

Он устроил в своей стране множество монастырей и на берегу реки Студеницы соорудил во имя Пречистой Божией Матери великолепный храм. Он повелел выложить его внутри от основания до потолка мрамором и украсить золотом.

Всегда снабжая бедных всем необходимым, святой Симеон, наконец, все свое неисчислимое богатство раздал нищим. После этого, добровольно передав в управление сыну своему Стефану все бывшие под его властью земли, он оставил мир и последовал за сыном своим преподобным Саввой [216], который незадолго перед этим принял монашество в одной из обителей Афонской горы [217]. Ему было в это время 80 лет.

Прибыв на святую гору, преподобный, при содействии своего сына, возобновил здесь запущенный монастырь с церковью, называемый Хиландар, и стал подвизаться в нем. Научившись страху Божию и неуклонно исполняя правила иноческой жизни относительно молитвы и поста, святой Симеон достиг бесстрастия, смирил свой разум и, при содействии благодати Божией, стал великим подвижником.

Еще при его жизни в обитель начали стекаться из разных стран множество иноков, и многим из них он был наставником и руководителем на пути спасения.

Прожив там благочестно всю оставшуюся жизнь, преподобный Симеон в глубокой старости отошел ко Господу 13 февраля 1200 года. После его кончины Господь прославил его даром чудотворений. Тело его стало источать миро, и через него начали совершаться многие чудеса.

Сын его, преподобный Савва, перенес тело своего отца в Сербию и с честью положил его в церкви во имя Пресвятой Богородицы на реке Студенице, которую с такой любовью на свои средства соорудил сам святой Симеон.

До настоящего времени благочестивые христиане берут из раки, где покоятся мощи преподобного Симеона, миро, помазываются им при болезнях и получают исцеление.

Преподобный СИМЕОН
(3 февраля)

Преподобный Симеон Полоцкий (в миру Симеон Емельянович Ситнианович-Петровский) — знаменитый церковный деятель и писатель. Мирское имя его неизвестно. Симеоном он был наречен уже в монашестве, а название Полоцкий присвоено ему впоследствии в Москве, по месту его первоначальной службы.

Родился Симеон Полоцкий в 1629 году в Белоруссии (по мнению некоторых, в Полоцке). Учился в Киево-Могилянской Коллегии, потом принял монашество и стал дидаскалом братской школы в Полоцке.

При посещении этого города в 1656 году Алексеем Михайловичем Симеону Полоцкому удалось лично поднести царю приветственные «Метры» своего сочинения. Возможно это и повлияло на его дальнейшую судьбу. В 1664 году он переехал в Москву.

Царь поручил ему обучать молодых подьячих Тайного приказа, назначив местом обучения Спасский монастырь за Конным рядом.

Восточные патриархи, приехавшие в Россию по делу патриарха Никона, уполномочили его произнести перед царем речь о необходимости «взыскати премудрости», то есть, усилить образовательный процесс в государстве.

По поручению Собора 1666 года Симеон Полоцкий составил опровержение челобитных Лазаря и Никиты.

В конце следующего года этот труд был напечатан и издан от имени царя и Собора под необычным заглавием «Жезл правления на правительство мысленного стада Православно-Российской Церкви, — утверждения во утверждение колеблющихся в вере, — наказания в наказание непокоривых овец, — казнения на поражение жестоковыйных и хищных волков, на стадо Христово нападающих».

Книга является типичным образцом схоластической риторики. Богословская эрудиция, хорошая по тому времени обработка формы, утонченная аргументация — все это оказалось совершенно неубедительным для неискушенного ума московских «простецов», мало оценивших внешние литературные достоинства трактата и не нашедших здесь ответа на свои «сумнительства».

«Жезл...» не только не оказал никакого влияния, но высокомерное отношение Симеона Полоцкого к противникам, в связи с некоторыми резкими выражениями, весьма оскорбило челобитчиков и усилило их враждебность к церковным новшествам.

Хотя Собор отозвался о труде Симеона с высокой похвалой, признав «Жезл...» «из чистого серебра Божия слова, и от священных писаний и правильных винословий сооруженным», однако в нем оказалось немало точек соприкосновения с западными богословскими мнениями, что и было впоследствии отмечено одним из противников Симеона, чудовским монахом Евфимием.

С 1667 года на Симеона Полоцкого были возложены обязанности по воспитанию царских детей, для которых он написал несколько сочинений: «Вертоград многоцветный» (сборник стихотворений, предназначенный служить «книгой для чтения»), «Житие и учение Христа Господа и Бога нашего», «Книга кратких вопросов и ответов катехизических».

В «Венце веры кафолическия» Симеон сгруппировал всю сумму знаний, какие дали ему школа и чтение, начиная с апокрифов и кончая астрологией. В основу «Венца» положен апостольский символ (вместо Никео-Цареградского), причем Симеон пользовался Библией по тексту Вульгаты, а при ссылках на церковные авторитеты охотнее всего цитирует западных писателей (блаженного Иеронима и Августина).

Несомненно, что в свое время «Венец» должен был привлекать внимание читателей занимательностью и новизной. Своим независимым положением при дворе Симеон воспользовался в целях возрождения давно угасшей в Москве живой церковной проповеди, взамен которой тогда господствовало чтение святоотеческих поучений.

Проповеди Симеона Полоцкого, числом более 200, представляют собой образец строгого выполнения гомилетических правил, в них не упущены из виду и чисто жизненные проблемы. Это было в тогдашнее время явлением невиданным и не осталось без благотворных результатов для церковной жизни.

Проповеди Симеона изданы уже после его смерти, в 1681-1683 годах, в двух сборниках: «Обед душевный» и «Вечеря душевная». Стихотворные опыты Симеона Полоцкого не лишены поэтического таланта. Кроме стихотворного переложения Псалтири (изд. 1680 г.), Симеон написал множество нравственно-дидактических поэм, вошедших в «Вертоград многоцветный», а также две комедии для зарождавшегося тогда театра: «Комедия о Навуходоносоре царе...» и «Комедия притчи о Блудном сыне».

Особенным успехом пользовалась последняя. Значение Симеона Полоцкого должно измеряться не количеством им написанного, а тем влиянием, которое оказала на московскую жизнь его кипучая деятельность.

Явившись в Москву проповедником идей, воспринятых в преобразованной Петром Могилой Киевской Коллегии, Симеон служил живым и активным отрицанием той косности и неподвижности, в которой застывала московская церковная жизнь.

Не ограничиваясь сферой житейских удобств, какие давало ему положение воспитателя царских детей, он не переставал словом и делом ратовать за распространение образования обогащая по мере сил московскую книжность сокровищами знания, почерпнутыми им в Киеве из западных источников. Конечно, это не могло не вызывать глухую вражду со стороны некоторых консервативных представителей власти.

Но высокое положение при дворе делало его неуязвимым. Он умер в 1680 году и похоронен в Заиконоспасском монастыре. После смерти были изданы его многочисленные труды. Симеон Полоцкий создал в Москве литературно-научную школу, представителем которой после его кончины стал его ученик Сильвестр Медведев.

Преподобный СТЕФАН
(15 декабря)

Преподобный Стефан Исповедник родился в Каппадокии Великой [218] от христианских родителей. С детства он отличался благонравием, удаляясь обычных детских забав. В семь лет родители отдали его для обучения, и очень скоро он выделился примерным знанием Священного Писания.

В 15 лет он удалился из родных мест и пришел в Царьград в надежде завершить свое образование.

Он продолжил учебу, и в философских науках достиг таких успехов, что его знаниям удивлялись даже учителя.

Услышав о Стефане, патриарх Цареградский Герман вызвал его к себе, и в течение нескольких лет он жил при патриархе и прислуживал в церкви. Затем, тайно, он покинул Царьград и пришел в монастырь, где принял иноческое пострижение. Подвизался в добродетелях, но в конце концов захотел безмолвной жизни, оставил монастырь и, найдя никому не известное уединенное место, прожил там довольно много времени в посте и молитве.

В 724 году в городе Суроже [219] преставился епископ, и жители города пришли в Царьград к патриарху Герману с просьбой поставить им епископа. Во время выбора кандидатов среди просителей возникли несогласия: одни хотели одного, другие — другого. Но все сходились в том, что нужен был епископ, могущий искусно управлять Церковью, поскольку в их городе возникли и умножаются всевозможные ереси.

Однажды, когда святой Герман ночью стоял на молитве, ему явился ангел и сказал:

— Завтра пошли в то пустынное место, где живет избранник Божий Стефан. Его поставь епископом для Сурожа, ибо он хорошо может пасти Христово стадо и привести еретиков к истинной вере. Я же и к нему послан от Бога с повелением, чтобы он ни в чем не ослушался тебя.

— О, господин, — сказал патриарх, — как я узнаю место, где живет избранник Божий Стефан?

Тогда ангел, взяв одного из служивших патриарху, показал ему местопребывание святого, а слуга, возвратившись, поведал ориентиры патриарху.

К святому же Стефану явился тот же ангел в белых одеждах и, взяв его за руку, сказал:

— Я — ангел Господень и послан от Христа Спасителя возвестить тебе радость и повелеть идти в город Сурож, чтобы ты научил людей Христовой вере. Завтра патриарх призовет тебя и, посвятив, пошлет туда архиепископом, ты же не ослушайся его, да не прогневаешь Бога.

На другой день патриарх послал двух пресвитеров за святым Стефаном, и те с великой честью привели его в Царьград. Патриарх, посвятив его в архиепископа Сурожского, отпустил его на корабле в порученную ему епархию.

Прибыв в Сурож и вступив на архиепископский престол, святой Стефан с ревностью приступил к Евангельской проповеди. В течение пяти лет он просветил всех горожан Христовой верой и крестил даже окрестности.

В то время в Царьграде воцарился Лев Исаврянин и стал насаждать иконоборчество [220], будучи обучен этому двумя евреями. Сначала он повелел помещать святые иконы на достаточной высоте, объясняя это таким образом:

— Кто чист, пусть целует их.

Потом распорядился поднимать иконы на воздух, говоря, что не следует пригвождать иконы к стене. И многое другое предпринимал он против почитания икон. Святой патриарх Герман пытался увещевать его, беседуя на эту тему на основе священных книг, но усилия его были напрасны [221]. Император от этих увещеваний еще более приходил в ярость и в конце концов начал просто изгонять иконы из храмов, хулить и бесчестить их.

Затем он разослал специальные указы, требующие от христиан такого же отношения к иконам.

— Если кто будет мне противиться, — говорил он, — того я буду мучить различными муками и предам смерти.

В Царьграде тогда нередко можно было видеть мучимых христиан. Патриарха же Германа император послал в заточение а вместо него поставил своего единомышленника, Анастасия, родом сириянина.

В 730 году император и новый патриарх отправили своих послов в Сурож к архиепископу Стефану с повелением не поклоняться иконам и кресту. Святой Стефан ответил послам:

— Да не будет сего. Не допущу я людей своих отступить от закона Христова. Не слушаю повеления ни царя, ни окаянного патриарха.

Ночью он пришел к послам на корабль и вместе с ними прибыл в Царьград. Облачившись в архиерейские одежды. святитель предстал перед императором. Царь спросил его:

— Кто ты? Святой ответил:

— Я — архиепископ Сурожский Стефан.

Царь сказал:

— Видишь ли собор сей, восседающий со мной в великой чести? Они пожгли и порубили иконы. И ты послушай меня, и будешь в такой же великой чести с нами.

Святой Стефан ответил:

— Да не будет сего. Хотя бы ты меня и сжег или рассек на части, или какими-нибудь другими муками замучил, за иконы и за Крест Господень, все готов претерпеть. — И продолжил. — Мы в книгах нашли некоторое пророчество, что в Царьграде явится злочестивый царь, иконоборец, сжигающий святые иконы. Но да не сотворит сего Бог в твое царствование!

— А нашли ли вы имя царя того? — спросил царь.

— Имя его — Коноп, — ответил Стефан.

И сказал тогда царь:

— Справедливо, Стефан, ты нашел мое имя, ибо отец и мать назвали меня Конопом. Тогда Стефан сказал:

— О, царь! Да не совершится сие в твое царствование! Если же ты совершишь сие, то будешь предтечей антихриста!

Услышав такое оскорбительное и устрашающее предупреждение, император начал избивать святого по лицу.

— Как смел ты, — возмущался он, — назвать меня предтечей антихриста?

Он повелел схватить Стефана за волосы и бороду, бить таскать по земле и затем ввергнул в темницу, где находились и другие святители, не пожелавшие следовать за нечестивым императором.

Через некоторое время всех их, восьмерых, вновь вызвали к царю. Держа в своих руках иконы Господа, Богородицы и Иоанна Предтечи, царь сказал святому:

— Почему ты назвал меня предтечей антихриста?

Стефан ответил:

— Потому, что ты творишь дела его. Я уже сказал это и опять повторяю тебе то же.

Тогда царь плюнул на иконы, стал топтать их и предложил Стефану сделать то же самое. Святитель, прослезившись, сказал:

— Враг Божий, недостойный царства! Как не ослепли твои безумные очи и не отсохли беззаконные твои руки? Да отымет вскоре Бог царство твое и да прекратит жизнь твою!

Услышав такие слова, царь отдал Стефана на избиение, затем его привязали к хвосту коня и так волокли по городу в темницу. Но вскоре по молитвам благочестивых верующих отнял Бог душу у нечестивого царя, и на императорский престол взошел его сын, Константин Копроним.

Супруга его, слыша о добродетелях, святости и чудесах святого Стефана, просила мужа отпустить его на кафедру. В то же время родился у царя сын, а святой Стефан был у него крестным отцом.

Наградив Стефана богатыми дарами, царь с великой почестью отпустил его к родной пастве. В продолжение многих лет он благоуспешно окормлял своих духовных детей в Сурожской епархии. Предвидя свою кончину, он поставил вместо себя архиепископом для Сурожа клирика своего Филарета и преставился 15 декабря [222].

 

Тропарь, глас 4

Яко святитель со бесплотными единожитель быв, священномучениче Стефане. Восприем бо крест яко оружие и стае крепко сопротив иконоукорителя и духоборцев, не поклоняющихся пречистому образу Христа Бога нашего. И отсекл еси всяку ересь лукавых. Того ради прием мучения венец, избавил еси град твой Сурож от всякия неприязни. И ныне молим тя, святе, да избавиши нас от всяких злых искушений и бед, и вечныя муки.

Святитель СТЕФАН
(26 апреля)

Святитель Стефан Пермский был сыном Устюжского причетника Симеона и Марии. Когда Марии было только три года, святой блаженный Прокопий Устюжский [223] предсказал о рождении от нее великого святителя. По всей вероятности, годом рождения его можно считать 1340 год.

С детства Стефан отличался необыкновенными способностями: через год после начала учения он стал канонархом и чтецом при церкви, где служил его отец.

Вместе с тем, зрела в нем жажда Богоугождения. Он рано поступил в Ростовский монастырь святого Григория Богослова и принял монашество от игумена Максима.

Епископом Ростовским Арсением [224] был поставлен во диакона. Через несколько лет, по благословению Всероссийского митрополита Михаила, прозванного Митяем [225], он был рукоположен Коломенским епископом Герасимом во пресвитера Будучи в монастыре, в свободное от трудов по послушанию время, он занимался изучением Священного Писания и греческого языка. Здесь же зародилась в его сердце мысль о просвещении христианством язычников-зырян [226], живших в Пермской земле.

Для этого он основательно изучил пермский, то есть, зырянский язык и перевел на него священные книги с греческого. Азбуку он составил сам, пользуясь денежными знаками зырян, которые вырезались на палочках.

Будучи послушным сыном Церкви, не начинающим ни одного важного дела без разрешения духовных властей, святой Стефан отправился в Москву. Управлявший тогда Московской митрополией епископ Герасим благословил его и дал ему необходимую церковную утварь, частицы святых мощей, антиминсы, святое миро и все необходимое для устройства церкви, а великий князь — охранные грамоты.

Проповедь христианства в зырянской земле продвигалась медленно. Язычники много раз пытались убить его, но их сдерживал страх навести на себя гнев московского князя, от которого у Стефана были эти охранные грамоты. Он же старался не пропустить ни одного собрания людей, чтобы не выступить перед ними с проповедью.

Со временем язычники сами стали приходить к нему для собеседований-прений о вере. Они не понимали его кротости, объясняли ее хитростью, и не знали, что с ним делать.

Однажды святой Стефан сжег чтимую ими кумирню, сел около нее и стал ждать, что будет дальше, творя про себя молитву.

Сбежались разъяренные язычники с топорами и хотели броситься на него, но внезапно, по таинственному действию Божественной силы, ярость их пресеклась, и они стали внимать его проповеди.

Юная Пермская Церковь росла. Первый храм на этой земле святой Стефан устроил близ устья реки Выми, впадающей в большую реку Вычегду, и посвятил Благовещению Пресвятой Богородицы. Впоследствии на этом месте была устроена обитель.

Благодать Божия коснулась языческих сердец и они толпами стали приходить к святому Стефану, прося у него крещения. Новые христиане уничтожили кумирни и идолов, которым язычники приносили в дар звериные шкуры, обвив их полотнами. Согласно языческой вере, тот, кто коснется этих даров, должен заболеть. Но святой Стефан безбоязненно уничтожал эти дары, а полотна отдавал своему служителю на онучи, для посрамления идолов. Народ изумлялся и радовался, что он не терпит при этом никакого вреда.

Старый чародей Памой стал упрекать народ за то, что он оставляет древнее верование и слушается молодого христианина. Народ справедливо отвечал ему: «Ступай, препирайся с ним, а не с нами». Чародей предложил святому Стефану испытать огнем и водой, чья вера лучше. Проповедник ответил ему:

— Ты захотел то, что превышает смиренные мои силы, но я надеюсь на щедроты и милость Всесильного Бога, и да утвердится этим чудом в вере предстоящий народ, а ты да посрамишься со своими бесами, на которых надеешься.

Он приказал зажечь хижину и, помолясь, с воздетыми руками обратился к народу с просьбой о молитве. Затем сказал кудеснику:

— Пойдем вместе, взявшись за руки, как обещали. Но чародей испугался и не хотел идти. Стефан потащил его за одежду. Тот упирался, лег на землю, вопил. Народ с досады кричал ему, чтобы он шел в огонь, как сам придумал. Он так и не пошел.

Приступили к испытанию водой. На реке прорубили две проруби: в одну противники должны были войти, из другой выйти. Но кудесник ни за что не хотел идти под лед. Народ за такое его поведение требовал ему смерти, но святой Стефан спас его и велел ему лишь навсегда уйти из Пермской земли. Больше о нем никто ничего не слышал.

Вскоре Пермская Церковь умножилась настолько, что для верующих возникла нужда в особом епископе, тем более, что за дальностью расстояния очень неудобно было посылать ставленников во священство к московскому митрополиту. Далекая Пермь настолько же отстоит от Москвы, насколько Москва — от Царьграда.

После предварительного совещания с пасомыми преподобный Стефан отправился в Москву к великому князю Димитрию Иоанновичу и к митрополиту Пимену. Он сообщил им обо всем, что совершилось в последние годы в Пермской земле, и просил дать ей епископа.

Великий князь, митрополит с епископами и освященным Собором обсудили просьбу святого Стефана, нашли ее справедливой и решили его самого и поставить епископом Пермским. В 1383 году святой Стефан был рукоположен во епископа.

Возвратившись в свою новоучрежденную епархию, он доставил верующим великую радость. Продолжая свои труды, он дал основание просвещению Пермской земли, воздвиг много церквей и монастырей. При храмах он завел училища для будущих клириков и сам обучал их. Святитель особо заботился о бедных и несчастных. Он добился уменьшения податей и избавил свою паству от притеснения властей. Когда в Перми был голод, он ездил за хлебом и раздавал его населению даром.

Скончался святитель Стефан 26 апреля 1396 года, в Москве, во время поездки по церковным делам, и был погребен в Кремле, в церкви Спаса на Бору [227].

При его погребении присутствовали князья, бояре, митрополит со всеми духовными чинами и множество народа.

В конце своего творения «Плач земли Пермской» инок Епифаний в таких словах изображает горе паствы святителя Стефана:

«Если бы мы потеряли злато или серебро, то и другое обрели бы вместо потерянного, а лишившись тебя, мы такого не найдем!... Зачем отпускали мы тебя в Москву, где почил ты? Лучше бы было, если бы гроб твой находился в земле нашей, и перед очами нашими. Тогда великое было бы нам утешение сиротству нашему. Как к живому приходили бы мы к тебе и просили бы у тебя благословение... За что обидела нас Москва? Это ли ее правда? Она имеет у себя митрополитов и святителей, а у нас был один епископ, и того к себе взяла, и ныне мы не имеем даже гроба епископского. Один был у нас епископ, он же был нам и законодатель, и креститель, и апостол, и проповедник, и исповедник...».

 

Тропарь, глас 4

Божественным желанием от юного возраста, Стефане премудре, разжегся, ярем Христов взял если, и людей оляденевмая древле неверием сердца. Божественное семя в них сеяв, евангельски духовно породил еси. Темже преславшую твою память почитающе, молим тя: моли, Егоже проповедал еси, да спасет души наша.

Апостол ТИМОФЕЙ
(4 и 22 января)

Тимофей — апостол из числа семидесяти, ученик и спутник апостола Павла, родом из малоазийской провинции Ликаонии. Отец его был эллин, мать — еврейка, глубоко преданная вере отцов и с юных лет внушившая своему сыну любовь к изучению Священного Писания. Он был воспитан по правилам и обычаям иудейским.

К вере Христовой Тимофей был обращен, по-видимому самим апостолом Павлом, когда тот в первый раз проходил с проповедью Евангелия ликаонские города. Получив о Тимофее похвальные отзывы со стороны братии Листры и Иконии и лично удостоверившись в его высоких нравственных качествах, апостол избрал его в проповедники Евангелия.

Мы видим Тимофея то сопровождающим апостола в его путешествиях, то помогающим ему в проповеднических трудах, то обходящим, по его поручению, со словом назидания и утешения разные христианские общины.

Он прошел с апостолом Павлом Фригию, Галатию, Мизию и Македонию. Когда Павел отправился из Филипп, Тимофей, для укрепления христиан в вере, остался на некоторое время там. Из Афин, по поручению апостола, он отправился в Фессалоники для воодушевления тамошних христиан, претерпевавших гонение от соотечественников.

В Коринфе он пробыл с апостолом Павлом около полутора лет. При нем апостол написал здесь оба послания к Фессалоникийцам. По возвращении апостола из Иерусалима в Эфес, туда прибыл к нему и Тимофей. Здесь он получил от Павла поручение отправиться в Македонию для сбора милостыни для бедных христиан. Между тем, в коринфской церкви произошли беспорядки. Для восстановления нормального течения церковных дел Павел отправил туда Тимофея.

Затем мы встречаем Тимофея вместе с апостолом Павлом в Македонии, куда последний прибыл из Эфеса, чтобы погасить мятеж, произведенный серебренником Димитрием (Деян. 20, 4). Из Македонии апостол отправился в Ахайю (Греция) и, по обещанию, посетил коринфскую церковь. За ним следовал и Тимофей, как видно из послания к Римлянам (Рим. 16, 21), написанного именно в это время.

Из Коринфа Павел отправился в Сирию и Палестину для передачи денежной помощи бедным палестинским христианам. В этом путешествии Тимофей сопровождал его до Филипп. Оттуда он отправился в Троаду и ожидал там апостола Павла.

Далее в истории жизни Тимофея оказывается значительный пробел. Он упоминается вновь уже при первых узах апостола Павла в Риме. О пребывании его в Риме с учителем говорится в посланиях к Филиппийцам и Филимону. Из послания к Евреям можно заключить, что Тимофей тоже был узником и получил свободу вместе с апостолом (Евр. 13, 23).

В Малой Азии апостол посвятил Тимофея во епископа Эфесской церкви, после чего написал ему из Македонии [228] свое первое послание. Обязанности, возложенные на Тимофея, были сложны и нелегки. Он должен был рукополагать пресвитеров и диаконов, руководить пресвитерами, многие из которых были старше его по летам, распределять между ними вознаграждение, разбирать распри и жалобы, заведовать делами благотворения и женскими общежитиями.

Ему приходилось умиротворять недовольных его главенством, да и самим апостолом Павлом, которого некоторые считали неспособным, по старости, к дальнейшей апостольской деятельности и к управлению церквами.

Пользуясь продолжительным отсутствием апостола, в Эфесе появились самозванцы, выступавшие с новыми вероучениями и отвергавшие авторитет апостола Павла. В своем первом послании к Тимофею апостол Павел дает ему ряд наставлений, как действовать в столь затруднительных обстоятельствах. Будучи вторично в узах в Риме и предвидя свою близкую кончину, апостол Павел написал Тимофею второе послание, увещевая его «возгревать полученный им через рукоположение дар Божий» и предсказывая, какие еще тяжкие дни ожидают Церковь.

Указав на свое одиночество, так как все его сотрудники, за исключением Луки, разошлись по разным странам с проповедью, апостол просит Тимофея придти к нему возможно скорее.

Скончался Тимофей мученической смертью в царствование Домициана.

В Эфесе совершался праздник в честь Дианы, во время которого идолопоклонники, с идолами и дрекольем в руках. ходили по городским улицам и пели песни. Чтобы остановить это языческое торжество, сопровождаемое развратом, Тимофей со словом обличения и назидания вышел к народному собранию.

Разъяренная толпа бросилась на него с палками и забросала его камнями. Полагают, что Тимофей был Эфесским епископом 15 лет, поэтому мученическую кончину его можно отнести к 80 году. Мощи его почивают в Константинополе, куда они были перенесены в царствование Констанция.

Благоверный князь ТИМОФЕЙ
(20 мая)

Святой благоверный Тимофей (Довмонт), князь Псковский, принадлежал к Литовскому роду князей Налыцанских. В 1263 году, в результате государственного переворота, когда он убил великого князя Литовского Миндовга, он должен был со своими родными бежать с родины. Он нашел убежище в вольном тогда Пскове, где и принял крещение с именем Тимофей. В 1264 году псковичи избрали его своим князем.

Он окружил город высокой стеной, называемой «Довмонтовой», которая простояла до XVI века, и успешно воевал с врагами своего города — немцами и литовцами. Перед боем он приходил в церковь, клал свой меч на престол, молился со слезами, принимал благословение своего духовного отца и его рукой надевал меч.

По утверждению жителей Пскова, это был тот самый меч с надписью «Honorum meum nebus davo», что означает «Чести моей никому не отдам», который впоследствии лежал на гробнице князя и своей величиной и тяжестью свидетельствовал о необычайных росте и силе святого князя. Псковичам князь часто говорил:

— Добрые мужи псковские! Кто из вас стар, тот мне отец, кто молод — тот брат.

Он был женат на княжне Марии Дмитриевне (в схиме Марфа), внучке святого великого князя Александра Невского, и заботился о ее отце, князе Димитрии Александровиче, изгнанном братом своим великим князем Андреем, до самой смерти своего тестя. Впоследствии, как удельный князь, был верен Андрею.

В 1268 году князь Тимофей участвовал вместе с другими русскими князьями в Раковорской битве с немцами, и правому крылу русского войска, над которым он начальствовал, русские обязаны победой.

В 1290 году он снова разбил 18-тысячное войско магистра ливонского ордена фон-Реденштейна. В память об этой победе при реке Мироновке он построил храм в честь святого Георгия Победоносца.

Даже в 1299 году, в последний год жизни, престарелый князь Тимофей сумел отстоять Псков от немцев при реке Великой.

Кончина святого князя была подобна «туче великой», как пишет летописец.

Он был погребен в Троицком соборе. Его рано стали почитать святым, и уже в 1374 году ему была посвящена церковь в «Довмонтовой» стене, а в XV веке, после его явления с другими угодниками во время осады Пскова Стефаном Баторием (1581 г.), ему была написана служба.

Святой благоверный князь Тимофей отличался глубокой религиозностью, построил много храмов, в том числе женский монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, строго наблюдал за правосудием и посещал и утешал узников в темницах.

Святой князь Тимофей считается защитником Пскова, в трудные для него времена неоднократно являлся благочестивым людям и спасал город от врагов.

Святитель ТИХОН
(13 августа)

Святитель Тихон Задонский, в миру Тимофей Савельевич Соколов (или Соколовский), духовный писатель, родился в 1724 году в семье дьячка села Короцка около города Валдая в Новгородском крае.

Отец его вскоре по рождении сына умер. Семья осталась в такой бедности, что однажды мать решила отдать младшего сына богатому ямщику, который хотел его усыновить. Старший брат, Петр, занявший отцовское место причетника, умолил ее не делать этого.

— Мы научим Тиму читать, — говорил он, — и он будет где-нибудь пономарем.

Все же Тимофею часто за один кусок черного хлеба приходилось целый день работать у крестьян. Когда ему исполнилось 14 лет, как раз в этот год было постановлено детей духовенства этого возраста брать в солдаты. Но вскоре в Новгороде была открыта Семинария, и Тимофей в числе 200 юношей, при конкурсе 5 человек на место, поступил учиться. К учебе относился с полной ответственностью, и шаловливые его сверстники часто дразнили серьезного ученика, пели ему величание и кадили ему лаптями.

По окончании курса он был оставлен в Семинарии в качестве преподавателя и работал там до 30 лет. Время было определяться в семейном отношении. Его всегда влекло монашество и он был пострижен с именем Тихон. Вскоре он был назначен в сане архимандрита ректором Тверской Семинарии. Он читал лекции по нравственному богословию, впервые по-русски, вместо общепринятого в то время латинского языка.

В 1758 году он принял схиму и состоял сначала архимандритом Желтикова монастыря, затем — Дрочского.

В 1761 году он был возведен во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. Он вернулся в город, в котором прошла его юность. Среди встречавшего его духовенства были и бывшие его сверстники, и он шутливо напомнил им их детские шалости, связанные с многолетием и каждением.

В 1763 году он был назначен епископом Воронежским. Епархия была огромная — от Орла до Черного моря, но чрезвычайно запущенная. Духовенства было мало, население, сильно разбросанное, одичало и было невежественно и суеверно. Среди высшего класса было много вовсе неверующих.

Вступив на самостоятельную кафедру, молодой епископ в сочинении «О седми святых Таинствах» преподал священникам смысл совершаемых обрядов, а также истинное понятие об исповеди в сочинении «Прибавление к должности священнической о тайне святого покаяния».

Он старался развить пастырей в духе истинно-христианского понимания, побудить их к живому общению с паствой и приказывал читать на литургии в праздничные или воскресные дни Толковое Евангелие или полезные слова из Пролога, сам говорил образцовые проповеди для церковнослужителей и приглашал для этой цели Ивана Васильевича Турбина из славяно-греко-латинской Академии.

Он регулярно объезжал огромную епархию. Он отменил телесное наказание священников, воздействуя на них добрым словом и примером. Он заводил сам и содействовал устройству школ в г. Острожске и Ельце, открыл в Воронеже, почти не имея никаких средств. Семинарию, заботился о ее процветании, составил «Инструкцию, что семинаристам должно наблюдать». Для монастырей он составил 15 статей Устава. Дома святитель проводил ночи за письменным столом.

Все эти неустанные труды не могли не сказаться на его состоянии. Здоровье пошатнулось. Его влекли уединение и молитва, и в 1767 году он подал прошение об увольнении его на покой. Он поселился вначале в Толшевском, а затем — в Задонском Богородицком монастыре. Прежде всего он раздал все свое имущество, оставив себе лишь самое необходимое. Пенсию свою он также раздавал нуждающимся. Часто под видом простого монаха он выходил на базарную площадь и расспрашивал приезжих о их нуждах, а затем посылал им помощь. Он любил собирать к себе бедных детей, учить их молитвам и оделять их хлебом и мелкими деньгами.

Для уединенной молитвы он запирался в своей келии и оттуда до келейников доносились его молитвенные вздохи: «Господи Иисусе, помилуй мя!». Его видели иногда осиянным благодатным светом. Однажды он сподобился явления Распятого Господа Иисуса Христа.

Дневной распорядок святителя был таков. Всегда бывал у ранней литургии, после нее писал. За обедом слушал чтение Ветхого Завета и творения Иоанна Златоуста, а после вечерни — Новый Завет.

Этот обычный древний порядок прерывался делами милосердия, приемом посетителей и работой в саду.

Любимым его занятием были литературные труды. Он написал множество духовных произведений: «Сокровище духовное, от мира собираемое», «Истинное христианство», «Письма келейные» и другие [229]. Диктовал он обычно своим келейникам, прохаживаясь по комнате. Его творения до последнего времени остаются любимым чтением благочестивых русских людей.

О благотворительности святителя уже при его жизни ходили легенды. Особенно любил он город Елец за благочестие его жителей и называл его Сионом. Он регулярно посылал туда своих друзей со щедрой помощью. Около Тулы он устроил богадельню и поручил ее заботам близкого ему священника.

Денежную помощь посылал он и в город Ливны. Не забывал и свою далекую северную родину. Особенно любил он помогать крестьянам. Задонск стоял на большой дороге, и домик святителя Тихона был настоящей странноприимницей. Больных он укладывал в собственную кровать. Скончавшихся отпевал и погребал сам.

Когда Задонск разросся и стал большим городом, он, избегая шума и многолюдства, иногда уезжал в деревню к своим друзьям или просто в одно уединенное место, которое он любил, и где, впоследствии, возник Тихоновский монастырь.

К желающим принять монашеский постриг подходил с большим вниманием. Далеко не каждому давал он благословение. Чаще советовал им жить в миру по-христиански. Но если видел в кандидате истинную склонность к монашеской жизни, то такого уже не оставлял своей заботой.

Свои благодатные дары прозрения и чудотворения святитель Тихон тщательно скрывал. Он мог ясно видеть мысли своего собеседника, предсказал наводнение 1777 года в Петербурге; а в 1778 году — рождение будущего Императора Александра I, предсказал победу России и поражение Наполеона в войне 1812 года.

«Господь Бог во многих случаях его слушал», — писал один из его келейников. Этого келейника святитель Тихон во время его опасной болезни исцелил словами: «Иди, и Бог тебя помилует».

Дар чудотворения святителя проявлялся и после его кончины и даже с еще большей силой.

Последние годы своей жизни святитель Тихон посвятил молитве и почти полному уединению, готовясь к смерти. Кроме близких друзей, отца Митрофана, Бехтеева, Судейкина и келейников он никого не принимал. А когда в монастыре временно разместили тюрьму, свои выходы святитель вовсе прекратил, хотя саму тюрьму, ради утешения заключенных, посещал тайно, ночью. За безвинно заключенных хлопотал перед властями лично.

За три года до смерти он услышал тихий голос: «Кончина твоя будет в день недельный». После этого ему было сказано во сне: «Потрудись еще три года». За год и три месяца до смерти его разбил паралич левой стороны, и он окончательно слег. А незадолго до кончины он увидел во сне, что поднимался по высокой лестнице, и много людей следовало за ним и поддерживало его.

Он понял, что эта лестница означает его путь в Царство Небесное, а люди — те, кто слушали его и будут его поминать.

В последние дни его жизни к нему стали приходить прощаться его близкие, но за два дня до кончины он прекратил прием. До последних минут он был в полной светлой памяти и постоянно творил молитву.

Скончался святитель Тихон 13 августа 1783 года в 6 часов 45 минут утра, 59 лет. День был воскресный. Отпевал его близкий друг, епископ Воронежский Тихон III. В надгробном слове святитель Тихон сказал, как тяжела для него эта утрата, и что еще более тяжкой она будет для всех несчастных и обездоленных, которые находили помощь и утешение у почившего святителя.

Через несколько лет святитель Тихон явился во сне монаху Митрофану и сказал ему:

— Бог хочет меня прославить.

Нетленные мощи святителя были обретены в 1845 году, а 13 августа 1861 года он был причислен к лику святых. Задонские торжества прославления собрали к его раке бесчисленные толпы народа со всех концов России. Исцеления от его мощей бесчисленны. Святитель Тихон Задонский — один из наиболее почитаемых народом русских святых.

Святитель ТИХОН
(25 марта)

19 января 1865 года в селе Клин Псковской губернии у Ивана Белавина и его жены Анны родился сын Василий, которому суждено было стать первым после 217-летнего перерыва патриархом на Руси. Детские годы он провел в городе Торопце той же губернии, где отец его в одной из восемнадцати церквей, замечательных своим благолепием, был священником.

С девяти лет мальчик начал посещать Торопецкое духовное училище, где обучали катехизису. Священной истории, чтению по-русски и по-славянски, письму, арифметике, русской грамматике, латинскому и греческому языкам, церковному уставу и церковному пению.

Окончив в 1878 году училище, Василий Белавин покидает отчий дом, чтобы продолжить учебу в Псковской Духовной Семинарии. По воспоминаниям протоиерея Рождественского, учившегося вместе с будущим патриархом в семинарии, Василий Белавин был высокоросл, белокур, с ласковым и приветливым характером, товарищи его любили и дали шутливо-уважительное прозвище «Архиерей». Василий отличался искренней религиозностью, постоянными успехами в науках и всегдашней готовностью помочь товарищам, особенно, в составлении и исправлении многочисленных сочинений.

Он закончил Семинарию в числе первых и в 1884 году поступил в Петербургскую Духовную Академию. В 1888 году, по окончании ее со степенью Кандидата Богословия, он вернулся в Псковскую Семинарию, где начал преподавать основное, догматическое и нравственное богословие, а также французский язык.

14 декабря 1891 года 26-летний Василий Белавин был пострижен в монашество с именем Тихона в честь святителя Тихона Задонского. В следующем году его переводят на должность инспектора Холмской Духовной Семинарии в город Люблин, затем он становится ректором Семинарии в Казани, затем — ректором в родной ему Холмской Семинарии.

19 октября 1897 года в Троицком соборе Александро-Невской Лавры в Петербурге состоялась хиротония его во епископа Люблинского, викария Варшавской епархии. Осенью следующего года он перемещается на служение в Северную Америку.

Первыми принесли христианство на Аляску и Алеутские острова в 1793 году иноки Валаамской обители. После них святое дело продолжали преемники-пастыри, и более других — епископ Иннокентий (Вениаминов). В 1870 году по почину владыки Иннокентия была учреждена Алеутско-Аляскинская епархия с кафедрой в Сан-Франциско.

Окрепла же православная миссия в Америке лишь при предшественнике святителя Тихона — владыке Николае «иже бысть муж силен и словом и делом».

Новая епархия представляла собой суровый дикий край еще недавно бывший частью Российской империи. На много верст друг от друга отстояли в этой ледяной пустыне глухие селения, добраться до которых уже было равнозначно тяжелому подвигу.

За время своего управления епархией владыка Тихон добился учреждения двух викариатств [230], организовал несколько Братств, открыл Духовную Семинарию в Миннеаполисе, основал Свято-Тихоновский монастырь в Пенсильвании и женский приют на Кодьяке, выстроил новый кафедральный Свято-Николаевский собор в Нью-Йорке, куда и была перенесена архиерейская кафедра из Сан-Франциско. Число приходов при нем возросло с пятнадцати до семидесяти пяти. Все это лишь наиболее заметные внешние достижения владыки Тихона. Параллельно этому шла огромная духовная работа.

В 1907 году владыку Тихона (к тому времени — архиепископа) переводят на Ярославскую кафедру, на которой он пребывал до января 1914 года, когда, согласно решению Священного Синода, он был назначен архиепископом Виленским и Литовским. Здесь он пробыл до революционного 1917 года На время мировой войны падает и присутствие владыки Тихона в Священном Синоде, где он снискал себе уважение высших иерархов Русской Церкви.

После отречения Императора Николая II от престола власть в России перешла к Временному Правительству. Из зада заседаний Синода торжественно был вынесен царский трон. В Обращении Синода от 9 марта высшие иерархи назвали свержение Самодержавия «волей Божией».

На волне «демократических преобразований» 13 мая Синод принял постановление о восстановлении принципа выборности епископата — явления невиданного на Руси (если не считать «Новгородскую Республику»). В Москве было решено избрать преемника митрополиту Макарию, уволенному новым составом Синода на покой.

Из 800 членов Епархиального Съезда 481 человек отдали свои голоса за архиепископа Виленского и Литовского Тихона (Белавина), который и возглавил Московскую кафедру. В сентябре он был возведен в сан митрополита.

Новые условия церковной жизни, при которой Синод уже не обладал той властью, которую он имел во время Империи, настоятельно требовали соборного решения многих проблем. Нужен был Собор. Открытие Собора состоялось 16 августа (ст. ст.) 1917 года в Москве в храме Христа Спасителя.

Первым после более чем двухвекового перерыва патриархом на Московской и всея Руси кафедре стал владыка Тихон.

21 ноября (4 декабря), в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, в Успенском соборе Кремля совершилось настолование (интронизация) митрополита Тихона.

Первые же месяцы управления Церковью стали для патриарха Тихона временем невиданных испытаний. Ежедневно, ежечасно к патриарху поступали сведения о разграблении церквей, расправах над священнослужителями. В январе 1918 года большевики издают известный Декрет об отделении Церкви от государства, которым Церковь вообще лишалась в стране всяких прав. Патриарх чутко реагирует на все попытки безбожной власти уничтожить Церковь. Он издает одно за другим послания с призывом к умиротворению, и в конце концов, с одобрения членов Собора, анафематствует советскую власть.

Внутри России после зверского убийства Царской Семьи остался только один символ противостояния безбожной власти — Патриарх. Большевики использовали каждую возможность, чтобы сломить его: ликвидация монастырей, вскрытие мощей, голод в Поволжье, изъятие церковных имуществ, суды в связи с сопротивлением изъятию ценностей, обновленческий раскол, подогреваемый властями...

Все это ложилось неимоверным грузом на плечи патриарха. И, наконец, в мае 1922 года — арест. Арест уже тогда когда он неоднократно заявил в своих посланиях о личной лояльности и недопустимости вовлечения Церкви в политическую борьбу. Начались бесконечные допросы, которые должны были увенчаться показательным процессом над всей Русской Православной Церковью.

Но и это не все. Именно в то время, когда весь мир с ужасом ожидал расстрела патриарха, часть духовенства, объединившаяся в организацию «Живая церковь», решила подыграть большевикам, оболгать патриарха и с помощью подлога захватить высшее управление Церковью. Не без помощи властей они образовали так называемое Высшее Церковное Управление, которое в условиях расстроенной церковной жизни грозило вообще подорвать основы церковного вероучения и устройства. «Живцы» собирают сборище, названное ими Поместным Церковным Собором, на котором лишают патриарха Тихона сана и даже монашества. Перед лицом такой угрозы патриарх пишет в Верховный Суд покаянное заявление и обретает свободу. После выхода патриарха из заключения судьба обновленчества была решена: народ пошел за истинным пастырем.

Патриарх несказанно страдал от постоянной опеки карательных органов большевиков. Особенно его угнетали требования пойти на то или иное соглашательство с властями [231], за каждое из которых ему обещали ослабить гонения на религию, помиловать некоторых приговоренных к расстрелу или брошенных на каторжные работы священнослужителей.

Патриарх иногда шел на уступки, брал на себя грех компромисса, но, когда встречал недовольство своими решениями со стороны клира, возвращался на прежние позиции, винил в случившемся только себя.

Несколько раз на патриарха было совершено покушение. Во время одного из них был убит его келейник Яков Полозов.

В начале 1925 года у патриарха участились приступы «грудной жабы», и его положили в частную лечебницу Бакуниных, рядом с Зачатьевским монастырем на Остоженке.

23 марта (5 апреля) Святейший совершил Божественную литургию в храме Вознесения у Никитских ворот. На следующий день, в понедельник, он не смог выехать из больницы, так как почувствовал себя плохо после лечения зубов, и послал свою мантию митрополиту Крутицкому Петру, дав ему поручение отслужить в этот день всенощную в храме на Тверской, а литургию во вторник — в Богоявленском храме в Елохове.

25 марта (7 апреля), в день Благовещения Пресвятой Богородицы, Святейший патриарх Московский и всея Руси Тихон (Белавин) скончался. В этот день он прослушал всю праздничную службу, которую ему прочитал келейник, принял митрополита Крутицкого Петра, подписал так называемое «Предсмертное завещание», сетовал навестившим прихожанам о своем недомогании, не позволившем совершить праздничное богослужение, обещал на днях выйти из лечебницы, и согласился для улучшения самочувствия сделать ему укол морфия.

К вечеру Святейший стал сильно волноваться и все спрашивал, который час. Последний раз спросил в 23 часа 45 минут, посмотрел на свои руки — они уже почернели — и вздохнул:

— Скоро наступит ночь, темная и длинная.

Отпевание святителя Тихона состоялось 12 апреля в Большом соборе Московского Донского монастыря сонмом около шестидесяти архиереев, в присутствии представителей дипломатического корпуса, при огромном стечении молящихся, заполнивших монастырь и все прилегающие улицы и площади. Погребен патриарх Тихон в старом (зимнем) монастырском храме в честь Донской иконы Божией Матери, у южной стены.

22 февраля 1992 года во время реставрационных работ были обретены святые останки святителя Тихона.

Святитель ФЕОДОР
(28 ноября)

Отец святителя Феодора (в миру — Иоанна), архиепископа Ростовского, был старший брат преподобного Сергия Радонежского, Стефан. Таким образом святитель Феодор приходился родным племянником преподобному Сергию. В молодости Стефан был вельможей при дворе князя Андрея Радонежского, младшего сына Иоанна Калиты, и отличался ратными подвигами.

Но его жена Анна рано умерла, оставив ему двух сыновей, Климента и Иоанна. Тогда он постригся в Хотьковском монастыре, где было два отделения, по тогдашнему обычаю: мужское и женское. Там постриглись, скончались и были погребены (в 1337 г.) и его родители, бояре Кирилл и Мария.

По кончине их, он некоторое время подвизался с братом своим Варфоломеем (будущим преподобным Сергием) в местности, называемой Маковец, в Радонежских лесах, но потом перешел в Московский Богоявленский монастырь, где сблизился с будущим митрополитом Алексием, тогда еще рядовым иноком, и стал духовником великого князя Симеона Гордого.

Младший его сын Иоанн находился почти всегда при нем. Семи лет от роду Иоанн начал учиться грамоте, а когда ему минуло двенадцать, отец привел его в Радонежскую пустынь и, придя прямо в церковь, передал его в руки преподобного игумена, его дяди, который, невзирая на его юность, немедленно постриг его. Было 20 апреля, день преподобного Феодора Трихины, отчего и дали ему имя Феодор.

Братия дивились любви юного инока к молитве, его кротости и молчаливости. Но самое замечательное в нем было то, что он ни одного помысла не скрывал от преподобного Сергия, но открывал их ему и днем, и ночью.

В зрелом возрасте он был посвящен в иерейский сан и продолжал восходить духовно от силы в силу. Однажды, когда преподобный Сергий совершал с ним и его отцом Божественную литургию, некоторые иноки видели сослужившего им ангела. Однажды на молитве он услышал голос: «Феодор, иди в пустыню, ты устроишь там обитель, соберешь в нее многих иноков, мужей желаний духовных, и получишь великую награду на небесах». С тех пор в его сердце разгорелось желание основать обитель.

Прошло много времени, и однажды преподобный Сергий сказал ему:

— Я, чадо, надеялся, что ты предашь кости мои гробу и станешь после меня игуменом на этом месте, но если хочешь теперь начать задуманное тобой дело, то да поможет тебе Господь и Пресвятая Богородица.

Сначала святой Феодор основал новую обитель на месте, называемом Симонове, на берегу Москвы-реки, и посвятил ее Рождеству Пресвятой Богородицы. Но потом он перенес ее в место более уединенное, в пяти верстах от Москвы, назвал его Новым Симоновым, посвятил монастырь Успению Богоматери и ввел там строгое общежитие.

Из этой обители вышли знаменитые подвижники: Кирилл (9 июня) и Ферапонт (27 мая) Белозерские. А в Старом Симонове была устроена усыпальница для братии, и там были погребены иноки Пересвет и Ослябя, убитые в бою с татарами на Куликовом поле.

Святой Феодор был возведен в архимандрита и назначен настоятелем Симонова монастыря. Великий князь Димитрий Иоаннович избрал его своим духовником. Преподобный Сергий часто посещал его и молился о нем. После кончины митрополита Алексия (12 февраля 1378 г.), когда поднялся вопрос о его преемнике, святой Феодор три раза ездил к Царь-град к патриарху по поручению великого князя.

Сам святой Феодор был возведен в Царьграде на Ростовскую кафедру в 1389 году, но смог занять ее только в 1390 году, когда, наконец, на Московскую митрополичью кафедру был возведен святитель Киприан. Здесь святитель Феодор основал женский монастырь в честь Рождества Богородицы и написал для этой обители икону Богоматери.

Ростовская паства сильно полюбила своего нового святителя. Особенно полюбило его княжеское семейство, которым он стал духовно руководить. Княжича Иоанна, больного глазами, он послал к мощам святителя Леонтия, особенно чтимого им, и княжич получил исцеление. Вторичное исцеление княжич Иоанн, наученный святителем всегда прибегать к помощи святителя Леонтия, получил уже по его кончине.

Святитель Феодор скончался 28 ноября 1395 года. Святые мощи его почивали в Ростовском Успенском соборе.

Благоверный князь ФЕОДОР
(5 марта и 19 сентября)

Святой благоверный князь Смоленский и Ярославский Феодор Ростиславич, по прозванию Черный, был сыном Смоленского князя Ростислава Мстиславича. Женился на дочери Ярославского князя св. Василия Всеволодовича, Марии, единственной наследнице княжества Ярославского.

Он был воспитан в страхе Божием, чуждался распрей и ссор, хотя отличался мужеством и знанием ратного дела. Сложности во взаимоотношениях с братьями, которые дали ему из всего княжества Смоленского один небольшой городок Можайск, заставили его жить в Ярославле, где теща его, княгиня Ксения, не хотела уступить ему власть.

Князь Феодор вместе с другими князьями ходил на поклон в Орду и по воле хана Менгу-Тимура предпринимал поход против яссов или алан, которые жили близ Кавказа и не хотели платить дани татарам. Возвратившись оттуда с богатой добычей, князь Феодор обратил на себя особенное внимание хана и его жены.

Последняя предложила ему руку своей дочери. Князь Феодор не побоялся ответить, что у него есть супруга и он как христианин не может иметь другой.

Между тем, княгиня Ксения по возвращении его в отечество не впустила его в Ярославль, объявив, что там уже есть законный князь, сын его и Марии — малолетний Михаил. Даже посредничество ордынского посла не могло победить упрямства княгини.

Вскоре Феодор овдовел и получил Смоленское княжество после умерших братьев. Тогда он снова отправился в Орду, где принят был с прежней благосклонностью. Дочь Менгу-Тимура крестилась с именем Анны и вступила в брак с Феодором. Хан назначил города на содержание дочери и зятя. С разрешения тестя благочестивый князь поставил несколько храмов в улусах Орды. Когда сын его от первого брака умер, Феодор отправился в Ярославль с супругой и с двумя сыновьями, Давидом и Константином, родившимися в Орде.

Жители Ярославля не хотели принять их, но Феодор со смоленской дружиной принудил их к покорности. Феодор расширил г. Ярославль, обвел его земляным валом, построил в нем несколько храмов и великолепно украсил их.

Жена его построила храм Архангела Михаила на берегу реки Которости. Феодор Ростиславич скончался в 1298 году, приняв перед смертью пострижение. В 1463 году спасский архимандрит Христофор обрел нетленные мощи трех святых князей — Феодора Ростиславича и сыновей его Давида и Константина. Он перенес их в храм и положил в одном гробе. Они почивали открыто в соборной церкви Спасского монастыря. Житие святых князей написано вскоре по открытии мощей их иеромонахом Спасского монастыря Антонием и помещено в Степенной книге.

Митрополит ФИЛИПП
(9 января)

Святой митрополит Московский и всея Руси Филипп (в миру Федор Степанович Колычев) родился в 1507 году. Принадлежа к одному из знатнейших боярских родов Московского государства, митрополит Филипп начал службу при дворе великого князя. В конце правления великой княгини Елены, в 1537 году, некоторые из его родственников, Колычевых, приняли участие в попытке великого князя Андрея Старицкого поднять восстание против правительницы и великого князя. Одни из них были казнены, другие попали в тюрьму.

В этот год Федор Степанович тайно покинул Москву и ушел в Соловецкий монастырь, где, не открывая своего звания, поступил в послушники. Выдержав продолжительное и суровое послушание, он был пострижен в монахи с именем Филипп. В течение одиннадцати лет, до поставления своего в игумены, Филипп вел суровую жизнь простого соловецкого инока, предаваясь физическим трудам и духовным подвигам.

В 1548 году соловецкий игумен Алексий сложил с себя свои обязанности и указал на Филиппа, как на достойного своего преемника. Житие и другие источники подробно описывают труды игумена Филиппа по внутреннему и внешнему благоустройству обители и его энергичную хозяйственную деятельность, благодаря которой Соловецкий монастырь стал богатым культурным центром северного Поморья.

Строгий аскет и подвижник явился образцовым хозяином, выказал большой практический ум, хозяйственную энергию и предприимчивость. На островах и в приморских вотчинах появились новые хозяйственные и промышленные сооружения, введены были механические усовершенствования в производстве и промыслах.

Так, Филипп устроил сеть каналов между многочисленными озерами на Соловецком острове, поставил на них мельницы, соорудил ряд новых хозяйственных построек, обеспечил монастырь необходимым хозяйственным инвентарем. На поморских землях был заведен железный промысел. Наконец, Филиппу приписываются разные технические изобретения и усовершенствования в промышленных орудиях и приспособлениях.

В разные годы он составил несколько уставных грамот, в которых подробно расписывались правила управления крестьянским населением монастырских вотчин, порядок распределения и взимания разных государевых податей и пошлин. Уже в первой половине XVI века Соловецкий монастырь вел обширную торговлю продуктами своей промышленности, преимущественно — солью.

Есть известие, что Филипп присутствовал на Стоглавом Соборе 1551 года.

В 1556 году возникла потребность в поставлении нового митрополита. Выбор пал на игумена Соловецкой обители Филиппа. Филипп, как уже было сказано, тоже происходил из знатного рода Колычевых [232], и, вызванный в Москву, обласканный царской милостью, отказался от высокого поста. Но царь был непреклонен [233].

Тогда Филипп согласился, при условии упразднения опричнины [234].

Царь был крайне раздражен этим условием, но, как ни странно, не прогнал уважаемого инока, а лишь приказал замолчать. Вместе с тем, царь соглашался выслушивать советы митрополита по государственным делам, как это бывало при прежних государях. Епископам же царь приказал воздействовать на Филиппа. Они убедили его не ставить царю никаких условий. [235]

Это решение было изложено в особом приговоре, подписанном Филиппом и семью епископами.

Филипп в конце концов покорился царскому слову и увещаниям духовного Собора.

25 июля 1566 года новоизбранный митрополит был возведен на престол Собором епископов. Обещая не вмешиваться в политические и личные дела царя, Филипп сохранял за собой право протеста против всех безнравственных и противных христианскому духу явлений, которыми сопровождалось и разделение государства на земщину и опричнину, и борьба с мнимой боярской крамолой.

И уже в первом же своем слове митрополит говорил о долге государей быть для подданных отцами, а не жестокими судьями. Тем не менее, один год, 1566-й, прошел довольно благополучно.

Царь сердечно относился к митрополиту, жалобы на опричников прекратились.

Митрополит занимался делами Церкви, поставил несколько епископов, выстроил в Москве церковь во имя свв. Зосимы и Савватия. Отношения его к царю внешне были вполне благоприятны. Сам царь, по-видимому, успокоился. Неистовства опричнины прекратились. Но уже в июле 1567 года казни возобновились.

Новая смута вспыхнула в Москве после того, как были перехвачены грамоты от польского короля к некоторым боярам с приглашением отъехать в Литву.

Снова начались казни. Пострадали не только группа бояр, обвиненных в измене. Вся Москва была терроризирована неистовствами опричников.

Архипастырский долг заставил митрополита Филиппа обратиться к царю с увещанием остановить бессмысленное кровопролитие и с ходатайством о помиловании опальных. Исполняя свой долг, Филипп не нарушал данного им обещания не вмешиваться в опричнину: он протестовал не против известного порядка, а против безнравственных явлений, обусловленных этим порядком.

Но царь, угнетаемый манией преследования, уже не в состоянии был различить эти точки зрения.

По логике его расстроенного ума, те, кто осуждал безобразия опричников, хотели уничтожить опричнину, вырвать из рук царя верное орудие борьбы с крамолой. Кто печаловался за его врагов, тот «покрывал» их, был за них, следовательно, — против него.

К тому же, по свидетельству жития митрополита Филиппа, среди высшего духовенства были враги и самого митрополита, которые своими наветами раздували в душе царя искру подозрительности, зароненную первым требованием Филиппа об отмене опричнины. Это были: архиепископ Новгородский Пимен, сам желавший быть митрополитом, епископы Филофей Рязанский и Пафнутий Суздальский и духовник царский, протопоп Евстафий, которого митрополит за какой-то проступок подверг запрещению.

Свои ходатайства за опальных и обличение ужасов опричнины митрополит Филипп начал с тайных бесед с царем наедине. Но они остались без результата. Тогда Филипп решился на всенародное обличение. И при первой же возможности, 22 марта 1568 года он выступил в защиту гонимых. [236] Он обратился к царю с речью, в которой напоминал ему о долге христианина, об ответственности перед судом Божиим за кровопролитие и беззакония.

По летописным сведениям, митрополит в тот же день «вышел из двора митрополича и жил в монастыре у Николы Старого».

В ближайшее воскресенье он вновь всенародно обличил Иоанна в Успенском соборе и не дал ему благословения. [237]

Недоброжелатели митрополита уже заранее подготовили позорную для митрополита сцену. Тут же, в соборе, они выставили заранее подученного благообразного юношу, чтеца домовой митрополичьей церкви, с гнусной клеветой на митрополита.

— Царя укоряет, — ядовито заметил при этом Пимен Новгородский, — а сам творит такие неистовства.

— Ты домогаешься восхитить чужой престол (это было действительно так), — спокойно ответил митрополит, — но скоро лишишься и своего.

Юноша вслед за этим признался, что оговорил его по принуждению, и получил благословение святителя.

Царь опять потребовал от митрополита или молчания, или удаления с кафедры. Хотя Грозный каждый раз приходил в ярость от обличении Филиппа, твердость последнего, тем не менее, смущала царя и заставляла его задуматься. Опричники и враги митрополита не упускали случая вызвать новые столкновения, например, 28 июля в Новодевичьем монастыре, когда митрополит упрекнул одного опричника за то, что он стоял в тафье [238] во время чтения Евангелия.

Царь решил отомстить митрополиту, но не прямым насилием, а путем «каноническим», путем соборного осуждения. В Москве он таких улик не отыскал, как ни допрашивал с пристрастием митрополичьих бояр. Он послал тогда следственную комиссию в Соловецкий монастырь. Во главе ее поставил Суздальского епископа Пафнутия, враждебно настроенного к митрополиту, и дал ему задание во что бы то ни стало в тамошней деятельности Филиппа найти какие-нибудь грехи. От игумена Паисия лестью и угрозами добились клеветнических показаний и привезли его в Москву.

В начале ноября был созван Собор. На стороне царя были также епископы Новгородский Пимен и Рязанский Филофей, царский духовник — сингелл Благовещенского собора Евстафий. Митрополита привели в судную палату и в присутствии царя объявили его «преступления» (в том числе, и в волшебстве), за которые он подлежит низложению и ссылке. Мужественный святитель не унизился до оправданий перед лжесвидетелями и стал сразу же слагать с себя знаки митрополичьего сана. Но его врагам этого было мало. Им нужно было публичное унижение владыки.

8 ноября его заставили служить литургию в Успенском соборе. Во время богослужения явился Алексей Басманов с толпой других опричников и перед всем народом прочел постановление «собора» о лишении святителя сана. Опричники в алтаре сорвали с него святительские одежды, одели в рубище, метлами вытолкали из храма и на простых дровнях отвезли его в Богоявленский монастырь.

Целую неделю страдалец сидел в оковах в смрадной монастырской тюрьме, затем его перевели в старый Никольский монастырь.

В народе ходили слухи, что царь намеревался окончательно отделаться от ненавистного обличителя, сжечь его живым, как колдуна, затравить его медведями. Рассказывали также о чудесах, творимых митрополитом. В это же время шла дикая расправа над близкими к митрополиту людьми: погибли десять человек Колычевых, родственников митрополита. Голова одного из них была прислана к нему в темницу. Казнены были многие клирики и митрополичьи дети боярские.

После всех этих издевательств он был отправлен в Тверской Отрочь монастырь. Род Колычевых Иоанн истребил полностью.

Дальнейшая судьба митрополита выглядит таким образом. 23 декабря 1569 года Иоанн, проезжая в военном походе против новгородцев Тверь, послал к Филиппу одного из своих самых приближенных опричников, Малюту Скуратова, взять у святителя благословение. Святитель благословения не дал, заметив, что благословляют только добрых людей и на добрые дела. Малюта в гневе задушил его «возглавием», т.е. подушкой. Монастырским властям Малюта заявил, что митрополит умер по их небрежности «от неуставного зною келейного».

В 1591 году мощи святителя-мученика были перенесены в Соловецкий монастырь и положены в церкви свв. Зосимы и Савватия.

Низложение и мученическая кончина митрополита Филиппа остались пятном на памяти царя Ивана Васильевича. Смыть это пятно, от имени светской власти принести покаяние власти церковной в нанесенном ей оскорблении, решился царь Алексей Михайлович. В 1652 году царь, по совещании с патриархом Иоасафом и всем освященным Собором, определил перенести в Москву мощи святителя Филиппа. В Соловецкий монастырь было отправлено посольство из духовных и светских лиц, во главе с Никоном, митрополитом Новгородским. За литургией в церкви, где почивали мощи святителя, Никон «от царя посланную грамоту к Филиппу митрополиту распечатав, во услышание всем прочел». В этой грамоте Алексей Михайлович молил святого мученика отпустить вину «прадеда» его. «Сего ради преклоняю сан свой царский за онаго, иже на тя согрешившаго, да оставиши ему согрешение его своим к нам пришествием», — говорилось в этой грамоте.

9 июля мощи митрополита были принесены в Москву. Церковное торжество, которым сопровождалось это событие, живо описано самим Алексеем Михайловичем в письме к князю Н. И. Одоевскому.

19 июля мощи были положены в серебряную раку в большом Успенском соборе.

Память святителя празднуется с 1661 года (9 января), 3 июля (день перенесения мощей) и 5 октября вместе с всероссийскими святителями Петром, Алексием и Ионою.

Святителя Филиппа называют «мучеником за священный обычай печалования» перед сильными мира сего за обиженных и обездоленных.

Преподобный ФИЛИПП
(14 ноября)

В соседней деревне с обителью преподобного Корнилия Комельского однажды появился нищий, мальчик лет двенадцати, по имени Феофил. Принял его к себе крестьянин Василий.

Вскоре узнал о кротком богобоязненном мальчике преподобный Корнилий и повелел привести его к себе. Мальчик со слезами упал ему в ноги и сказал:

— Прости меня, честный отче, я не помню своих родителей, остался после них в малых летах. Сказывали мне, что они были крестьяне, а имя мне Феофил. Скитался я, питаясь именем Божиим, не знаю, как пришел сюда, а теперь живу у своего хозяина. Молю тебя, честный отче, позволь мне потрудиться в твоей обители сколько могу.

Преподобный принял его и поручил ризничему, старцу Флавиану, который прежде всего научил его грамоте и Священному Писанию. Вся братия полюбила его, и через три года он был пострижен с именем Филиппа.

Филипп ревностно подвизался в посте, ночи до утрени проводил в молитве, потом пономарил в церкви, а днем трудился в пекарне. За свою высокую духовную жизнь он был поставлен во пресвитера. Однажды ночью, совершая правило, он услышал голос:

— Возлюбленный раб Мой, выйди отсюда и иди, куда Я укажу тебе!

Он увидел в окне свет на южной стороне.

«Это и есть место, которое указано мне свыше, — подумал он. — Да будет воля Господня!».

Когда он шел к утрени, голос повторился. Немедленно он пошел к преподобному настоятелю, получил от него благословение оставить монастырь для безмолвия ради Бога и в ту же ночь вышел из него.

Он пошел в Белозерский край. Здесь, между рекой Андогой и ручьем Малый Ирап, он нашел тихое прекрасное место.

«Это покой мой, здесь поселюсь», — подумал он.

Ночью явился ему ангел и сказал:

— Филипп, здесь Господь уготовал тебе место!

Правитель этой местности, князь Андрей Васильевич Шелепшанский, разрешил ему поставить себе келию. Потом он дал ему еще другой участок, расположенный между двумя ручьями — Большой и Малый Ирап, где преподобный Филипп и поставил сначала часовню, а затем Свято-Троицкую церковь. Князь и народ почитали его, слушали его духовные наставления и охотно помогали ему.

Возникшую обитель стали называть Красноборской преподобного Филиппа. Она была расположена в 52 верстах от города Череповца. Приходивших к преподобному страждущих он учил почитать родителей, любить сродников и ближних, помнить, что нищие и убогие есть также наши ближние и что Сам Господь их любил.

Инокам он говорил о скорбном их пути и о том, как суровым путем и молитвенным молчанием нужно угождать Богу, Рассказывал им о духовной силе древних отцов и о слабодушии современных им людей, о терпении мучеников, вечно пребывающих в памяти людской. Учил следить за своими мыслями и помнить о будущем, а не о быстропреходящем настоящем.

Сохранилось его изречение: «Кто осуждает других, тот не уразумел себя и не вел борьбы с самим собой». Его собственная жизнь тоже была весьма поучительна, и иногда он использовал эпизоды своей жизни для поучения молодых иноков: скорбное детство, навыки в духовных упражнениях на начальном иноческом пути, постоянный труд днем и коленопреклоненная молитва ночью, когда он на каждой из 18 ступеней храма полагал по 100 поклонов.

Особенно полезным для иноков и каждого человека он считал чтение Псалтири. «Ничто так не отгоняет бесов, — говорил он, — как пение псалмов Давидовых».

Однажды он был сильно удивлен, услышав трубный звук. Он подумал: «Откуда этот трубный глас? Ведь здесь не ведется брань!»

Но бес сказал ему: «Нет, брань есть. Она ведется против тебя! Если ты не хочешь вести этой брани, то ступай, спи, и мы не станем воевать против тебя».

Святой перекрестился и стал читать 67 псалом «Да воскреснет Бог...», и бесы исчезли, а праведник радостно воскликнул: «Крепок и силен Бог».

Бесы вооружали против него злых людей, но преподобный только молился за них. и кончалось часто тем, что эти люди начинали почитать его. Однажды бес принял вид монаха и постучал в его келию Святой велел ему сотворить молитву. Бес сказал:

— Ныне и присно, и во веки веков, аминь.

Так повторялось три раза. Наконец, святой потребовал:

— Скажи так: слава Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков, аминь. — Бес исчез.

После многих искушений у преподобного возникла мысль, не оставить ли это место, но голос сказал ему:

— Не смущайся, раб Божий! Пребывай, как Я повелел тебе. Тогда сподобишься лицезреть славу Божию и обретешь покой душе своей.

Однажды ночевавший у преподобного крестьянин Мелетий, проснувшись ночью, увидел его молящимся у церкви с воздетыми руками, которые светились, как огненные свечи.

В таких духовных трудах, молитве и воздержании преподобный Филипп прожил 15 лет, ободряя себя утешением: «Терпи, Филипп, мужайся и крепись».

Когда пришел к нему инок Спасо-Каменного монастыря Герман и попросил его позволения жить рядом, преподобный сказал:

— Тяжка и прискорбна жизнь здесь, брате.

Правда, Германа не испугали эти трудности:

— Терпение, отче, начало спасению, потерплю о Христе, сколько возмогу.

Жили они вместе довольно долго, и Герман записывал рассказы преподобного из его жизни. Перед кончиной он сказал Герману:

— Прошу тебя, брате, не оставляй меня, ибо не долго мне осталось быть с тобой.

Был поздний вечер. Преподобный лежал в полном изнеможении и шептал молитвы. Герман, стоя перед иконами, совершал иноческое правило. Вдруг он услышал голос:

— Встань и смотри!

Герман подошел к своему наставнику. Чудное благоухание разлилось по келии. Лицо только что усопшего подвижника сияло, как у ангела. Совершилось это 14 ноября 1537 года. Почившему праведнику было 45 лет. На другой день пришел из Александро-Свирского монастыря иеромонах Иов и вместе с Германом похоронил его.

Герман пробыл 40 дней на его могиле, совершая поминовения, а потом ушел в свой монастырь на Кубенском озере, где и написал житие своего учителя. А на месте подвигов преподобного Филиппа впоследствии возник Свято-Троицкий Иранский монастырь, где и почивали его святые мощи.

Святитель ФОМА
(21 марта)

Святитель Фома за многие добродетели, разум и благочестие, преподобным Иоанном Постником [239] был поставлен во диакона цареградской церкви и в царствование Маврикия [240] сделан сакелларием [241]. После смерти патриарха Иоанна и сменившего его патриарха Кириака [242], в царствование мучителя Фоки [243] был возведен на патриаршую кафедру.

В дни его патриаршества совершилось следующее чудо в Галатийской [244] стране. В некоторых городах там во время крестного хода и литии носили большие кресты. И вот, эти кресты сами собой, с дивной и неудержимой силой стали колебаться, ударялись друг о друга и разбивались.

Когда слух об этом чуде прошел повсюду, патриарх Цареградский Фома призвал из той области святого Феодора Сикеота, человека прозорливого и чудотворца, и расспрашивал его о том, что бы это событие предзнаменовало.

Святой Феодор признал, что это чудесное знамение действительно было в жизни, но что оно означает, отказался сказать, говоря, что не знает этой тайны.

Тогда патриарх Фома на коленях умолял святого предсказать будущее. После такого смиренного обращения старец сказал, что кресты сами собой колебались и разбивались в знамение многих бед и разорении, должных постигнуть Церковь Божию и греческое царство, как от внешних, так и внутренних врагов.

Извне будет тяжкое нашествие варваров, а внутри государства между христианами произойдет раскол в вере, и начнется гонение друг на друга, и все это случится очень скоро.

Услышав это, патриарх ужаснулся и попросил преподобного помолиться о нем, чтобы Бог взял его душу раньше, чем случится предсказанное разорение, чтобы не видеть ему таких бед в церковной жизни.

Спустя некоторое время, когда преподобный Феодор оставался еще в Царьграде, патриарх заболел и послал известить праведного Феодора о своей болезни и, опять же, с просьбой об исходатайствовании ему быстрейшей кончины. Святой Феодор, пребывавший в глубоком затворе и молчании, в просьбе отказал. Тогда святитель снова обратился к нему с той же просьбой. Наконец, преподобный против своего желания согласился исполнить просьбу патриарха помолиться о скорейшей его кончине. Патриарху же он передал:

— Велишь ли мне придти к тебе или мы там увидимся перед Богом?

Святитель Фома ответил ему через посланного:

— Не прерывай, отче, своего молчания, довольно мне того, что ты сказал: там увидимся перед Богом.

И в тот же день вечером душа святителя Фомы разлучилась с телом. По кончине святителя патриарший престол принял патриарх Сергий, диакон той же великой церкви. Он был сначала правоверен, но вскоре сделался вдохновителем монофелитской ереси, не признававшей во Христе двух волей, божественной и человеческой [245].

Для Церкви наступили тяжелые дни: раскол, разорения, мучения и гонения от еретиков на православно-верующих. В то же время началась тяжелая война с персами, пленения и опустошения огнем и мечом греческих областей, был взят Иерусалим и честное древо святого Креста было захвачено в плен и унесено в Персию.

Так сбылись все пророчества о несчастьях, предсказанных святым Феодором Сикеотом. Чтобы не видеть этих несчастий своими глазами, святитель Фома и предпочел умереть, и получил по своей просьбе блаженную кончину молитвами Феодора до наступления этого страшного времени.

Он окормлял Церковь Христову три года, успешно боролся с еретиками, строго храня православное учение.

Преподобный ФОМА
(10 декабря)

Преподобный Фома родился в Вифинии [246]. Родители его были простого звания и жили в довольстве. Но Фома уже с юных лет избегал всяких житейских и суетных удовольствий я обнаруживал склонность к иноческому образу жизни.

Он с детства привык соблюдать пост, охотно занимался книжным учением, изучил Псалтирь, апостольские писания и всю церковную службу.

Таким образом, первоначальная жизнь Фомы протекала мирно, в благочестии, и добрые семена, посеянные в его душе, успели укорениться для дальнейшего возрастания. Когда же он достиг зрелого возраста, то принял иноческий постриг и вступил на тяжелый путь духовной борьбы.

В то время один из византийских вельмож по имени Галоликт основал при реке Сагарисе новый монастырь и просил епископа той области собрать в нем достойнейших и разумных иноков.

Начальником той обители был избран и поставлен преподобный Фома, как уже бывший опытным и искушенным в духовной жизни.

Об этом было сообщено Собору епископов, с убедительным объяснением его духовных качеств, которые скрыть было невозможно. Между тем, избрание Фомы дало повод к некоторому раздору.

Не желая быть «яблоком раздора», Фома испросил у братии прощения за то, что невольно стал причиной смуты, попрощался с ними, преподал им духовное утешение и удалился из монастыря для безмолвия в пустыню.

Оставшись без духовного руководителя, иноки пожелали возвращения преподобного. После долгих поисков они нашли его живущим в чрезвычайно суровых условиях.

— Зачем ты изнуряешь себя столь суровым житием? — говорили они. —Подумай: ведь мы созданы из персти земной и уже по сему самому носим в себе немощь, так что нам не по силам совершенно отрешиться от свойственной нам немощи.

Фома долго оставался непреклонен, и только после долгах уговоров позволил им устроить для себя небольшую келию. Когда она была устроена, преподобный вошел в нее и, преклонив колени, произнес:                           

— Да будет сие богоугодно Тебе, Господи. Пришедших же к моему недостоинству мужей сподоби возвратиться.

Иноки удалились, оставив своего наставника в пустынном уединении. Но вслед за этим к подвижнику начали со всех сторон приходить благочестивые люди, миряне, желавшие вести иноческую жизнь и просили его, чтобы он позволил им жить у него в послушании.                      

Но, разумеется, не обошлось и без искушений. На него напали тучи комаров, в таком множестве, что он не мог раскрыть рот: они тут же набивались ему в рот и проникали даже до гортани. Скудная пища его и все его вещи были покрыты  слоем комаров. Такая напасть продолжалась три года, но преподобный не только терпеливо переносил все это без малейшего ропота, но и благодарил Бога за такое испытание.     

Комаров сменили большие мухи, которые кусали изможденное длительным воздержанием тело его как будто острыми стрелами. И эта напасть продолжалась в течение трех лет. Затем появились муравьи, которые заползали ему в уши, ноздри, под веки.

И это искушение святой пережил со смирением и терпением. Но и это было не все. Человек от создания своего с особым отвращением относится к змеям, как к проводнику первого греха.

Зная это, диавол наслал на преподобного множество змей. Они подползали к нему, окружали его постоянно. От змей не было свободно даже его ложе. Но, охраняемый силой Божией, он оставался невредим. Такое испытание длилось полных одиннадцать лет. И опять ни слова ропота.

Однажды блаженный совершал Божественную службу. Чин приближался к концу, и в это время откуда-то выполз громадный змей и кольцом опоясал собой всю церковь, в которой совершалось священнодействие. Прислуживавший преподобному инок вышел незадолго перед тем из храма, чтобы принести необходимую теплоту. Змей, между тем, свернулся огромным клубком у входа в храм.

Преподобный, удивляясь, что не подается своевременно теплота, оглянулся и увидел чудовище, а прислуживавший ему инок в ужасе стоял снаружи, не смея войти внутрь. Преподобный, исполнившись дерзновения, сказал иноку:

— Входи и не бойся.

Сам же продолжал священнодействовать. Ободренный благословением святого, инок как бы на крыльях перелетел через змея и вошел в церковь. По окончании богослужения блаженный старец в полном облачении подошел к порогу, где лежало чудовище, и обратился к нему с такими словами:

— Если это появление твое здесь, змей, означает кончину твою помощью Бога моего, то следуй за мной.

Змей захватил своими зубами край одежды святого и последовал за ним. Фома же отошел от церкви на расстояние полета стрелы и, зайдя в глухое место, где была большая яма, начал молиться. Ко многим молитвам он присоединил и такую:

— Боже, давший власть верующим в Тебя наступать на змей и скорпионов, благоволи. Господи, и мне, меньшему, наступить на гортань змея, по слову Твоему!

Как только преподобный произнес эту молитву, змей тотчас поднялся с места и низвергся в пропасть. После этого последовало новое чудо: змеи, окружавшие и находившиеся в его келии и столько лет устрашавшие его, при виде возвратившегося святого старца, как бы спасаясь от огня, внезапно все оставили его и ушли в то место, где были остатки змея-чудовища. Там они и погибли.

С этого времени святой Фома, освобожденный от искушений и напастей, получил от Бога великий дар исцелений и прозрения, но, как это в обычае у святых людей, еще больше заботился о своем духовном совершенствовании, особенно соблюдая взятый на себя обет безмолвия.

А так как к нему постоянно приходили нуждающиеся в наставлении и вынуждали его нарушать безмолвие, то он стал по возможности удаляться в нагорное место пустыни. Для наставления приходивших он оставлял двоих особенно приближенных учеников: Иоанна и Петра. В обители все шло по установленному порядку под общим руководством старца-отца.

Зная праведную жизнь святого Фомы, однажды благочестивый греческий царь Лев, сын Василия [247], будучи смущаем каким-то вопросом, изложил его в письме и, запечатав его своей царской печатью, отправил его с нарочным послом к преподобному Фоме, желая получить от него ответ.

Едва царский посол приблизился к порогу келии блаженного старца, тот, выйдя ему навстречу, протянул свое запечатанное письмо и сказал:

— Прими это, брат, и возвратись к пославшему тебя. Это обстоятельство привело посланца в ужас и он в недоумении возразил:

— Какой же ответ я дам пославшему меня касательно его письменного запроса, когда ты даже и в руки не взял царского послания?

На это преподобный ответил:

— Довольно, чадо. Так хочет Бог.

Посланник возвратился и рассказал царю о случившемся. Когда же царь прочитал письмо старца и нашел в нем разрешение своего недоумения, то выразил желание лично увидеть автора. Но Фома, по своему смирению и отчуждению от мира уклонился от представления царю. Об этом, впрочем, стало известно уже после смерти преподобного от его учеников.

В глубокой старости, после непродолжительной болезни, преподобный Фома скончался в первой половине Х века.



[1] Мф. 19. 21.

[2] Мф. 10, 39.

[3] 3 Цар., 18, 23-39.

[4] 4 Цар., 1.

[5] Мк. 9, 23.

[6] Лк. 12, 33.

[7] Лк. 12, 31.

[8] Город на севере Месопотамии, на реке Евфрате.

[9] Ср. 2 Кор. 11, 32.

[10] Пс. 118, 164.

[11] Пс. 1, 1-2.

[12] Пс. 50, 15.

[13] Лк. 10, 1.

[14] Ересь Нестория состояла в утверждении, что Пресвятая Дева Мария родила не Бога, а только человека, с которым, помимо Нее, соединилось прадвечно рожденное от Отца Слово Божие. Причем, это соединение было только нравственным. Ересь Нестория осуждена на Вселенском Соборе в Ефесе в 431 году, на котором вопрос о соединении во Христе Иисусе двух естеств был решен следующим образом: «Два естества — божеское и человеческое — соединены во Христе нераздельно и неслиянно».

[15] На берегу озера Вещеозеро.

[16] В то время ом был еще жив.

[17] 1764 год

[18] Отец святого Алексия, боярин Феодор, перешел в Москву от того, что край Черниговский, опустошенный Батыем, не переставал теряет» нападения от хищных набегов. Под зашитой же крепкого и благочестивого князя Даниила Александровича он нашел мирную и покойную жизнь.

[19] Князь Даниил Александрович — младший сын св. Александра Невского, основатель самостоятельного московского княжества и родоначальник князей московских (1261-1303). Впоследствии он был причислен Русской Православной Церковью к лику святых и мощи его, обретенные нетленными в 1652 году, доныне открыто почивают в храме созданного им, на берегу Москвы реки, Данилова монастыря.

[20] Впоследствии великий князь Московский, Иоанн Данилову», названный Калигой (1328-1340).

[21] Это произошло в 1320 году. Богоявленский (1-классный) монастырь в Москве основан в 1296 году при князе московском Данииле Александровиче.

[22] Великий князь московский Симеон Иоаннович Гордый княжил с 1340 по 1353 годы.

[23] Святой Феогност управлял Русской Церковью с 1328 по 1353 годы. Он окончательно утвердил пребывание митрополитов русских в Москве, вместо Владимира.

[24] Митрополит Феогност повелел Алексию жить в святительском дворе, и здесь для святого Алексия, при постоянных непосредственных сношениях с святителем-греком, открылась великолепная возможность прекрасно познакомиться с греческим языком.

[25] Великий князь московский Иоанн II Иоаннович княжил с 1353 по 1359 годы.

[26] Патриарх Филофей управлял константинопольской Церковью с 1354 по 1355 годы и потом вторично с 1362 по 1376 годы.

[27] Святой Алексий, митрополит московский, управлял Русской Церковью с 1354 по 1378 годы.

[28] Димитрий IV Иоаннович, великий князь Донской, родился в 1350 году 12 октября. С 1362 года получил великое княжение. Построил каменный кремль в Москве. Княжил 27 лет, жил 40 лет. Он победил хана Мамая на Дону 8 сентября 1380 года. Скончался 19 мая 1389 года.

[29] Признательный хан дал святителю в знак почести перстень, который хранился в патриаршей ризнице.

[30] Димитрий Константинович был великим князем с 1359 по 1363 годы.

[31] Этот монастырь был обетный. Когда святитель Алексий отправлялся в Константинополь для посвящения в сан митрополита Киевского и всех России, то, на возвратном оттуда пути подвергся бедствию, так что сама жизнь его была в опасности. На море поднялась страшная буря и корабль каждую минуту готов был исчезнуть в волнах. Все, бывшие с митрополитом, отчаялись в спасении. Между тем, святитель усердно молился Богу, причем, дал обет соорудить храм во имя того святого, которому будут праздновать в день высадки пловцов на берег. Господь услышал молитву святителя. Настала тишина, и корабль пристал к берегу 16 августа. Во исполнение этого обета святой митрополит Алексий и основал около 1360 года вышеупомянутый монастырь в честь Всемилостивого Спаса, Нерукотворенного Его образа. В деле созидания монастыря много помогал святителю преподобный Андроник, ученик преподобного Сергия, почему он и получил наименование Спасо-Андроникова (Авдрониева) монастыря. В нем и теперь хранится Нерукотворенный образ Спасителя, привезенный святым Алексием из Царьграда.

[32] Почитание преподобного Андроника совершается 13 июня. Мощи его почивают в созданном им совместно со святителем Алексием Спасо-Андрониковом монастыре.

[33] Воспоминание чуда, бывшего в Хонех, празднуется 6 сентября.

[34] Чудов монастырь (кафедральный) основан в 1365 году в память чудесного исцеления татарской царицы Тайдулы.

[35] В духовной литературе святой митрополит Алексий оставил после себя грамоты, поучения и переводы. В Московском Чудовом монастыре да самого его разрушения большевиками хранилось переведенное им с греческого и собственноручно написанное Евангелие.

[36] Это произошло 20 мая 1431 года.

[37] В княжение благоверного князя Киевского Всеволода Ярославича, через десять лет после создания Великой Лаврской церкви, при игумене Никоне, преподобные Антоний и Феодосии явились наяву в Константинополе греческим иконописцам, назвали себя, дали им золото и повелели идти в Киев для росписи Великой Лаврской церкви.

Что это было благодатное явление, иконописцы не поняли, но повиновались и отплыли в Киев. Увидев издали Великую церковь, они испугались ее размеров и хотели вернуться. Но лодка их пошла против течения к Киеву, и усилия их оказались тщетны.

Ночью они увидели эту церковь и в ней икону Божией Матери, Которая сказала им:

— Зачем вы, люди, напрасно противитесь воле Сына Моего и Моей? Вели вы ослушаетесь и поплывете вниз, Я возьму вас и поставлю у церкви Моей — и знайте, что вы не выйдете оттуда, но, постригшись там, в монастыре окончите жизнь вашу, и Я дам вам милость Мою в будущей жизни, по молитвам строителей Антония и Феодосия.

Когда иконописцы убедились в тщете своих усилий плыть вниз по течению, они покорились воле Божией и оказались у стен монастыря. А когда они узнали там, что явившиеся им Антоний и Феодосии скончались за 10 лет до того, они пришли в благоговейный ужас и, по окончании своей работы, остались в монастыре иноками, где и скончались.

[38] Владимир Мономах княжил с 1114 по 1125 годы.

[39] Часть города

[40] Под названием Галлии в древнем мире была известна обширная территория, обнимавшая собой, кроме нынешней Франции, еще и Бельгию, часть Нидерлавдов, Зарейнские области Германии и большую часть Швейцарии. Кроме того, отец Амвросия бы наместником также Испании. У него были и другие дети, старше Амвросия, — дочь Марцеллина и сын Сатир

[41] Медиолан — древний город так называемой Цизалышнской Галлии или нынешней северной Италии, центр процветания наук и искусств.

[42] Валеитиниан I или Старший — император Западной части Римской империи, правил с 364 по 375 годы.

[43] Это случилось 7 декабря 374 года. Святому Амвросию в это время было 34 года. Посвящение Амвросия одинаково одобрили епископы как Восточной, так и Западной Церкви, считая его делом исключительным. Правда, это рукоположение не было строго каноническим, но Никейский собор в своих правилах делал исключение, когда наречение обуславливалось высшим Божественным указанием, как это и было в случае с Амвросием. Святой Василий Великий, в ответ на извещение его о посвящении Амвросия, написал письмо, в котором были такие слова: «Бог, соделавший пророка из пастуха Амоса, теперь соделал епископа из Амвросия, человека благородного происхождения, высокого сана. возвышенного характера и изумительного красноречия, который, тем не менее, презрел все эти земные отличия, чтобы приобресть Христа... Мужайся же, о, муж Божий!».

[44] Готы — многочисленный народ германского племени, обитавший за Дунаем и разделявшийся на остготов (восточных) и вестготов (западных).

[45] Сочинение святого Амвросия Медиоланского «О вере» состояло из 5 книг.

[46] Это случилось 4 апреля 397 года, на 57 году его жизни. Жизнеописатель его, пресвитер Павлин, присоединяет к этому примечательное замечание. В эти минуты многие крещенные дети (по древнему обычаю крещение приурочивалось ко дню святой Пасхи), после выхода из воды, видели Амвросия: одни — сидящим на кафедре, другие показывали пальцем на него, как на ходящего. Многие говорили, что они видели звезду над телом его. Церковь совершает его память 7 декабря, в день доставления его во епископа, потому, вероятно, что день кончины его совпадает с днями поста или пасхальными.

[47] Таковы его толкования на Евангелие от Луки, шесть книг на шестоднев, пять книг о вере, изъяснение Символа веры, книга о воплощении, 3 книги о Святом Духе, книга о Таинствах, 2 книги о покаянии, учение о воскресении, изложенное в 2-х книгах о смерти своего брата и в двух словах на смерть императоров Валентиниана и Феодосия Великого, об удалении от мира, о девстве, о вдовицах, о патриархе Иакове и о блаженной жизни, об Илии и посте с похвалами воздержанию, о патриархе Иосифе, как образце целомудрия, и другие.

[48] Персидский царь Хозрой II царствовал с 590 по 628 годы.

[49] Это случилось в 614 году. Святое Древо находилось в руках персов 14 лет, до 628 года, когда император византийский Ираклий, в результате успешной войны с Персией, возвратил Его в Иерусалим.

[50] Иераполь — богатый город Фригии, в западной области Малой Азии.

[51] Слово «чаша» в представлении древних христиан употреблялось для наглядного выражения страданий или испытаний, предназначенных кому-либо Богом. Исходя из этого, святой Анастасий увиденную им в сновидении чашу принял, как предзнаменование чаши страданий и мучительной смерти, которую ему вскоре предстояло испить.

[52] Согласно Е. Голубинскому, блаженный Андрей скончался в 1674 году.

[53] Перед своим отшельничеством

[54] Уалерий — бодрый, лат.

[55] Мелитнна — город в Армении, ныне Малатия.

[56] Диоклетиан — Кай-Аврелий-Валерий, римский император. Родился в Далмации, был простым солдатом, затем выдвинулся и был избран императором в 284 году. В первые годы правления проявил себя справедливым и добрым, но под влиянием одного из своих соправителей, Галерия, возобновил жестокое гонение на христиан, издав 4 эдикта, запрещавшие христианам богослужения, иметь храмы, приказывавшие сжигать святые христианские книги и заставлявшие христиан приносить жертву богам под угрозой лишения должности и жизни. Умер в 313 году.

[57] Анкира, главный город малоазийской провинции — Галатии (ныне — Ангора).

[58] Юлиан Отступник царствовал с 361 по 363 год.

[59] Здесь разумеется Кесария Каппадокийская.

[60] Святой мученик Василий скончался около 362 года.

[61] Дочь святого мученика князя Михаила черниговского.

[62] Антонин — Римский император, более известный под именем Марка Аврелия Философа, царствовал со 161 по 180 годы.

[63] Святой Иоанн II Милостивый патриаршествовал с 609 по 620 годы. Память его совершается 12 ноября.

[64] То есть, скопцом.

[65] Первый Вселенский Собор был созван в 325 году в г. Никее по поводу лжеучения пресвитера Ария, нечестиво признававшего Сына Божия творением Бога Отца.

[66] Император Константин Великий царствовал с 324 по 337 годы.

[67] Житие преподобного Геннадия и служба ему написаны иноком Алексием, учеником преподобного и игуменом основанного Геннадием монастыря. Житие сохранилось во многих рукописях. В некоторых из них находится просьба списателя отнести его труд на просмотр к царю Феодору и митрополиту Дионисию, следовательно, житие написано между 1584 н 1587 годами. Служба, акафист и житие вместе с предсмертным поучением не раз издавались в Петербургской и Московской Синодальных типографиях славянским шрифтом (например, М., 1888). Житие, описание чудес поучение и повесть об обретении мощей изданы сполна по рукописям в «Ярославских Епархиальных Ведомостях» за 1873 год и отдельной брошюрой в Ярославле — в том же году.

[68] Преподобный Александр Свирский скончался в 1533 году. Память его празднуется 30 августа.

[69] Преподобный Корнилий Комельский скончался в 1537 году. Память его празднуется 19 мая.

[70] Евангелие от Матфея, гл. 19, ст. 29-30.

[71] Великий князь Василий IV Иоаннович княжил с 1505 по 1533 год.

[72] Первого царя русского. Управлял государством с 1533 по 1584 года (в 1547 году принял титул царский).

[73] Евангелие от Иоанна, гл. 6, ст. 37.

[74] Преподобный Корнилий Комельский написал общежительный устав для своего монастыря, из которого вышел преподобный Геннадий. Этот устав напечатай в «Истории Российской Иерархии» и отдельно — в 1812 году.

[75] Сведения о благоверном великом князе Георгии содержатся в древних летописях. Сверх того, в Степенной Книге и Четьих-Минеях Милютина, находится «Плач и страдания» князя.

[76] Память его празднуется 20 сентября.

[77] Юрьев Польский — уездный город Владимирской губернии. Волок (или Волоколамск) — город Московской губернии.

[78] Битва называется от речки Липицы в Юрьевском уезде Владимирской губернии, близ которой она разыгралась.

[79] Радилов Городок теперь называется село Городец, Балахнинского уезда Нижегородской губернии.

[80] Уездный город Тверской губернии.

[81] Мордва — многочисленное финское племя, обитавшее в нынешних терниях: Нижегородской, Пензенской и части Тамбовской, Саратовской и Казанской.

[82] Великие Болгары — столица Волжской Болгарии, ныне село Успенское Спасского уезда Казанской губернии — на левом берегу Волги в 121 версте от Казани.

[83] Река Сить, правый приток Мололи, протекает в губерниях Ярославской и Тверской.

[84] Епископ Кирилл управлял Ростовской епархией с 1230 по 1262 года

[85] Ярослав Всеволодович был великим князем с 1238 по 1249 годы

[86] Управлял Русской митрополией с 1242 по 1281 годы.

[87] Хозевигами назывались иноки Хозевитской или Хузивской обители.

[88] Остров Кипр находится в северо-восточном углу Средиземного моря, недалеко от Сирийского побережья.

[89] Иорданская долина находится по течению реки Иордана, представляя собой места мало населенные. Она с древних времен была излюбленным местом отшельников. Так, сюда удалился св. пророк Иоанн Предтеча и выступил здесь с проповедью о покаянии. Во времена христианские в этой долине находилось немало всевозможных монастырей.

[90] Лавра Коломанова находилась близ Мертвого моря и Иордана.

[91] Хузивский монастырь находился в пустыне Хузив или Хозева, межу Иерусалимом и Иерихоном, рядом с большой дорогой, через которую обыкновенно проходили паломники из святого града к Иордану, и недалеко от спуска в низменную долину Иорданскую. Монастырь этот был расположен в дикой местности. Церкви и келии монахов, вися над оврагом на высоте 50 сажен, были как бы прилеплены к каменистым утесам. Монастырь Хузива возник в V веке. Имя первого его основателя неизвестно.  В последствии монастырь именовался Лаврой и в VI, VII и VIII веках, кота он особенно славился строгостью жизни своих подвижников, достиг особенного процветания. В XII веке монастырь этот еще существовал, о дальнейшей судьбе его ничего неизвестно. В самое недавнее время эта обитель была восстановлена.

[92] Нашествие персов было в 614 году, под предводительством Хозроя, царя персидского (царствовал с 580 по 628 годы).

[93] 1 Книга Премудрости Соломона, гл. 3, ст. 1.

[94] Псалом 115, ст. 6

[95] Вениамин — «хищный волк» (Быт. 49, 27).

[96] Иуда — «молодой лев, с добычи поднялся» (Быт. 49, 9).

[97] Ермопольская пустыня находилась о Египте к получила свое название от древнеегипетского города Ермополя.

[98] Она почивала во Владимире в княгинином Успенском монастыре с дочерью своей, княжной Евдокией, и первой супругой Александра Невского, княгиней Александрой. Память их почитается местно.

[99] Макаров — ныне местечко Киевской губернии и уезда — в то время принадлежал к владениям гетмана Литовского.

[100] Кирилловский монастырь в Киеве основан князем Черниговским Всеволодом Ольтовичем в XII веке. Разорен Батыем. Возобновлен в ХVII веке и в 1786 году упразднен.

[101] Киево-Могилянская Коллегия, или Киевское Братское училище, впоследствии — Киевская Духовная Академия, открыта в 1615 году, в одно время с Богоявленским Братским монастырем и при этом монастыре. Преобразована митрополитом Петром Могилою (1633-1647) и с того времени надолго стала средоточием духовной и светской науки в России. Из Киевской школы вышло много просвещенных пастырей и ревностных защитников православия.

[102] Иоанникий Голятовский (умер в 1688 году), сначала учитель, потом ректор Киевской школы, много сделавший для ее процветания, был одним из знаменитейших богословов-полемистов и проповедников своего времени. Многочисленные сочинения Иоанникия, направленные против латинян и униатов, свидетельствуют о его ревности к защите православной истины.

[103] Иосиф (Нелюбович-Тукальский), с 1661 года архиепископ Могилевский, затем митрополит Киевский. Был в плену у поляков и скончался в Чигорине в 1675 году.

[104] Лазарь Баранович (умер в 1693 году), архиепископ Черниговский с 1657 года. Бывший воспитанник и ректор Киевской академии (1650-1656), Лазарь славился искусством проповеди слова Божия и содействовал Московскому правительству в подчинении Малороссии. Святой Димитрий называл его «великим столпом церковным».

[105] До конца XVI века в России проповеди редко произносились устно. Большей частью читались переводные поучения святых отцов или жития святых. Со времени же возникновения училищ в юго-западной России стали появляться образцы собственного проповедничества и вместе с тем образовалась особенная должность проповедников, которую отправляли чри соборах, монастырях и братствах духовные лица, получившие высокое образование правления и составления житий святых. После долгих колебаний Димитрий согласился, переехал в Киев и поселился в Лавре. В этом же году он приступил к составлению Четьих-Миней (житий святых) и настойчиво, скрупулезно вел эту работу около 20 лет.

[106] Святителя Димитрия часто посещали царица Параскева Феодоровна и дочери царя Алексея Михайловича и дарили ему рясы. Из этих подношений святитель и приготовил себе архиерейское облачение и завещал похоронить себя в этих одеждах.

[107] Феодор Иоаннович — простой и слабоумный, как определяет его С.М. Соловьев, но очень ласковый, тихий, милостивый и чрезвычайно набожный государь.

Царь Феодор Иоаннович вообще представляет собой необычное и поучительное явление в истории старого рода Калиты. Этот род, всегда с избытком заботившийся (и успешно) о земном, блеснул, погасая, полным отрешением от всего земного в лице царя Феодора Иоанновича.

По свидетельству современников, он всю жизнь «избывал мирской суеты и докуки, помышляя только о небесном». Сохранилось описание царя польским послом Сапегой: «Царь мал ростом, довольно худощав, с тихим, даже подобострастным голосом, с простодушным лицом, ум имеет скудный или, как я слышал от других и заметил сам, не имеет никакого, ибо, сидя на престоле во время посольского приема, он не переставал улыбаться, любуясь то на свой скипетр, то на державу».

Другой современник, шведский дипломат Ерлезунда Петрей, в своем описании Московского государства (1608-1611) также замечает, что царь Феодор от природы был почти лишен рассудка, находил удовольствие только в духовных предметах, часто бегал по церквам трезвонил в колокола и слушать обедню.

Отец горько упрекал его за это, говоря, что он больше похож на пономарского, чем на царского сына. Рос царь в Александровской слободе, среди безобразий и ужасов опричнины. Рано по утрам отец, игумен шутовского слободского монастыря, посылал его на колокольню звонить к заутрене. «Родившись слабосильным от начавшей прихварывать Анастасии Романовны, он рос безматерним сиротой в отвратительной обстановке и вырос малорослым и бледнолицым недоростком, расположенным к водянке, с нервной, старчески медленной походкой от преждевременной слабости в ногах» (так описывает 32-летнего царя видевший его в 1588-89 гг. английский посол Флетчер).

Он вечно улыбался, но грустной безжизненной улыбкой, рассчитанной на жалость и пощаду от капризного гнева властного отца. Это рассчитанное на жалость выражение лица со временем, особенно после страшной смерти старшего брата, в силу привычки превратилось в невольную автоматическую гримасу, с которой Феодор и вступил на престол.

В этих отзывах, несомненно, есть некоторое преувеличение, чувствуется доля карикатуры.

Но даже если отбросить все это наносное, то и в этом случае царь Феодор в глазах русских современников был блаженным (привычный и любимый облик) на престоле, одним из тех нищих духом, которым подобает Царство Небесное, а не земное.

«Благородив бысть от чрева матери своея и ни о чем попечения имея, токмо о душевном спасении» (отзыв близкого ко двору современника князя И. М. Катырева-Ростовского).

«В царе Феодоре мнишество было с царствием соплетено без раздвоения и одно служило украшением другому» (отзыв другого современника).

«В келье или пещере царь Феодор был бы больше на месте, чем на престоле» (Карамзин).

«От рождения окруженный блеском и богатством мира сего, Феодор не увлекался ими, но всегда устремлял свой ум к Богу и сердечную веру сопровождал добрыми делами; любил церковные пения и дневные правила, тело удручал всенощными бдениями, воздержанием и постом, а душу питал поучениями божественных писаний, украшая ее благими нравами» (другой отзыв современника).

Большую часть дня царь проводил в молитве. Вставал обыкновенно в четыре часа утра, ожидал духовника в спальне, уставленной иконами, перед которыми день и ночь горели лампады. Духовник приходил с крестом, за ним несли икону святого, чья память совершалась в тот день. Царь клал земные поклоны, читал вслух молитвы, затем шел с царицей к заутреня. Возвратясь, он принимал близких ему лиц, охотнее всего — лиц духовных, с которыми любил подолгу беседовать. Потом шел к литургии, а после обеда и отдыха — к вечерне. Не ложился спать, не приняв благословения от духовника. Часто посещал московские и окрестные монастыри. Царица Ирина, сестра Годунова, славившаяся благочестием, умом и красотою, имела большое влияние на царя, и он во всех делах советовался с нею.

Под гнетом отца он почти потерял свою волю, сохраняя навсегда заученное выражение покорности. Будучи на престоле, он искал человека, который стал бы хозяином его воли.

Умирая, царь Иоанн Грозный торжественно признал своего «смирением обложеннаго» преемника неспособным к управлению государством и назначил ему в помощь правительственную комиссию, нечто вроде регентства из нескольких наиболее приближенных вельмож.

В первое время среди регентов выделился родной дядя царя по матери Никита Романович Юрьев. Но вскоре его болезнь и смерть расчистила дорогу к власти другому опекуну, шурину царя, — Борису Годунову. Он постепенно оттеснил (при поддержке сестры-царицы) от дел других регентов и сам стал править государством.

Бориса Годунова мало назвать регентом. Он захватил такую власть, «якоже и самому царю во всем послушну ему быть», и «не меньшею частию пред царем от людей почтен бысть». Он правил умно и осторожно, и четырнадцатилетнее царствование Феодора было для государства временем отдыха от погромов и страхов опричнины. «Умилосердился Господь на людей своих и даровал им благополучное время, позволил царю державствовать тихо и безмятежно, и все православное христианство начало утешаться и жить тихо и безмятежно».

Обостренной нравственной чуткостью Феодор («вещий простачок») бессознательным, таинственно-озаренный восприятием, умел понимать вещи, каких не могли понять и большие умники. Ему грустно и тяжело было от партийных раздоров (Борис Годунов и князь Шуйский), ему хотелось видеть Русь единой и монолитной.

Не будучи выдающимся государственным деятелем, Феодор чувствовал в себе способность разбираться в подданных со стороны духовной.

Вот каким предстает он в разговоре с Борисом Годуновым в редакции А. Пушкина:

«Ни, им!
Ты этого, Борис, не разумеешь!
Ты ведай там, как знаешь государством,
Ты в том горазд, а здесь я больше смыслю,
Здесь надо ведать сердце человека».

И в другом месте:

«Какой я царь? Меня во всех делах
И с толку сбить, и обмануть не трудно.
В одном лишь только я не обманусь:
Когда меж тем, что бело иль черно
Избрать я должен — я не обманусь».

[108] Кем он был на самом деле трудно сказать, но в Москве он был объявлен беглым монахом Чудова монастыря Григорием Отрепьевым, Для большего успеха своего предприятия самозванец принял латинскую веру, которую обещал ввести и во всей России.

[109] Святой мученик Уар был замучен за Христа в 307 году. Мощи его взяла святая Клеопатра и погребла их в своем имении, а когда гонения кончились, воздвигла над ними церковь и непрестанно молилась перед ними, поручая ему своего единственного сына Иоанна. Желая как можно лучше устроить его жизнь, мать предназначила его для воинской службы. Но когда это время настало, Иоанн скоропостижно скончался. Мать была безутешна. Она думала, что молитвы ее не были услышаны. Но ночью ей явились во сне в несказанном свете святые Уар и Иоанн, и святой мученик Уар сказал ей, что сыну ее лучше было умереть чистым и быть в воинстве Небесного Царя, чем царя земного, где он был бы окружен соблазном. Впоследствии Клеопатра и Иоанн были также причислены к лику святых.

[110] Аравия — каменистый полуостров на юго-западе Азии. Оасим предъявлял собой один из оазисов аравийской пустыни.

[111] Пс. 118, 1.

[112] Кончина святых относится к 363 году.

[113] В стране Заиорданской, в восточной половине Палестины.

[114] Город Фесвит или Фесва находился в восточной частя Галаадской страны, простиравшейся от горы Ермона до реки Арнона, на восток от Иордана, близ Галаадских гор.

[115] Ваал считался у ханансйских народов главным богом. Под именем Ваала они обоготворяли солнце, как источник плодотворной силы в природе.

[116] 3 Цар., гл. 17-19 и 4 Цар., гл. 1-2.

[117] Этот город был третьей столицей царства Израильского. Первой столицей был Сихем, в колене Ефремовом, второй — Ферс, в колене Манассиином, третьей — Самарня, опять в Ефремовом колене.

[118] Слова «Жив Господь Бог твой, жива душа твоя» — равносильны нашей клятве «клянусь Богом». Древние евреи, желая заверить в истинности своих слов, употребляли обыкновенно именно эти слова в качестве самой сильной клятвы.

[119] Зная человеколюбие Господа, Илия, по великой своей ревности о Нем, осмелился просить Бога повелеть ему, Илии, наказать законопреступников. И получил просимое.

[120] Как и прежде, вследствие грехопадения одного Давида страдало все царство. Побуждаемый гордостью, Давид хотел сосчитать свой народ. За такой грех Господь послал на его царство моровую язву, от которой в три дня умерло 70000 человек

[121] В Сирии, близ Дамаска.

[122] Вороны в сравнении с другими птицами обладают особенным свойством. Они очень прожорливы и не имеют никакого чувства жалости даже к своим птенцам. Лишь только ворон выведет птенцов, он покидает их в гнезде, улетая в другое место и обрекая птенцов на смерть от голода. Но природа так устроена, что в рот птенцов залетают мухи, которыми они и питаются. И всякий раз, когда вороны приносили ему пищу — утром хлеб, вечером мясо — совесть Илии, этот внутренний голос Божий в человеке, должна была взывать к его сердцу, к его милосердию по отношению к наказанным им людям.

[123] Город Сарепта находился на запада Финикии, на берегу Средиземного моря, близ Сидона.

[124] Гора Кармил находится на северо-запада Самарин, близ Средиземного моря. Илия избрал эту гору для собрания потому, что она была главным местом служения Ваалу в Израильском царстве.

[125] Наравне с Ваалом почиталась Астарта или Ашера. Она была богиней неба (Иер. 7, 18), луны и богиней счастья, любви, плодородия, войны и охоты. Изображалась с женской головой, украшенной лунным серпом или двумя рогами. Служение Ваалу совершалось на высотах, а Астарте — в долинах, в зеленых дубравах (рощах). Дубравами в честь Астарты всегда были окружены капища Ваала, построенные на холмах и горах, и в них, у подножия холмов, ставились жертвенники Астарты. Жрецы Астарты имели название «дубравные». Ваал, кроме своего значения, как бога солнца, в Разных местах назывался различными именами. Так, у филистимлян он назывался Ваал-Зевул, бог мух, потому что филистимляне, жившие на низком берегу моря и страдавшие от множества мух и других насекомых, молились ему об избавлении от них. Он считался также целителем недугов и прорицателем. Ваал-Вериф — бог клятв, договоров, союзов. Ваал-Фегор — бог войны. Израильтяне легко увлекались служением идолам, потому что служение истинному Богу требует добродетелей, молитвы, сокрушения о грехах, постов, а служение идолам сопровождалось плясками, пиршествами, пьянством и другими чувственными наслаждениями.

[126] У евреев был обычай спать в самую жаркую пору дня, с 10 или 11 часов дня до 3 по полудни.

[127] Ниспадение огня с неба означало, что Бог милостиво принимает приносимую Ему жертву.

[128] Евреи во время молитвы падали лицом ниц на землю. Этим они выражали сознание своего падения перед Богом и ничтожества своего перед величием Божиим, а также свое сокрушение о грехах.

[129] Поток Киссон протекал близ горы Кармила, на север от нее. Впадал в Средиземное море, которое называлось «Великим».

[130] По закону Моисееву должно было подвергать смертной казни явственных идолопоклонников, а особенно тех, кто увлекал других к идолопоклонничеству (Второзак., гл. 13).

[131] Город Вирсавия находился на юге Иудеи.

[132] Гора Хорив находятся в юго-западной части Аравийского полуострова, на север от Чермного (Красного) моря, близ горы Синая, несколько на северо-запад от нее.

[133] Из этого видно, что через помазание царей и пророков сообщается им Дух Светой, Который недосягаемо возвышает их перед прочими людьми и делает их представителями и орудиями власти Божией над людьми.

[134] Закон Моисеев категорически запрещал продавать наследственные владения (Числ. 36, 7).

[135] Имение казненных за преступления против царя поступало в пользу Царя.

[136] Для выражения скорби в древности раздирали на себе одежды, то есть, надрывали их спереди, на груди, посылали голову пеплом или землей, надевали на себя вретище, то есть, жесткую, из войлочной материя, без рукавов, одежду, которая походила на мешок, постились, не жалели своего тела, не чистили и не меняли одежд, снимали с себя всякие украшения, даже башмаки и сандалии (дощечки, прикрепляемые к подошвам ремнями), и ходили босые, стригли волосы на голове и бороду. В глубокой горести садились или ложились на землю в пыль и пепел, закутывали лицо, низ носа, в знак того, что не хотят говорить, и даже закрывали все лицо и голову.

[137] Во время воины с царем Сирийским Венададом.

[138] 4 Цар., гл. 9.

[139] 14 июня.

[140] Сынами пророческими у израильтян назывались ученики пророков. Они составляли из себя школы или общества, воспитывавшиеся под непосредственным руководством пророков. Ученики пророческие занимались молитвой, назидательными беседами, благочестивыми песнопениями и музыкой, и возвышались иногда до божественного вдохновения. «Пророчествовать», по Священному Писанию, не всегда означает «предсказывать будущее». Это слово иногда означает «вести под влиянием Духа Божия вдохновенные речи, говорить назидательные проповеди, толковать слово Божие, слагать молитвы и песнопения Богу, произносить и петь их под звуки музыки» (1 Кор. 14, 3-6). Все это и было целью и задачей пророческих школ. Такие школы были в Раме, Вефиле, Иерихоне, Галгале и в других городах.

[141] Пророк Елиссей видел, что даже пророк Илия, обладавший великим нравственным духом и пророческим даром, не мог обратить к истинному Богу закоснелых нечестивцев царства Израилева. Потому, ревнуя о славе Божией и сознавая свою немощь, он и просил себе вдвойне пророческого и чудодейственного духа, который был у Илии.

[142] Апок.11, 3-12.

[143] До принятия христианства он носил языческое имя Нежило.

[144] Город Вильна был основан в XII, а по другим известиям — даже в Х веке. Но исторически известным он становится только в начале XIV века (ок. 1323 г.), как столица великого князя Литовского и Русского Гедимина. В настоящее время — столица Литвы.

[145] Поклонение огню, вообще распространенное в древности, имело место и в языческой Литве. Оно состояло, собственно, в поклонении богу огня, грома и молнии — Перуну, в честь которого в Вильне был выстроен» 1285 году довольно обширный храм.

[146] Ольгерд, князь литовский, правил с 1341 по 1377 годы. Незадолго До вступления на княжение Ольгерд принял христианство, но сделал это из житейских расчетов, желая завладеть княжеством Витебским, принадлежавшим русской княжне Марии Ярославне, на которой Ольгерд и женился с этой целью. Когда умерла его супруга-христианка (это произошло 1346 году), Ольгерд оставил христианство и снова стал язычником.

[147] Это произошло 14 января.

[148] Случилось это 24 апреля.

[149] Впоследствии священномученик-исповедник митрополит Казанский

[150] Город Туров, ныне местечко Минской губернии Мозырского уезда, находился на реке Припяти, на половике расстояния между нынешними городами Мозырем и Пинском. По свидетельству летописи, он был основан варягом Туром, который в правление Ольги или Святослава пришел из-за моря вместе с другим варягом Рогволдом, основавшим княжество Полоцкое.

[151] Борисо-Глебский монастырь находился близ Турова. Этот монастырь упоминается в житии блаженного Мартина (28 июня).

[152] Здесь имеется в виду князь Ярослав Георгиевич или Ярославич, живший в Турове с 1146 года.

[153] Год вступления блаженного Кирилла на кафедру неизвестен. Он был пятым епископом на этой кафедре.

[154] Под именем Феодорца здесь разумеется любимец князя Андрея Боголюбского Феодор, сначала суздальский игумен, а затем епископ Ростовский, совершивший разные злодейства и около 1169 года казненный. В Новгородской летописи он назван «белым клобучком» за самовольное ношение белого клобука вместо черного.

[155] Святитель Кирилл присутствовал на Соборе 1169 года, на котором Феодорец был судим и осужден, как еретик и злодей, и вместе с другими епископами участвовал в его осуждении.

[156] Константин-Ярослав Святославич, был младший сын Святослава Ярославича, сначала князя черниговского, а затем — великого князя киевского (1073-1077), внук Ярослава Великого и правнук Владимира святого. Приговором князей на Любечском княжеском съезде в 1097 году Муром был утвержден за Константином-Ярославом. Он, после святого Глеба, был первым князем муромским и родоначальником последующего дама князей муромских и рязанских. Святой Константин княжил в Муроме с 1096 года да своей кончины, последовавшей в 1129 году. Указание в Прологе за 1192 год, как на год прибытия святого князя в Муром, следует считать ошибочным.

[157] Муром — центр северной ростово-суздальской области, ныне уездный город владимирской губернии — в древнее время принадлежал финским племенам, в частности, муромским, меря и мордва. Несмотря на то, что город был населен инородцами-язычниками, в нем уже был существующий до настоящего времени Спасский монастырь. В Лаврентьевской летописи о нем упоминается под 1096 годам. Есть основание думать, что он был основан трудами черниговских епископов, так как Муром принадлежал к уделу черниговских князей.

[158] Поприще — мера расстояния в 690 сажен. Думают, что, встретив сопротивление муромцев, святой Глеб поселился на реке Ишне, в 12 верстах от Мурома.

[159] Кончина святого князя Глеба последовала в 1015 году. Память его празднуется 5 сентября.

[160] В частности, им же построена церковь во имя святых благоверных Бориса и Глеба.

[161] Возобновление Благовещенского храма Юрием Ярославичем относится 1351 году. 

[162] То есть, радостно торжествует.

[163] То есть, исповедующее православную веру во Христа и подвизающееся в христианском благочестии.

[164] Иллирия — обширная область в северо-западной части Балканского полуострова, расположена была на берегу Адриатического моря. В настоящее время на месте древней Иллирни расположены Босния и Герцеговина, Сербия и др.

[165] То есть, одаренную высшим совершенством.

[166] То есть, увенчались.

[167] Равенна — ныне Итальянская провинция у Адриатического моря.

[168] Город Катана находится на острове Сицилия, недалеко (от горы Этны, которая и доныне извергает огненную лаву)

[169] Лев III Исаврянин (717-741). Его сын Константин царствовал с 741 до 775 года.

[170] Сиракузы — одна из первых греческих колоний на восточном берегу острова Сицилии, основана, по преданию, коринфянами около 735 года до Рождества Христова. Ныне — итальянская провинция.

[171] Между прочим, благодаря силе убеждения святого Максима Исповедника, после его публичного прения о вере с монофелитом Пирром, патриархом Константинопольским, последний отрекся от ереси, прибыл с преподобным Максимом в Рим и здесь в 645 году, в присутствии клира и папы Феодора, ревностного блюстителя Православия, передал пале акт отречения от ереси, после чего Феодор торжественно присоединил Пирра к Церкви. Таким образом, несправедливо утверждают раскольники, что Максим Исповедник, будто бы, восхитил себе святительское право в совершил чиноприятие патриарха Пирра, впавшего в ересь и затем покаявшимся.

[172] Чтобы он не мог ни словом, ни пером провозглашать христианские истины.

[173] Тотьма — уездный город Вологодской губернии, в 205 верстах к северо-востоку от Вологды, по почтовому тракту в Устюг. Расположен на левом берегу реки Сухоны.

[174] Иосиф управлял Устюжской епархией с 1700 по 1718 годы. Скончался в 1720 году.

[175] А перенесение мощей преподобного Феодосия было совершено в 1091 году.

[176] У иноков Печерского монастыря был обычаи удаляться в пещеры для уединенной молитвы. Для этого вырывали в стенах пещер углубление, вторые можно видеть и в наше время.

[177] Пс. 50, 19.

[178] Мф. 5, 4.

[179] Его завещание напечатано полностью в «Богословском Вестнике» (1897, февраль) и отдельно: Сергиев Посад, 1897. «Слово к пастырям» напечатано в «Церковных Ведомостях» за 1903 года, № 48.

[180] В трех верстах от Новгорода, на берегу реки Вережи.

[181] Память празднуется 2 октября.

[182] Изяслав Ярославич — великий князь Киевский (1024-1078).

[183] Глеб Святославич — князь Новгородский, старший сын великого князя Киевского Святослава, был убит финнами в 1078 году.

[184] Святополк II (Михаил) Изяславович,  сын великого князя Киевского Изяслава, с 1078 года — князь Новгородский, с 1093 по 1114 годы — князь Киевский.

[185] Переяславль Залесский, уездный город Владимирской губернии, находился сперва на озере Клещино, близ верховьев притока реки Клязьмы (пермские пределы), а потом, около 1152 года, суздальским князем Юрием Долгоруким был перенесен на новое место, на пять верст южнее. Назван Залесским потому, что находился в дремучих лесах, отделявших сто от других городов.

[186] Исаия 1, 16.

[187] Столп, который устроил преподобный для своих подвигов, находился не поверх, а ниже поверхности земли. Это была столпообразная круглая яма или просто пещера, так что столпничество святого Никиты было, в сущности, затворничеством.

[188] Сын Всеволода, князя Черниговского. Исцеление историки относят к 1186 году. Дав богатый дар монастырю, князь возвратился в свой город в полном здравии.

[189] Преподобный Никита скончался 24 мая 1186 года.

[190] Параекклесиарх — пономарь, зажигающий в монастырях лампады перед иконами.

[191] Петропавловский Ярославский монастырь стоял на берегу Волги на том месте, где ныне находится Петропавловская церковь.

[192] Описание двух чудес и похвала блаженному Николаю находится в Рукописных сборниках Уварова (Царского) №№ 135 и 185 (см. «Русские святые» архиеп. Филарета Черниговского). В Прологе, также, как и в Четьи-Минеях, сказано лишь: «В той же день (27 июля) святого блаженного Николая, прозванного Кочанова, Христа ради юродивого, иже в великом Новгороде, но жития его нет. В минее июльской 1646 года, согласно архиепископу Филарету, помещена служба праведному Николаю, но служба эта — та самая, которая сочинена праведному Андрею. В нашей Минее ему службы нет.

[193] Равно, как и по смерти. В часовне, построенной на месте ее погребения, на древней деревянной раке (в 1852 году устроена позлащенная) была следующая старинная надпись: «Преставилась праведная Иулиания в лето 6892 (1384), при великом князе Московском Димитрии Иоанновиче Донском, при митрополите Московском Киприане, при архиепископе Новгородском Алексии и погребена на сем месте, где и ныне под спудом. Память праведной Иулиании совершается 21 декабря (день смерти).

[194] Жизнь и чудеса блаж. Николая Кочанова, Христа ради юродивого, Новгородского чудотворца. М., 1891, стр. 10-11.

[195] Распри между двумя сторонами Новгорода, Софийской и Торговой не редко кончались братоубийственным кровопролитием на Великом мосту. соединяющем обе стороны. Сюда обыкновенно спешили новгородские владыки, чтобы предупредить или прекратить битву.

[196] Примечательно, что хотя блаженный Николай умер спустя 9 лет после кончины своей матери, когда место погребения се еще не могло быть забыто, однако не пожелал упокоиться рядом с ней, возле самого Яковлевского собора, а завещал похоронить себя на краю кладбища, притом, на дороге, чтобы как можно более ног людских попирало его прах.

[197] Вообще, нужно заметить, что блаженный Николай нигде не изображается так, как обыкновенно пишутся Христа ради юродивые, то есть, нагим, едва прикрытым пеленами. Он изображается подобно святому Феодору, боярину Черниговскому, чудотворцу, или Алексию, человеку Божию.

[198] Прославленного в 1805 году. Память его отмечается 27 ноября.

[199] Христорождественский монастырь на Прилуке, на левом берегу Волги неизвестно кем и когда основан. Давно упразднен. На его месте ныне село Прилуки Ярославской губернии Мышкинского уезда, в 52 верстах от уездного города.

[200] Успенский монастырь был основан в XIV веке преподобным Аврамием Чухломским (память его 20 июля). Упразднен в 1764 году. На его месте теперь погост Заозерский-Аврамиев или Новый монастырь Костромской губернии Галичского уезда, в 7 верстах (водным путем) к северо-западу от Галина, на северном берегу Галичского озера.

[201] Монастырь этот основан в 1164 году великим князем Георгием Всеволодовичем. Феодоровским называется от чудотворной Феодоровской иконы Божией Матери. В 1263 году здесь скончался святой благоверный князь Александр Невский (в иночестве Алексий; память его 23 ноября и 30 августа). Монастырь существует и доныне при с. Городце Балахнинского уезда Нижегородской губернии, на левом берегу Волги, в 18 верстах к северо-западу от г. Балахны.

[202] Святой митрополит Фотий управлял Русской Церковью с 1408 по 1431 годы. Память его отмечается 2 июля. Следовательно, монастырь Павла Обнорского возник не ранее 1408 года.

[203] Игумен Иларион управлял Павло-Обнорской обителью в начале XVI века.

[204] Население Рима с древнейших времен делилось на несколько частей, которые назывались трибами. Начальникам или старейшинам триб и усвоено было название трибунов. Со временем это название стало прилагаться ко многим государственным должностным лицам, преимущественно — к воинским начальникам, вроде наших полковников. В данном случае имеется в виду один из таких начальников.

[205] Дело в том, что святитель Петр при жизни никогда во время богослужения в положенное время не садился на Горнем месте и даже не восходил на его ступени, а только у его подножия. Это смущало некоторых иноков и мирян, они просили его исполнять положенное по чину, по тому однажды после Божественной литургии митрополит объяснил свое поведение таким образом:

— Знаете ли вы, почему я не сажусь на моем Горнем месте и не восхожу на ступени его? Потому, что, когда приближаюсь к престолу, вижу на нем небесный свет и как бы некоторую Божественную Силу, на век пребывающую. Ужас обнимает меня, и я не дерзаю сидеть там, считая себя недостойным этого, но сажусь при подножии, и то со страхом. Говорю вам для того, чтобы вы более не принуждали меня.

[206] Выдвижение кандидата в митрополиты Тверским князем объясняется тем, что это было время ожесточенной борьбы за первенство между тверским и московским князьями. Решался вопрос, какому из этих городов стать кристаллизатором будущей великой Руси.

[207] Киев в это время лежал в развалинах и митрополит Петр, подобно своему предшественнику, избрал для кафедры город Владимир.

[208] После захвата монголами в 1238 году Москва долгое время оставалась без удельного князя. Александр Невский (1252-1263) посадил в ней своего младшего сына, князя Даниила, потомки которого и остались в ней постоянно.

[209] Калита — кожаный мешок для денег.

[210] Память его совершается 15 апреля. Он был и великим князем, и прозванным Великим.

[211] Изданной самим монастырем в 1864 году.

[212] «Летопись церковных событий», СПб., 1880.

[213] То есть, Белого.

[214] Пинега — река Вологодской и Архангельской губерний, правый пряток Северной Двины. Начало берет в Сольвычегодском уезде, где и расположена волость Малая Пинежа.

[215] Слово «голбчик» (голбец, голубец) обозначает деревянный памятник на кладбище. Он строился чаще всего в виде домика — деревянного сруба с кровлей на два ската и с крестом на ее середине, реже — в виде деревянного столбика с крышей или навесом. Над могилой преподобного Сергия был поставлен голбчик второго вида.

[216] Преподобный Савва был сначала иноком святой Афонской горы и подвизался в обители святого великомученика Пантелеймона, называемой Русы, а потом Константинопольским патриархом Мануилом был поставлен в архиепископы Сербии. Прославился святостью жизни и причислен Церковью к лику святых.

[217] Супруга его, благочестивая Анна, последовала примеру мужа, приняла монашество и поселилась в одном из женских монастырей.

[218] Каппадокия — восточная область Малой Азии. Кесария — главный город Каппадокии.

[219] Сурож или Сугдея — древний греческий город на южном берегу Крыма, ныне город Судак.

[220] Византийский император Лев царствовал с 717 по 741 годы. Против иконопочитания он особенно резко выступил в 726 году, что даже вызвало народное восстание.

[221] При этом патриарх Герман отказался подписывать любые распоряжения против иконопочитания, говоря, что не может вводить что-нибудь новое в делах веры без Вселенского Собора.

[222] Год смерти святого Стефана неизвестен. Считается, что он скончался около середины VII века. В некоторых источниках указывается 742 год.

[223] Память празднуется 8 июля.

[224] Епископ Арсений I, как считается, занимал Ростовскую кафедру с 1374 по 1380 годы.

[225] Митяй, любимый священник и духовник великого князя Димитрия Иоанновича, а затем архимандрит Московского Спасского монастыря, Управлял, без посвящения. Всероссийской митрополией после смерти святителя Алексия. Умер в 1379 году на пути в Константинополь, куда он отправился за посвящением в митрополиты.

[226] Пермяне или зыряне — народ финского или уральского класса турайского семейства. По большей части, они среднего роста, крепко и правильно сложены, черноволосые с серыми и темно-карими глазами. Смелость, остроумие, терпение, хитрость, любознательность и изобретательность — их неотъемлемые качества. Последняя проявилась, между прочим, в многочисленных способах ловли птиц, зверей и рыб.

[227] Впоследствии упразднен.

[228] Приблизительно в 65 году по Рождестве Христовом.

[229] «Плоть и Дух», «Проповеди краткие», «Наставление монашествующим», «Наставление христианское», «Наставление обратившимся от суетного мира»...

[230] Аляскинское и Бруклинское.

[231] Например, закрыть Высшее Церковное Управление за границей, перевести Русскую Церковь на григорианский стиль летоисчисления, допустить к управлению церковными делами отдельных «живцов» и т.д.

[232] Отец его был ближним боярином при великом князе Василии Ивановиче и заседал в боярской Думе, да и сам Филипп (Феодор) молодость провел при Дворе.

[233] Управление Церковью в условиях, которые к этому времени сложились, не сулило ничего хорошего. Если бы митрополит оказался противником Иоанна в его преобразовательской политике, его не защитили бы ни его авторитет, ни высокий священный сан.

[234] «А не отменит (царь), ему — Филиппу — митрополитом быть невозможно; а если его и поставят в митрополита, он затем оставит митрополию».

[235] Соловьев приводит текст «обязательства», которое святитель вынужден был дать государю: «В опричнину ему и в Паркий домовый обиход не вступаться, а после наставления, за опричнину и царский домовый обиход митрополии не оставлять».

[236] Царь был раздражен этой речью. В ответ на эту защиту и обличение Иоанн с гневом потребовал от митрополита, чтобы он молчал и даже пригрозил: «Филипп, не прекословь державе нашей, да не постигнет тебя мой гнев».

[237] Диалог, произошедший между ними настолько замечателен, что его нельзя не привести полностью.

В ответ на замечание придворных, что царь православный стоит смиренно и ждет благословения, Филипп сказал:

— В сем виде (царь был в общей маскарадной опричнинской форме), в сем одеянии странном не узнаю царя православного! Не узнаю его и в де делах государственных. Кому поревновал ты, приняв сей образ и изменив свое благолепие? Государь, убойся суда Божия: на других ты закон налагаешь, а сам нарушаешь его. У татар и язычников есть правда: на одной Руси нет ее. Во всем мире можно встречать милосердие, а на Руси нет сострадания даже к невинным и к правым. Мы здесь приносим бескровную жертву за спасение мира, а за алтарем без вины проливается кровь христианская. Ты сам просишь у Бога прощения в грехах своих, прощай же и других, погрешающих пред тобою.

— Филипп, — воскликнул царь, — ужели ты думаешь изменить нашу волю? Лучше бы тебе быть единомысленным с нами.

— Тогда суетна была бы моя вера, — возразил митрополит. — Я не о тех скорблю, которые невинно предаются смерти, как мученики; я о тебе скорблю, пекусь о твоем же спасении.

[238] Головной убор опричников татарского стиля.

[239] Иоанн Постник, патриарх Константинопольский, с 582 по 595 годы. Он отличался строго-подвижнической жизнью и известен как автор (составитель) некоторых сочинений, касавшихся, главным образом, христианской нравственности.

[240] Маврикий, император византийский, царствовал с 582 по 602 годы.

[241] Сакелларий — соборный хранитель утвари, ризничий.

[242] Скончался в 606 году.

[243] Император Фока царствовал с 602 по 610 годы.

[244] Галатия — малоазийская область.

[245] Монофелитская ересь была осуждена на VI Вселенском Соборе, состоявшемся в 680 году в Константинополе.

[246] Вифиния — северо-западная область Малой Азии, лежавшая по берегам Черного моря, Босфора и Константинопольского пролива.

[247] Лев IV Мудрый, сын Василия Македонянина, Византийский император, царствовал с 886 по 911 годы.